Курс валют USD 0 EUR 0

Дания ЗАРИПОВА – музыкальная шкатулка с народными секретами

Комментариев: 0
Просмотров: 182

За 28 лет у «Голоса Крыма» сформировался свой круг читателей, которых мы полушутя называем своими почитателями. Со всеми лично мы, конечно, не знакомы, но всегда за сухой статистикой очередной подписной кампании ощущаем их надежное плечо и поддержку, чувствуем обратную связь. Многих мы знаем заочно, по письмам и телефонным звонкам, в которых они делятся своими впечатлениями, делают замечания или просто благодарят. А с кем-то мы, можно без преувеличения сказать, вроде как породнились. Еще до злополучной пандемии, они не раз приходили в редакцию, выражали свои пожелания, общались, публиковали свое мнение и позицию, убеждали своих знакомых и родственников выписывать газету, сами подписывали или дарили им полугодовую подписку «ГК». Сегодня связь тоже не утрачена. Письма, телефонные звонки и общение с такими читателями мотивируют наш коллектив, дают уверенность, что наше издание востребовано. Одним из таких верных подписчиков и давних друзей является Дания Зарипова из села Демьяновка Симферопольского района.

Когда я слышу в трубке ее звонкий, мелодичный и бодрый голос, беседую по поводу очередной статьи, слушая интересный рассказ о крымскотатарской народной песне или пытаюсь разгадать ее очередную каверзную загадку о старинном обряде, забываю, что на том конце теперь уже виртуального провода женщина, разменявшая восьмой десяток. В эти дни Дание-битай и ее супругу Зекки Туваклиеву исполнилось по 83 года. О том, как наследница Нурлыгаян аджи из с. Рапат Уфимской губернии казанская татарка Дания оказалась в узбекском городке Шахрисабз, полюбила крымскотатарские народные песни, фольклор и связала свою судьбу с крымскими татарами, мой сегодняшний рассказ.

Нурлыгаян аджи Ишаев имел духовное образование и еще до революции совершил хадж. В 1930-е годы, в разгул антирелигиозной кампании, семья священнослужителя с женой Суфией и 14 детьми была выслана в далекий Узбекистан, где в живых из детей осталось восемь. В их числе оказалась и Хадича, которая со временем устроилась учительницей в узбекскую школу. В этой же школе преподавал Усман Зарипов, татарин из Казани, сиротой оказавшийся в Бухарской области Узбекистана. Молодые поженились, и в 1938 году в их семье родилась дочь, которую нарекли красивым именем Дания с характерным ударением на последнюю гласную. Оставив молодую жену с трехлетней малышкой, Усман ушел в 1941-м на фронт. Лишь одно письмо пришло от него, и больше о судьбе отца Дании-бита ничего не известно.

Хадича Ишаева с супругом Усманом Зариповым, конец 1930-х гг.

 

Мне удалось в базе данных «Мемориал» и «Память народа» отыскать пару документов об Усмане Зарипове, сведения из которых стали открытием для его 83-летней дочери Дании. Согласно Алфавитной карте, Усман Закирович Зарипов, 1911 года рождения (в других сведениях 1912 г.р.), член ВКП(б), политрук роты 117 гвардейского стрелкового полка, секретарь редакции бригадной газеты «За Сталина!», погиб 16 октября 1942 года. Место захоронения: Сталинградская область, г. Сталинград. Жена — Ишаева Хатижа, Бухарская область, Чиракчинский район.

Вот так наше знакомство и общение с Данией-битай совершенно случайно пролило свет на судьбу еще одной героической личности – ее отца.

— Как вы, казанская татарка, прониклись крымскотатарской музыкой, традициями и знаете столько тонкостей? — интересуюсь я.

— С шестилетнего возраста меня окружали и окружают по сей день крымские татары, которым я искренне благодарна за их теплое отношение ко мне. Особенно всем родственникам моего мужа Зекки — Туваклиевым из Карасубазара (его родители родом из Судака), которые с любовью обращаются ко мне енгечигим (невестушка). Их уважительное отношение, видимо, вызвано любовью к музыке, к которой я с детства испытываю особые чувства, в частности, к старинной народной крымскотатарской песне. Музыкального образования у меня нет, но петь люблю. Без ложной скромности скажу, что слух есть, и музыку впитываю как губка. Я окончила русскую школу, в 1958 году — Самаркандский пищевой техникум, а в 1973-м – пищевой институт в Москве. Работала технологом на консервном заводе в Шахрисабзе, где и познакомилась со своим будущим мужем Зекки, он сейчас мулла в нашем селе Демьяновка. В годы жизни на чужбине включился в национальное движение за возвращение на родину, вместе с Энвером Аметовым участвовал в собраниях. Вскоре мы решили своим примером показать, что несмотря на запреты и всяческие преграды на пути, надо ехать поближе к Крыму, который тогда был для крымских татар закрыт. В 1975 году мы обосновались в Новоалексеевке Генического района Херсонской области, и лишь в 1999 году смогли перебраться в Крым.

Дания бита и Зекки картбаба 61 год вместе

 

Есть выражение: если хочешь выучить язык, научись думать на нем. Я жила и работала в коллективе, где много было крымских татар. Так получилась, что я буквально растворилась в этой среде. У моих подруг братья или отцы были музыкантами, и у них я выпрашивала текст песен и их смысл, записывала в тетрадь, и до сих пор эти тетради периодически пополняю. В 1958 году я услышала песню «Къара къыз» в исполнении Сабрие Эреджеповой и влюбилась и в эту песню, и в ее исполнительницу. В Средней Азии свадьбы до 1960-х годов проходили днем, и мы, будучи детьми, со всех ног бежали ко двору жениха или невесты и во все глаза наблюдали, как провожают или встречают невесту и, естественно, слушали музыку и песни. Готовили угощения во дворах, на больших очагах, шутили, общались, пели песни. Мне запомнилось, что свадьбу обычно начинали с исполнения «Такъсим ве пешраф», невесту провожали мелодией «Анам, мен санъа кельдим изин алмая» («Мама, я пришла за благословением»). Приятно и горжусь, что эта традиция украсила и проводы из родительского дома моей внучки Заремы, когда она выходила замуж. Старинные обряды и песни крымских татар завораживающие, с глубоким смыслом. Посмотрите, какое уважение и забота проявлялись к сватам исполнением обрядовой песни: «Отурынъыз, отурынъыз, къудалар, аякъларынъыз талмасын. Хош кельдинъиз, къудалар, Чекинменъиз кирмеге. Сизден арув кишимиз ёкъ, Сайгъы, урьмет этмеге». (Присаживайтесь, рассаживайтесь, дорогие сваты, чтоб ноженьки ваши не уставали. Лучше вас нет никого, наше уважение и почтение вам.)

«Мых диваргъа кирмей…»

«Гвоздь в стенку не лезет», — этой шутливой фразой тетушки и подруги невесты, приехавшие в дом жениха украшать комнату молодых полотенцами с нагъыш (вышивкой), выпрашивали у хозяев гостинцы. Как правило, в 1960-е годы это были бутылка шампанского и сладости, которые они забирали с собой и уже дома, демонстрируя родным жениха, угощались.

«Киевнинъ селямы»

«Привет от жениха» тетушкам-старушкам, которые на нишан-дуа (обряд обмена подарками) традиционно усаживаются вокруг узелков с подарками и поочередно, внимательно рассматривая, передают из рук в руки друг другу каждую вещь, прищелкивая языком и восхваляя. А в самом конце спрашивая: «Вааай, киевнинъ селямы къайда?», — достают портсигар-табакерку с лучшим крымским табаком, предназначавшимся для родственниц-старушек. Ни для кого не секрет, что крымские женщины в старину курили и любили побаловать себя хорошим ароматным табаком, — делится Дания Зарипова. Хочу еще остановиться на некоторых элементах обрядов. Например, когда заводили невесту в дом жениха, ее окружали подруги. У всех головы низко опущены и покрыты красивыми платками-марама, так что лиц не было видно. Никто не мог узнать, которая из них невеста. Вероятно, таким образом, пытались уберечь ее от дурного глаза. Невесту все окружающие могли увидеть только на следующий день. А еще, по желанию хозяина свадьбы, проводили къонушма (шабаш), где присутствовали самые близкие родственники-мужчины, обязательно с музыкантами. Вот где можно было услышать лучшие старинные песни: и протяжные, и шуточные!

Если я в жизни упаду, поднимет музыка меня…

Когда в руки берешь крымскотатарский песенник, кажется, что с каждой знакомой песней проживаешь все страдания народа и вместе с ним чувствуешь пережитую боль. Мечтаю, чтобы на крымском телевидении и радио появились музыкальные передачи вроде «Угадай мелодию!», в которых звучали бы старинные и современные крымскотатарские мелодии и песни, а ведущие параллельно рассказывали бы истории их создания, в каких случаях их исполняют. Газета «Голос Крыма» часто пишет о фольклоре, тонкостях крымскотатарских наречий, диалектов. Это богатство языка необходимо сохранить. Наша семья уже много лет выписывает «Голос Крыма» и черпает из нее много полезного.

***

Вот уже 61 год Дания-битай и Зекки-картбаба живут одной семьей, в которой родились и выросли трое детей. Радуют внуки и правнуки, которым они стараются передать главные ценности жизни: не врать, уметь прощать, довольствоваться тем, что имеешь, ценить друг друга.

Если я в жизни упаду, подберет музыка меня — воодушевленная этой цитатой, Дания Зарипова бодро идет по этой жизни и делится своим позитивом со всеми окружающими.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65