Курс валют USD 0 EUR 0

ЖИЗНЬ СТОИТ ТОГО, ЧТОБЫ ЗА НЕЕ БОРОТЬСЯ

Комментариев: 0
Просмотров: 117

Эдие Джапарова

 

Лидия ДЖЕРБИНОВА, специально для «ГК»

Жизнь по ниточкам сплетает

Каждому свою судьбу…

Одних счастьем осыпает,

А другим сулит борьбу.

Геннадий Эсса

Рассказов много можно слышать, но не все так запоминаются, как рассказы самых близких людей о выживании в труднейших условиях, выпавших на их долю в военные и послевоенные годы. Воспоминаниями о своих родителях сегодня делится кандидат филологических наук, доцент кафедры английской филологии Крымского инженерно-педагогического университета Эдие Керимовна Джапарова. Ее мама — Ава Абибулла кызы — родилась в 1920 году в селе Коп-Отуз (исчезнувшее село в Кировском районе, у Сиваша). Детского счастья в полном объеме ей и ее сестре Сабе не удалось вкусить. Однажды, в начале тридцатых годов 20 столетия, к ним в дом пришли люди, чтобы привести в исполнение приказ о раскулачивании. Раскулачивание – это политическая репрессия, применявшаяся в административном порядке местными органами исполнительной власти по политическим и социальным признакам на основании постановления ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года. Раскулачиванию подвергались мало-мальски зажиточные люди. И отправлялись они как можно дальше от своих насиженных мест.

Абибулла, глава семейства, от отчаяния с силой оттолкнул одного из исполнителей, на что тот резко отреагировал, и мужчина через несколько минут умер от сердечного приступа. Жену с детьми отправили в суровые леса Урала. Трудно себе представить состояние Ресимхан с двумя маленькими девочками (Ава, 1920 г.р., и Сабе, 1917 г.р.). Родственников мучил вопрос: как ей можно помочь? Помощь, как казалось, никто оказать не мог, но нашли выход. Мамин дядя Вели-даи смог приехать и увезти маленькую Аву в Крым. Соседи, которым достался дом раскулаченных, вернули его родственникам, где теперь жила маленькая Ава. Найденное в дымоходе печи золото помогло выжить. С возвращением в 1989 году в Крым, Ава подарила оставшуюся одну сережку младшей дочери Эдие. Умерла Ава-ханум на Родине летом 2011 года.

В Кемерово же Ресимхан-ханум с дочерью Сабе пришлось совсем нелегко. Голод, холод и трудности унесли жизнь Ресимхан. Сабе осталась одна. И пошла она, слезами и горем гонима, повторяя: «Аллагъым, ярдым эт! Аман-эсен эвимизге, тувгъан Къырымыма барып чикъайым». Так за много дней и ночей добралась она до родного дома, где со временем пришла в себя, и стала заметна ее красота. Приглянулась она Куртсеиту. Засватали, выдали замуж, и пошла другая жизнь с рождением детей и ожиданием светлого будущего.

А младшая Ава училась в интернате. Закончила педучилище в Ялте. К началу войны уже работала в школе села Кок-Коз. Она была очень любознательной и смелой девушкой. Ее, как это было модно среди молодежи тех лет, очень привлекало небо, и мечтала она стать летчицей. Известно, что в 1920—1939 гг. Коктебель, благодаря постоянным восходящим потокам на плато Узун-Сырт, стал центром планеризма. В сентябре-октябре 1929 года летчик и художник, внук И. Айвазовского Константин Константинович Арцеулов поднял в воздух планер конструкции Сергея Королева и Сергея Люшина. Это событие было у всех на устах. И Ава долго лелеяла свою мечту. Ее гордость за своего соотечественника Амет-Хана Султана, совершившего подвиг 1 мая 1942 года, протаранив вражеский бомбардировщик «Юнкерс 88», еще больше вселяла в нее уверенность. Победоносные новости просачивались и в Крым, на занятую врагом территорию. Она мечтала, что когда-нибудь после войны тоже сядет за штурвал самолета и взлетит высоко-высоко в небо над родным Крымом, тем более что они с легендарным летчиком родились в один год. Ей казалось это знаковым. Но судьба распорядилась на свое усмотрение, не зависящее от ее желания.

Начались черные дни вражеской оккупации. Симферополь уже 2 ноября 1941 года был под сапогом врага. В этот же день на улицах столицы Крымской автономии и в других городах появилось «Объявление населению», в котором евреям и крымчакам было приказано носить белую повязку на рукавах с изображением шестиконечной звезды и пройти регистрацию. Затем явиться с необходимыми вещами и питанием на четыре дня на сборный пункт. В Феодосии евреев собирали на Сенной площади, которая издавна служила местом торговли. Под предлогом переселения евреев и крымчаков из Феодосии, гитлеровцы 4 декабря 1941 расстреляли за городом в противотанковом рву 917 евреев, а 12 декабря — 230 крымчаков.

С началом войны Ава, переехав из Кок-Коза в Феодосию, жила с родственниками в доме с общим двором. Здесь жила и еврейская семья. Когда фашисты пришли за ними, Ава и ее родственники успели спрятать девочек — Ольгу и ее сестренку. Но родителей этих девочек и брата спасти не удалось – их расстреляли. Девочек переправили ночью в Ак-Монай, к двоюродной тете Алиме. Поселили их в подвале, куда спускали еду, воду и пустое ведро для нужды. Никто из соседей ни в Ак-Монае, ни в Феодосии не выдал, хотя почти все знали. Как известно, Керченско-Феодосийская десантная операция, начавшаяся в конце декабря 1941 года, способствовала тому, что Феодосия временно была освобождена от врага. В этот период девочек увезли на пароме, чтобы они затерялись на Большой земле, но по прибытии в порт Кавказ старшая Ольга свою сестренку не нашла и отправилась в Челябинск одна, откуда после войны вернулась в Крым. В 1976 году Ава-ханум с дочерью Куртшерфе приезжали в гости к Ольге Бахши (фамилия по мужу). Слезам радости не было конца. А воспоминания лились рекой.

Керим Решидов. Ялта. !937 г.

Ава Абибуллаева. Ялта. 1941 г.

Всю войну Ава ходила в платочке. Одевалась как старушка, чтобы не привлекать внимания вражеских солдат. В 1943 году решила выйти замуж за Керима Решидова, при первом знакомстве с которым появилась любовь. Кольцо было тому подтверждением. Керим любил нацио нальную борьбу куреш. На фронт он призван не был из-за очень плохого зрения. После войны оказался в Табашаре Ленинабадской области Таджикистана. Там были и его родители. Здесь начинался советский атомный век и добывался уран. Кериму Решидову было предписано работать на местном урановом заводе, куда позже приехала Ава, сбежав из Костромы. В Костроме она оказалась в результате депортации. В тот черный для крымскотатарского народа день она находилась в Феодосии у родственников. Мужа с ними не было. Под утро в дом вошли военные с автоматами и приказали: «Соберите вещи для эвакуации!». Вместе с родственниками беременная Ава с маленьким чемоданчиком с документами покинула дом своего детства и оказалась в далекой и чуждой Костроме. Там родился сын Айдер. Ава стала работать в начальных классах Макарьевской школы. В 1946 году, взяв трудовой отпуск, получила пропуск и с сыном приехала в Табашар. С подругой Эмине пришли в комендатуру, чтобы встать на учет спецпереселенцев для прохождения ежемесячного контроля. Сидевший в приемной знакомый Джеппар-акай посоветовал: «Скажи, что приехала к родственникам, то есть к нам, иначе накажут». Выйдя из кабинета коменданта, Ава поблагодарила Джеппара-акая, сказав, что он стал ей настоящим братом. А Эмине так и не вышла из кабинета коменданта НКВД. Больше никогда не встречались. Видно, обвинили ее в побеге и наказали. Вскоре, не выдержав смены климата и условий жизни, умер маленький сын Авы — Айдер. А в это время в Макарьевке комендант допрашивал сестру Авы — Сабе и других родственников, выясняя, куда она исчезла. Муж Сабе — Куртсеит в апреле 1944 года был призван в трудармию. Сабе нашла его на тульских шахтах. С детьми смогла перебраться к нему, и только в 1962 году вместе с мужем и пятью детьми переехали в Табашар.

Ава работать на заводе не могла из-за осложнения мокрого плеврита. Как-то по пути встретился директор Кок-Козской школы, работавший в столовой, и пригласил ее работать судомойкой. Она была ему очень благодарна и помогала проводить калькуляцию. Теперь она ежедневно получала буханку хлеба на семью.

Со временем смогли с семьей переехать в поселок Кансай в Согдийской области Таджикистана, позже — в Гафуров. Здесь Ава-ханум уже работала в школе. Директор Алексей Иванович Григорьев принял ее в группу продленного дня. Позже отправил  на курсы повышения квалификации в Душанбе. Она стала совмещать работу в группе продленного дня с работой учителя младших классов. Со временем ее дети и племянники учились в той же школе.

Послевоенная жизнь потихоньку налаживалась, и люди уже могли спокойно менять место работы. Муж Авы — Керим-ага уволился с завода и стал работать чебуречником, умер в Табашаре в 1981 году. Его отец Решид-деде был мясником. Умер внезапно. А маме Керима — Айше-бита Всевышний выделил долгую жизнь. Она умерла в Гафурове в возрасте 103 лет.

Дети Авы-ханум (слева направо): Алим, Куртшерфе, Эдие и Куртасан

 

Как же сложилась жизнь у детей учительницы младших классов Авы Абибуллаевой? Ава-ханум, будучи до мозга костей учителем, постоянно направляла своих детей и племянников в русло учебы и неустанно всем говорила: «Окъу! Адам олурсынъ» («Учись! Человеком станешь»). Старшая ее дочь Куртшерфе стала работать пионервожатой в родной школе. После учебы в Ленинабадском пединституте, преподавала математику. По возвращении в Крым, работала в школе завучем по воспитательной работе в с. Укромное. Сейчас на пенсии. У сыновей Авы-ханум — Куртасана и Алима — техническое образование. Покойный Куртасан работал инженером по сбыту на автобазе в Ленинабаде. Алим —  водителем. А младшая Эдие себя тоже не мыслила в другой отрасли, кроме как учителем. Когда жили в Ленинабаде, она поступила в Ленинабадский государственный пединститут, на факультет иностранных языков. Английский язык после учебы в вузе она преподавала в средней школе Наусского района. В 1981 году вышла замуж в Чкаловск. Живя с мужем Шевхием Джапаровым, они поставили цель: при первой же возможности осуществить желание родителей жить в Крыму, и вернулись в 1989 году в Керчь. Вместе с ними была и мать Ава-ханум. Трудовую деятельность в Керчи Эдие начала в средней школе. Продолжила преподавать английский язык в филиале Харьковского института экономики и управления. Позже ее ждал полный приключений Керченский морской технологический институт. В 1998 году со студентами судомеханиками и электриками, согласно учебному плану, на полгода была командирована в качестве переводчика на парусное судно «Херсонес». Предстояло из Калининграда пройти на судне по портовым городам Германии, Швеции, Дании, Нидерландов (Голландия), Исландии. Их ждали Балтийское море, Атлантический океан. На судне были и туристы. Переводила и им. Керчь оказался трамплином для трудоустройства в Симферополе. Здесь ее в 2001 году принимают преподавателем английского языка в КИПУ. До вуза из Керчи добираться было очень трудно, а вопрос переезда и обустройства затягивался. Бывало так, что она сразу с керченского поезда бежала на занятия. Позже, защитив диссертацию на тему «Мифопоэтический мир Роберта Грейвса», возглавила кафедру. В 2012—2015 гг. — она декан факультета. С 2015 по 2020 гг. — снова завкафедрой английского языка. Выйдя на пенсию, она продолжает работать и является доцентом кафедры. С большим старанием передает знания и опыт студентам и молодым преподавателям. У них с мужем два сына. Оба с высшим образованием. А душу радуют три внучки, свободно владеющие родным крымскотатарским языком.

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65