Курс валют USD 0 EUR 0

Абдураман Мурадасилов: Прошу организованного возвращения народа в родной Крым и восстановления всех его прав… (из письма Л.Брежневу)

Комментариев: 0
Просмотров: 128

Абдураман Мурадасилов (слева), 1939 г.

Это случилось в небольшом узбекском городке Янгиюле в конце июня 1966 года. Еще довольно крепкий мужчина лет 60-ти возился в огороде у своего дома, ему помогал внучок – мальчишка-подросток. Обернувшись на звук подъехавшего «Москвича»-черепашки, они увидели хорошо им обоим знакомого Эреджепа Плигоса. Мальчишка частенько видел этого деловитого и активного человека на собраниях и встречах крымских татар, куда его всегда брал с собой Абдураман-картбаба. Даже издалека было заметно, что Эреджеп-ага, выходя из автомобиля, был чем-то встревожен: «Абдураман-ага, плохая весть – нашу делегацию в Москве арестовали…».

Не может такого быть! Как так? За что? – выражало полное недоумение и неверие лицо Абдурамана-картбаба. Он сдержанно отправил внука в дом: «Иди, Сервер, Зера-буюкана нас кушать зовет». Следом за ним поднялся и дед. Но на ужин он почему-то не шел. Когда внук вошел в комнату к деду, то увидел, что тот не может подняться. Его парализовало… Принесенная Эреджепом-ага весть совершенно выбила из колеи стойкого политрука, партизана, коммуниста, не раз смотревшего смерти в лицо… Оправиться после сообщения о том, что представители крымских татар задержаны, он так и не смог. Несколько дней близкие консультировались с именитыми врачами ТашМИ, выполняли все назначения. Не помогло… 7 июля 1966 года Абдураман Мурадасилов скончался. Причиной смерти в свидетельстве указана гипертоническая болезнь. Ему было 62 года. Не смог он понять и принять чудовищную несправедливость партии и правительства, которым был искренне предан и верен. Воспоминаниями о том трагическом дне со мной поделился тот самый подросток, ныне уважаемый врач и садовод Сервер Аблаев, внук активного ветерана крымскотатарского национального движения, партизана Абдурамана Мурадасилова.

– Я очень любил Абдурамана-картбаба. Часто перед сном просил рассказать его о военных и партизанских годах. Он не хотел об этом вспоминать, но я настаивал и готов был часами слушать о том, как они вели отчаянную партизанскую борьбу в годы гитлеровской оккупации, укрывались, голодали и мерзли в лесах. Как им приходилось отыскивать где-то оставшуюся на ветке высохшую ягодку и целый день рассасывать, чтобы хоть как-то утолить голод. Рассказывал, как их отряду удалось уничтожить гитлеровцев, выбравшихся в лес поохотиться. Как закопали их трофейные охотничьи ружья Sauer, пометив для себя место, в надежде потом вернуться и откопать. После евпаторийского десанта, гитлеровцы прочесывали и простреливали лес, мой дед и часть его отряда  чудом выжили.

Встреча очередной группы отдыхающих санатория

Абдурамана-картбаба, тяжелобольного, на носилках донесли к берегу к селу Аджи-Болат (Угловое). Оттуда на катере – в госпиталь в Краснодаре. Он долго лечился от пневмонии (в депортации он часто простывал, хрипел, кашлял, ему ставили банки). После госпиталя, Абдурамана-картбаба перевели в Крымский обком, – рассказывает Сервер Аблаев. – Я только в школьные годы узнал, что Абдураман-картбаба нам с братьями неродной дедушка. Моя, овдовевшая в годы войны, Зера-буюкана (мамина мама), уроженка АйВасиля, сошлась с ним уже в депортации в Янгиюле. У Абдурамана-картбаба это тоже был второй брак. Мы все поддерживали родственные отношения с первой семьей деда.

О национальном движении крымских татар я узнал в раннем детстве благодаря Абдураману-картбаба. Он брал меня всегда с собой, и я с особой гордостью нес его папку с документами и тихонько сидел в стороне, когда взрослые часами обсуждали, спорили. Мой дядя Амза Аблаев, который тоже влился в национальное движение, называл Абдурамана Мурадасилова своим учителем. Я часто слышал имена Мустафы Селимова, Джеббара Акимова, Мурата Военного и многих других активных инициативников. Впервые я услышал имя Тимура Дагджи в мае 1966 года, когда он только включился в национальное движение. Картбаба тогда взял меня с собой в Чирчик на собрание.

Абдураман Мурадасилов был человеком своего времени, видная фигура. Смелый, принципиальный, интересный собеседник. Помню, когда вышла книга командира Южного соединения партизанских отрядов Крыма Михаила Македонского «Пламя над Крымом», он написал ему письмо, в котором прямо выразил свое мнение по поводу перевернутых и искаженных фактов, а также приписанных себе некоторых случаев, произошедших лично с ним. А ведь дед был политруком группы Алуштинского отряда, живой участник и свидетель тех партизанских событий, но Македонский на то письмо не ответил. Я знаю, что Абдураман-картбаба учился в комвузе вместе с Романом Руденко, ставшим впоследствии генпрокурором СССР, и помню фотографию, снятую вместе с ним в 1964 году в Москве.

Осмотр техсостояния автомобилей

В 1944 году, после освобождения Крыма, Абдурамана Мурадасилова перевели из Крымского обкома, размещенного в Краснодаре, в Симферополь. Узнав о приказе о выселении крымских татар, он тут же позвонил в Москву, надеясь прояснить ситуацию и предотвратить трагедию. Но увы…, на том конце провода ему ответили: «Вы можете остаться, а в остальном приказ не обсуждается»…

Листая архив борца за права народа

Передо мной две папки с рукописями, письмами, фотографиями, орденами Абдурамана Мурадасилова. Этот архив передала в дар библиотеке им. И.Гаспринского его племянница Фера Мурадасилова (Гафарова). Всегда испытываю какое-то трепетное отношение к документам, фотоснимкам, вещам личностей, которых уже нет в живых. И благодарна судьбе за возможность прикоснуться к истории…

Вот записная книжка Абдурамана Мурадасилова с пометками и адресами, ордена и удостоверения. Письмо на арабице с бейитами (стихотворными строфами) на крымскотатарском языке, датированное 1966 годом, подпись неразборчива. Вот трудовая книжка А.Мурадосилова, оформленная в Узбекистане 30 ноября 1948 года. В ней первую запись предваряет следующая пометка: «Стаж работы по найму до поступления в совхоз №10 составляет 27 лет 8 месяцев по документам».

В феврале 1945 года он был зачислен в совхоз №10 Садсовхозтреста управляющим отделением №5, трудился агротехником и бригадиром до 1957 года. Среди документов Свидетельство о смерти, записи в блокноте: «Передать привет от Военного Мурата, который приходил с материалами для печатания по крымскотатарскому вопросу». Черновики писем Васильеву, Сергею Смирнову. Есть запись:

«8/XII/65.

Мы посетили Прокуратуру СССР по вопросу Беговата. Я, Умеров, Агаева Венера – жена Эскендера. Принял нас Мазуркевич».

Черновик письма первому секретарю ЦК КПСС Л.Брежневу и маршалу, министру обороны СССР Малиновскому, написанного рукой Мурадасилова, не могу не привести полностью, поскольку в нем его жизнь и твердая позиция:

«Я, Мурадасилов А., родился в 1904 г. в семье рабочего каменщика. Остался с десяти лет без родителей. Отец умер в 1910 году, мать умерла в 1918 году. Я вырос в нищете и постоянной нужде на существование, до прихода Советской власти в Крым. Работал рабочим в совхозах до 1928 года. В 1928 году меня направили учиться. После окончания учебы я стал руководителем советских хозяйственных органов: замдиректора МТС, начальником ЛДУ, председателем Райисполкома, директором санатория ЦК Союза госторговли.

В 1941 году, 18 августа, я был мобилизован в ряды Красной армии как политрук запаса 51 дивизии 447 стрелкового полка 3 батальон 3 рота. Враг был на подступах к Крыму. Участвовал в тяжелых боях.

Работая бригадиром, показал образцы работы по повышению урожайности и был удостоен участия в сельскохозяйственной выставке и награжден медалью всесоюзной сельскохозяйственной выставки.

Моя просьба заключается в следующем:

Наши представители находятся в Москве со 2 августа 1965 г. в ожидании приема к Вам. Я прошу ускорить прием наших представителей, в том числе и меня, и выслушать нас внимательно и принять решение об организованном возвращении и компактном заселении в родной край Крым и восстановлении всех прав, ранее существовавших.

Мурадасилов А. М., член КПСС с 1929 г., ныне персональный пенсионер».

На семью Мурадасилова выпали тяжкие испытания. Лишь вкратце дополню некоторыми сведениями: родился Абдураман 15 апреля 1904 года в селе Тав-Бадрак Бахчисарайского района. В семье было пятеро детей. Осиротев, он жил у старшей сестры. Позже учился в Симферополе в партшколе, работал в Бахчисарае начальником ЛДУ, строил дорогу из Симферополя в Севастополь. С 1937 года был назначен директором санатория в Кучук-Ламбате Алуштинского района. Был в партизанском отряде. Во время оккупации его семья жила в Тав-Бадраке. Его сын Рефат, 1932 года рождения, был застрелен. Старшая дочь Шемснур угнана в Германию на принудительные работы. Оставшаяся семья находилась под наблюдением гестапо. Жена – Мелек Мурадасилова, 1905 года рождения, находилась у гитлеровцев под домашним арестом. Позже фашисты сож-гли их дом, а жену спасли от расстрела партизаны.

Политинформация для сотрудников, 1940 г.

По словам еще одного внука – врача-стоматолога Энвера Аблаева, который с младенчества рос под опекой Зеры-буюкана и Абдурамана-картбаба, Мелек Мурадасилова – первая жена деда, и его дети: Шемснур, Эдие и Рустем, тоже жили в Янгиюле. Семьи тесно общались.

– С дочерью Шемснур – Тамарой, мы вместе с молодежным крылом национального движения выезжали в 1966 году в Москву, – рассказывает Энвер Аблаев. – Абдураман-картбаба был прост в общении, обладал острым умом и чувством юмора. Любил нас, детей. Мы с его орденами и медалями играли во дворе, с пацанами расспрашивали его о винтовках, патронах. Он рассказывал о партизанских буднях, поисках схронов – тайников с продовольственными припасами. О том, как довольно частенько отряд оставался голодным, потому что схроны были уничтожены или уже растащены местным населением.

Доктор исторических наук Владимир Поляков в своей книге «Партизан наме» приводит о Мурадасилове следующее: «В партизанах с 14.11.41 по 9.10.42 гг. Эвакуирован. Боец Бахчисарайского, политрук группы Алуштинского отряда. В Бахчисарайском отряде участвовал  в  одном  бою  и  четырех  засадах,  в  которых    убил   37 солдат противника. В Алуштинском отряде не раз выполнял секретные задания. Доставлял важные данные и продовольствие. В одной такой вылазке лично убил двух румынских солдат. Награжден: «За оборону Севастополя», «Партизану Отечественной войны II степени». Представлен: «Красное знамя».

В Крымскотатарской библиотеке им. И. Гаспринского есть еще несколько папок из семейного архива, переданные семьей Сервера Аблаева. Среди документов встречаются и сведения об Абдурамане Мурадасилове. Многие документы и архивы ждут своего исследователя. Возможно, студенты-историки прольют свет на биографию партизана и патриота, дополнят новыми сведениями историю своего народа.

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог