Курс валют USD 0 EUR 0

КОГДА ТВОРЧЕСТВО ОБЪЕДИНЯЕТ И  ЗОВЕТ НА РОДИНУ

Комментариев: 0
Просмотров: 187

Нельфие Аблаева

 

Лидия ДЖЕРБИНОВА

 

Архитектура, скульптура, живопись, музыка и поэзия справедливо могут быть названы цветом цивилизованной жизни.

Г. Спенсер

 

Талантливый архитектор Нельфие Аблаева (Канеева) после учебы в Ташкентском политехническом институте, на факультете архитектуры, отказалась от работы на кафедре интерьера своего же института, так как ее призванием была архитектура, а не преподавание, и она пять лет проработала в УзНИИ Градостроительства. Позже была приглашена в единственную мастерскую в СССР по проектированию вузов для Узбекистана и Средней Азии при Московском институте по проектированию высших учебных заведений. Ей нравилась специфика этой работы, она успешно руководила группой архитекторов.

В 1979 году стала членом Союза архитекторов СССР, а  с возвращением на Родину предков — и членом Союза архитекторов Украины. Живя и работая в Узбекистане, она стала автором ряда проектов известных вузов и факультетов Узбекистана, среди которых Андижанский государственный педагогический институт языков, Ташкентский институт текстильной и легкой промышленности, факультет самолетостроения Ташкентского машиностроительного института…  Она автор проекта одной из красивейших станций метро в Ташкенте  — станции «Комсомольская». На стенах метро было  размещено шесть отлитых из бронзы орденов комсомола, с изображением его заслуг. Но сегодня их уже не увидеть: с развалом Союза ушли в небытие и его символы.

Попытка устроиться в Крыму по специальности не увенчалась успехом. Может, и потому, что высказала заведующему кафедрой КАПКСа, что ее не впечатлили размещенные на стенах выставочные проекты курсовых работ студентов вуза. Просмотрев ее работы, он отреагировал по-своему: «Зачем вы сюда приехали?». Шел 1996 год. Отказы были получены и в других учреждениях. Так признанный в Узбекистане талантливый архитектор оказался невостребованным на Родине.

В роду у Нельфие-ханум ни архитекторов, ни художников не было. Единственное, что осталось в памяти, это переписка родителей арабским шрифтом в альбомах друг другу, с их рисунками. Может, в этих рисунках и крылся талант будущих художников рода?

Супруги Канеевы с детьми. 1901 г.

 

Дедушка Нельфие — Хусаин Ходжа Вали-оглу  Канеев и бабушка — Хайри бай кызы Гафизе Девлетканова, под сильным давлением имперской власти вынуждены были всей семьей покинуть родной Эски Кырым навсегда. Его два брата эмигрировали в Турцию. Крымская война тоже спровоцировала волну массовой эмиграции. Вынужденная оставить все нажитое, семья Хусаина-картбаба с 14 детьми добралась через Кавказ в Хорезм. К тому времени они успели дать своим детям образование в лучших вузах Германии и Турции. Деда уважали жители Хорезма: баи по-своему, видя в нем равного; бедняки по-своему — он платил им больше других за собранный хлопок  и переправлял его пароходами через Амударью в Центральную Россию. Жизнь шла своим чередом. События страны не проходили мимо них. Началась эпоха еще более сложных перемен. Революционные события докатились и до Хивы, где они жили к тому времени. Политические волнения сменяли друг друга.

Появились младохивинцы – члены левой политической партии в Хорезмской республике (1919 — 1920 годы). После низложения власти Джунаид-Хана (февраль 1920 года) младохивинцы возглавили Хорезмскую коммунистическую партию под председательством Султанмурадова и Хорезмскую народную советскую республику под председательством Совета назиров  Палваннияза Хаджи Юсупова. В сентябре 1920 года предприняли попытку разоружить добровольческие отряды, спровоцировав общее восстание туркменских племен. В марте были отстранены от власти при участии Политуправления Хорезмской Красной Армии. Часть из них была арестована, другая примкнула к басмачеству.

Сыновья Хусаина Ходжи Вали-оглу: Таир, Гирей, Гани, Ханиф, будучи младохивинцами, были арестованы и расстреляны. (Телеграмма от Ленина о помиловании дошла позже). Грозные тучи перемен надвигались с мощной силой. Предвидя неладное, Хусаин Ходжа Вали-оглу сдал сохраненное и привезенное из Крыма имущество государству, и этим спас свою многодетную семью от надвигающихся репрессий.

Обо всем этом Нельфие слышала от своего отца Фатиха, но подробности ей неизвестны. Знает и то, что отец учился в медресе и читал наизусть Коран, работал учителем, преподавал русский язык в школах с узбекским языком обучения и узбекский язык в школах с русским языком обучения. Он знал почти все среднеазиатские языки и диалекты узбекского языка.  Был призван на службу в Красную Армию и боролся с басмачеством. Слышала, что в 1933 году борьба с внутренним басмачеством была закончена, а 25 августа добровольческие отряды Сарыева и Канеева в бою у колодца Чошур полностью ликвидировали группу басмачей.

С началом Великой Отечественной войны, до которой не дожил Хусаин-картбаба,  пять его сыновей оказались на фронте. Эйюп был призван на службу еще до войны, воевал и вернулся только через 7 лет, Зариф пропал без вести, Анафи попал в плен и судьба его неизвестна, Фатих (отец Нельфие) дошел до Берлина. Камиль служил в МВД до пенсии. Сержант Фатих Канеев, 1897 г. р. (Хива), был к тому времени уже женат и имел двоих детей: Карима и Найле. За участие в боевых действиях против фашистов был награжден боевыми наградами, среди которых орден «Отечественной войны» I степени, медали «За участие в героическом штурме и взятии Берлина», «За Победу над Германией», 8 медалей в честь Победы, а также медаль к 100-летию со дня рождения В.Ленина, «Ветеран труда», многочисленные грамоты.

Нельфие Аблаева (в нижнем ряду слева) с родителями, сестрой Нинель и невесткой.1954 г.

 

Когда он вернулся с фронта, ему было уже 48 лет. Через год родилась Нельфие. Она до сих пор хранит сундук, на котором мама произвела ее на свет. Ее рождение осчастливило отца. Он видел в ней великую радость и надежду на лучшее будущее. Подбрасывая ее к потолку на сильных руках, восклицал: «Победа! Ты моя Победа», — и все свое свободное время от работы в школе учителем посвящал ей. А мама — Шаида Ахмеджанова (ее семья тоже оказалась в Узбекистане еще до войны), после учебы в Ташкенте на курсах кройки и шитья фабрики им. 8 Марта при ОДО, работала швеей. Имея светское происхождение, будучи сама человеком высокой нравственной  культуры, прививала дочерям должные навыки поведения.

Дети росли, пришла пора Нельфие идти в первый класс. Она сама выбрала школу (которая была намного красивее близлежащей), с привлекающими внимание своими уникальными капителями, скульптурами, широкой лестницей, красивыми балясинами. Ей казалось, что это самая красивая школа в Ташкенте, видно, с детства уже проявлялся взгляд и вкус архитектора. Было очень трудно с русским языком — одни «двойки», по арифметике только «пятерки», но вскоре все наладилось. У нее было великое желание познать все: она занималась балетом во Дворце Пионеров, посещала кружки ботаники, математики, не забывала и шахматы. Большое значение сыграли знания и умения, полученные в школе под руководством учителя по рисованию и черчению Г. Молокова. Он настоятельно советовал ей выбрать специальность архитектора.

По окончании школы встал вопрос выбрать мединститут или поехать с подружкой Людой Макеевой поступать в Новосибирский университет на физико-математический факультет. Уж очень хотелось Нельфие учиться с девочкой, с которой они познакомились по письмам  в средних классах, предки которой были раскулачены из Украины. И они долго еще дружили, ездили друг к другу в гости. Но мама настояла на своем. Имея золотую медаль, Нельфие попала в резервную группу Ташкентского политехнического института, на факультет архитектуры.  Первый курс начался со строительной практики в Нукусе, продолжился сбором риса и закончился в декабре на стройке в Ташкенте. Днем студенты привлекались к работам на стройке, вечером учились с вечерниками. Так было до конца первого семестра.

Нельфие Аблаева. «Посвящение отцу». 1993 г.

 

После первого курса нагрянула нечаянная любовь. Ее будущий муж Изет Аблаев, позже ставший известным керамистом, ювелиром, художником и гордостью крымскотатарского народа, влюбился в ее фотографию, которую увидел у ее брата Карима в Ташкенте. Молодое и страстное сердце Изета не находило покоя, пока не познакомился с маленькой, шустрой и веселой девчонкой. Поженились. Второй курс. Все студенты отправились разгребать завалы после Ташкентского землетрясения, а она — рожать. Появился на свет первенец Эскендер, в воспитании которого активное участие принял сам Изет и родители Нельфие, так как жили вместе. Отец, будучи инвалидом по зрению, сам выучился читать по шрифту Брайля и стал учить других — имея призвание давать знания, не мог отказаться от работы, которую любил и на которую ушли годы жизни педагога. Со временем молодые построили небольшой домик рядом во дворе, но Нельфие по месту работы выделили четырехкомнатную квартиру со всеми удобствами, где они и прожили также с родителями до возвращения в Крым в 1991 году. С ними из предков приехал  только отец Изета — Абдуджемиль, он им очень помогал в строительстве дома на  Родине, которая постоянно снилась ему в изгнании, будто звала и тосковала по своим детям и не давала покоя на чужбине. Только не все дожили до права возвращения на Родину.

У Нельфие с Изетом два сына: Эскендер и Энвер. У обоих проявились гены родителей. Эскендер закончил Ташкентский театрально-художественный институт им. Островского. Преподавал в институте. Энвер окончил Художественное училище им. Бенькова, отслужил в армии. Поступил в КИПУ, на факультет искусств, успешно закончил, после курсов повышения квалификации имеет допуск к реставрационным работам. Работает в экспозиционно-выставочном отделе Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия.

После того, как не стало ее вдохновителя и опоры, человека, с которым Нельфие-тата много лет, рука об руку, шла по жизни, она мечтает выпустить книгу о нем — Изете Аблаеве — ее муже, уникальном человеке нашего времени, и сохранить в доме-музее все его творчество для будущих поколений.

Талантливый архитектор Нельфие Аблаева (Канеева) после учебы в Ташкентском политехническом институте, на факультете архитектуры, отказалась от работы на кафедре интерьера своего же института, так как ее призванием была архитектура, а не преподавание, и она пять лет проработала в УзНИИ Градостроительства. Позже была приглашена в единственную мастерскую в СССР по проектированию вузов для Узбекистана и Средней Азии при Московском институте по проектированию высших учебных заведений. Ей нравилась специфика этой работы, она успешно руководила группой архитекторов.

В 1979 году стала членом Союза архитекторов СССР, а  с возвращением на Родину предков — и членом Союза архитекторов Украины. Живя и работая в Узбекистане, она стала автором ряда проектов известных вузов и факультетов Узбекистана, среди которых Андижанский государственный педагогический институт языков, Ташкентский институт текстильной и легкой промышленности, факультет самолетостроения Ташкентского машиностроительного института…  Она автор проекта одной из красивейших станций метро в Ташкенте  — станции «Комсомольская». На стенах метро было  размещено шесть отлитых из бронзы орденов комсомола, с изображением его заслуг. Но сегодня их уже не увидеть: с развалом Союза ушли в небытие и его символы.

Попытка устроиться в Крыму по специальности не увенчалась успехом. Может, и потому, что высказала заведующему кафедрой КАПКСа, что ее не впечатлили размещенные на стенах выставочные проекты курсовых работ студентов вуза. Просмотрев ее работы, он отреагировал по-своему: «Зачем вы сюда приехали?». Шел 1996 год. Отказы были получены и в других учреждениях. Так признанный в Узбекистане талантливый архитектор оказался невостребованным на Родине.

В роду у Нельфие-ханум ни архитекторов, ни художников не было. Единственное, что осталось в памяти, это переписка родителей арабским шрифтом в альбомах друг другу, с их рисунками. Может, в этих рисунках и крылся талант будущих художников рода?

Дедушка Нельфие — Хусаин Ходжа Вали-оглу  Канеев и бабушка — Хайри бай кызы Гафизе Девлетканова, под сильным давлением имперской власти вынуждены были всей семьей покинуть родной Эски Кырым навсегда. Его два брата эмигрировали в Турцию. Крымская война тоже спровоцировала волну массовой эмиграции. Вынужденная оставить все нажитое, семья Хусаина-картбаба с 14 детьми добралась через Кавказ в Хорезм. К тому времени они успели дать своим детям образование в лучших вузах Германии и Турции. Деда уважали жители Хорезма: баи по-своему, видя в нем равного; бедняки по-своему — он платил им больше других за собранный хлопок  и переправлял его пароходами через Амударью в Центральную Россию. Жизнь шла своим чередом. События страны не проходили мимо них. Началась эпоха еще более сложных перемен. Революционные события докатились и до Хивы, где они жили к тому времени. Политические волнения сменяли друг друга.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65