Курс валют USD 0 EUR 0

Благодарим за ваши письма

Комментариев: 0
Просмотров: 10

Письма читала Лера УСЕЙНОВА, «ГК»

 

Большая часть писем, поступающих в редакцию, это ваши отклики на публикации. Тем они  для нас и ценны, что из них мы узнаем вашу реакцию на публикуемые материалы. Много писем поступило после выхода в печать интервью с Адилем-ага Сеитбекировым, посвященного его 80-летию: это и поздравления, и воспоминания. Одним из этих писем мы и хотим начать сегодняшнюю подборку.

 

 Рустем ЭМИНОВ, г.Симферополь (Акмесджид): «Адиль-ага Сеитбекиров… Симпатичный, приветливый, с добрыми глазами… Таким было мое впечатление о нем с первых же минут нашего знакомства, которое состоялось в ноябре 2003 года в доме ныне покойной Мерьем-апте Озенбашлы. В то время я уже завершил свою серию картин «Унутма» и приехал в Крым с надеждой на содействие и помощь в перевозке картин из Ташкента для участия в предстоявшей в 2004 году выставке, посвященной 60-летию депортации. В тот вечер мы говорили на разные темы. Я делился с Адилем-ага планами на будущее. Рассказал о своей мечте создать в Крыму музей и еще о многом другом. А он внимательно слушал меня с доброй иронической улыбкой человека, умудренного реалиями крымской жизни. Его улыбку я часто вспоминал, когда так и не дождался обещанной мне помощи в перевозке картин, вследствие чего не смог принять участия в выставке. Вспоминалась она мне и позднее, когда, уже полностью перебравшись в Крым, я сам окунулся в реалии жизни на крымском полуострове. Было время, когда я часто заходил в редакцию газеты «Голос Крыма», где у нас с Адилем-ага завязывались долгие разговоры, в которых мы касались многих вопросов, начиная со «времен Очаковских и покоренья Крыма» и до самых последних событий реальной жизни на Родине. В один из таких визитов Адиль-ага, хитро улыбнувшись, сказал, что приготовил мне скромный подарок и, попросив меня подождать, куда-то вышел. После недолгого отсутствия он вернулся, держа в руке новую совковую лопату. Как оказалось, эта лопата и была его подарком для меня. Вручая мне ее, он особо подчеркнул, что лопата сделана еще до распада СССР, что, по его словам, гарантировало высокое качество металла, в чем я позднее убедился сам. Этой лопатой я перемешал не одну сотню тонн бетона при заливке фундамента своего будущего дома и при других работах. К слову, лопата эта, хоть и порядком поизносившаяся, служит мне до сих пор. Вот такая история.

Сагъ олунъыз, урьметли Адиль-ага! Сагъ олунъыз за Ваш очень пригодившийся мне при строительстве подарок в виде совковой лопаты и за дружбу и возможность общения с вами. Живите долго!!!»

 

Решат ТЕМЕРШАЕВ, г. Симферополь (Акмесджид): «Родился я в 1933 году в г. Симферополе и проживал по улице Софийской, ныне это улица Клары Цеткин, 25. Рядом находилась мечеть Сеит-Сеттар джами. Последним ее охранником был Сеттар-ага, проживавший в Старом переулке. Будучи ребенком, я стал случайным свидетелем, как сносили минарет мечети. Это было в 1937 году. Было мне тогда 4 года. Мы с мальчишками играли на улице, когда услышали шум и побежали к мечети. Подобрали осколки хрусталя от люстры и понесли их домой, но мама не разрешила оставить их дома и велела отнести обратно.

А полакомиться сладким мы бегали на перекресток улиц Крылова и Караимской. Тут находилась фабрика по изготовлению пуговиц, а в подвальном помещении — цех по  изготовлению конфет. Мы заглядывали в окна и наблюдали за рабочим процессом, а женщина-сотрудница через форточку  подкидывала нам отбракованные обрезки от конфет «подушечка».  Во время войны на этой фабрике немцы изготавливали сигареты.

Еще из детства я хорошо запомнил шоколадные конфеты «Хайтарма». Я расспрашивал о них у людей моего поколения, но никто не помнит. Я не знаю, на какой фабрике их изготовляли, они были очень вкусными и дорогими, и не каждый мог себе позволить их купить. На конфетной этикетке была изображена танцующая девушка. Среди местной ребятни дну этикетку от этой конфеты можно было обменять на пять этикеток от других конфет.  Может, кто-то еще вспомнит шоколадные конфеты «Хайтарма» или яркие картинки довоенного детства?»

 

 Тамилла Анатольевна НЕБИЕРИДЗЕ, г. Геленджик: «Добрый день, господин редактор! Недавно мне в руки попала газета «Голос Крыма new» (№14 от 6 апреля 2018 года), в которой я прочитала статью Джихангира «Против человечности» о жертвах политических репрессий. В статье было упомянуто имя моего деда по отцу — Мустафы Бекирова. Я хотела бы поблагодарить вас и автора статьи за то, что вы чтите память людей, которые принадлежали к расстрелянному поколению, и даете потомкам возможность узнать больше о своих кровных родственниках».

 

 Заур БЕКИРОВ, г. Акъяр (Севастополь): «В эти весенние дни мы чаще вспоминаем людей, приблизивших Победу. Недавно ездил к родственникам в Орловку (Мамашай) и увиделся со своими соседями по Узбекистану. Вспомнили их маму Хатидже битай. Она меня просила: «Заур, напиши письмо в Москву, может, мой сын найдется».  В 1941 году, в первые дни войны, ее муж Якуб-ага и сын ушли на фронт. Якуб-ага с ранениями вернулся домой, а от сына не было ни одной весточки. Я написал письмо в военный архив г. Подольска. На первое письмо ответа я не получил,  а на второе пришел ответ, что он в числе без вести пропавших. До самой смерти Хатидже битай ждала хоть какую-нибудь весточку от сына.

В числе без вести пропавших оказался и родственник моего отца, он служил в г. Беловосток. Шевкет Усеинов окончил в Краснодаре артиллерийское училище, командир минометной батареи, погиб на территории Германии за 3 месяца до окончания войны. У него осталось двое детей.

Зять Сеитнеби Булатов 5 лет воевал на фронте. Приехал в Узбекистан в поисках своей семьи, а она находилась в Свердловской области.

Из нашей деревни Алма-Тархан — Айше Абиева и из Вилино — Момине Ильясова были военфельдшерами, 5 лет воевали на фронте. В депортации Айше Абиева работала парторгом Ходжаабадского медсанобъединения Андижанской области Узбекистана. А когда вернулась на родину, в Крым, два года не могла прописаться и устроиться на работу. Ее брат воевал в партизанском отряде в Болгарии и погиб там.

Наш народ всегда был в первых рядах защитников Родины. Мой отец Билял Бекиров – защитник г. Севастополя, мама – военфельдшер Главного военно-морского госпиталя ЧФ г. Севастополя. Дядя Эмирали Джалилов воевал в морской пехоте в г. Севастополе. Все они участники обороны Севастополя. В каждой крымскотатарской семье есть те, кто воевал на фронте».

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65