Курс валют USD 0 EUR 0

Лидия ДЖЕРБИНОВА: на перекрестке трех призваний

Комментариев: 0
Просмотров: 341

 

Известное всем стихотворение  Ярослава Смелякова, как-то само собой перефразируясь, пришло на ум сразу после нашего трехчасового общения с неутомимой и жизнерадостной женщиной. Имя Лидии Муртазаевны ДЖЕРБИНОВОЙ знакомо постоянным читателям «Голоса Крыма» по публиковавшимся ранее ее статьям и статьях о ней. Преподаватели и выпускники Крымского инженерно-педагогического университета помнят ее практические занятия, «студенческие четверги», творческие встречи, тематические презентации и вечера. А вот мало кто из читателей газеты «Ленин байрагъы», издававшейся в депортации, знает, что ряд статей в 1980-е годы под авторством Лейли Асановой также принадлежат ее перу. В те годы по приглашению Тимура Дагджи она стала работать собкором газеты по Ферганской долине, готовя публикации с мест, параллельно заведовала крымскотатарской редакцией Андижанского облкомитета по телевидению и радиовещанию, вскоре была принята в Союз журналистов СССР.

На сей раз, в преддверии очередного юбилея по-прежнему юной душой  Лидии Джербиновой, мы вместе с читателями «ГК» полистаем альбом ее жизни и стихи переложим шутя:

В трудах и делах отражаясь,

По жизни идет не спеша,

Хорошая женщина Лида.

Да чем же она хороша?

Спросите об этом студентов,

Что учились когда-то в КИПУ.

Спросите об этом газету,

Что писала о ней статью…

 

О том, как коммунист Муртаза невесту украл

Когда-то состоятельный род Муртазы Асан-оглу из бахчисарайского селения Яны-Сала, подхваченный переселенческой волной, недовольной царским режимом, продав дом и почти все имущество, собрался уехать в Турцию. Однако в последнюю минуту решают остаться. Настали тяжелые времена. Асан-картбаба умер во время голода, сыновья батрачили. Один из них, Муртаза, отучился на тракториста, а его братьев, вероятно, постигла злая участь — они пропали, отправившись  с вырученными от продажи дома деньгами за продуктами. Вскоре молодого специалиста Муртазу направляют в один из колхозов Биюк-Онларского района для поднятия сельского хозяйства. Два года он учился в Симферопольском комвузе (коммунистическом высшем учебном заведении) на сельскохозяйственном факультете. Когда пришла пора создать семью, по совету мамы Себии он едет в село Янджу подобрать себе невесту. В одном из дворов он и заприметил 16-летнюю Зейде, невысокую девчушку, хлопочащую по хозяйству в огромных калошах. Отправил к ней сватов, но ее отец ответил категоричным отказом: «Къызымны коммунистке бермейджем!» (За коммуниста дочь не отдам). Но Муртаза был не из тех, кто легко сдается. Передал  Зейде, что  на одном из празднеств в чьем-то доме он ее украдет. Все, надев лучшие наряды, отправились в гости. На огромных медных подносах несли гостинцы, кто что мог: орехи, сладости, фрукты. Зейде, немного задержавшись, собрала узелок со своим вещами и тоже пошла на праздник, предусмотрительно спрятав пожитки под лестницей у хозяев. В разгар празднества, помогая убрать со стола, Зейде вышла во двор, где ее уже поджидал жених. Так в тот вечер 25-летний коммунист Муртаза украл  свою 16-летнюю невесту. Родителям Зейде, противившимся этому родству по политическим разногласиям, пришлось смириться, зато ни разу потом им не пришлось сожалеть об этом. Муртаза сумел завоевать их любовь и уважение, став самым любимым зятем.

 

С фронта — в ссылку в полном составе

В самом начале войны Муртаза Асанов возглавлял  районную машинно-тракторную станцию (МТС), располагавшуюся в селе Фоти-Сала. Ему было поручено эвакуировать всю сельскохозяйственную технику на станицу Крымская Краснодарского края. Предчувствуя надвигающуюся угрозу, он решает взять с собой  жену и родившихся к тому времени дочь Сервинас и сына Факира. Медленно передвигаясь на тяжеловесной технике, движущейся длинной колонной по разбитым дорогам, они, наконец, добрались до  Керчи, но тут уже шли бои. Зейде с детьми была вынуждена вернуться к родителям в в с. Янджу, а Муртаза, благополучно доставив сельхозтехнику в пункт назначения, просится на фронт. В марте 1942 года под Таганрогом его серьезно ранило. Спасли солдаты, заметившие лежащего его, полуживого, у реки и отправившие в госпиталь. Но вот личные документы и партбилет с планшетом в суматохе были утеряны. С фронта политрука роты Муртазу Асанова комиссовали и в апреле 1944 года направили в освобожденный от гитлеровцев Крым, обратно в Фоти-Сала, на прежнее место работы, восстанавливать МТС. Едва свидевшись с семьей, он, как ответственный работник, сразу взялся за работу, которой после ухода гитлеровцев, было невпроворот. Накануне злополучного выселения, Зейде отправляется к нему в соседнее село отнести еды. Но они разминулись, Муртаза сам на случайно подвернувшейся попутной машине решил проведать детей, и Зейде вынуждена была переночевать у родных. На рассвете рокового майского дня солдата, вернувшегося с фронта на костылях с малолетними детьми, родителями жены и односельчанами, зачитав приказ о выселении, повезли на грузовиках к железнодорожной станции. В предрассветных сумерках на одной из развилок Муртаза увидел жену и свою мать, что было сил, он заколотил по борту грузовика, заставив конвоиров остановиться. Успокаивало лишь одно, что в страшную неизвестность семья теперь отправлялась в полном составе.

 

На свет появилась девочка  Лида

Узбекский рабочий поселок Московский (в 1970 году переименованный в г.Шахрихан) встретил переселенцев зноем, голодом и болезнями, от которых здесь погибли родители и Муртазы и его жены Зейде. Мечтающий дать детям хорошее образование, Муртаза Асанов здесь надолго не задержался. Изрядно помучившись, семья перебралась вначале в город Ленинск, а потом, несмотря на перспективу получить другую работу с жильем и коровой, обосновались в областном центре – городе Андижане, где Муртаза работал на заводе «Строммашина» начальником БТК (Бюро технического контроля) цеха. Как-то в 1947 году Муртазу вдруг окликнула молодая женщина: «Вы? Неужели вы живы?!» Сколько ни всматривался Муртаза в лицо незнакомки, а признать не мог. Оказалось, в одном из госпиталей, куда его доставили тяжело раненного, за ним ухаживала эта самая девушка.  «Лида, — представилась она, протягивая руку удивленному и растерявшемуся мужчине. Быть может, в благодарность выходившей его женщине Муртаза назвал  родившуюся вскоре в Андижане свою младшую дочь Лидой.

— Вообще с этим именем связано многое в нашей семейной истории, — рассказывает Лидия Муртазаевна. – С нами по соседству жила учительница немецкого языка Лидия Филипповна Вахрушева (Линдт). Очень статная, подтянутая, аккуратная женщина. Их семья тоже была из депортированных. Несмотря на нужду, она умудрялась всегда красиво и модно выглядеть. Все вокруг всегда провожали ее восхищенными взглядами. Всякий раз, проходя мимо меня, играющей во дворе, она, улыбаясь, спрашивала: «Тезка, когда в школу пойдешь?» Я коротко отвечала: «Скоро». В семь лет я пошла в андижанскую школу №25. А когда встал выбор изучения английского или немецкого языка, я, не раздумывая, пошла к Лидии Филипповне. Мы в школе грамматику разбирали лучше, чем в институте. В классах, где она преподавала, все могли изъясняться по-немецки. У Лидии Филипповны безукоризненный немецкий и талант к его обучению. Поэтому учеба на немецком отделении Андижанского госпединститута языков, куда я после окончания школы поступила, мне давалась легко.

Сейчас Лидия Филипповна живет в г.Ейске Краснодарского края, и мы, ее бывшие ученики, в знак благодарности и желая общаться чаще по скайпу и интернету, на 80-летие подарили ей ноутбук и с удовольствием общаемся, несмотря на расстояние, со своим учителем, в том числе и на немецком.

 

Для голоса нет преград?..

Школьная жизнь для девочки Лиды стала настоящим праздником. Училась с удовольствием,  принимала активнейшее участие в общественной жизни, увлекалась рисованием (и сегодня в ее доме висят картины: автопортрет, написанный ею карандашом и пейзаж — маслом), но больше всего нравилось читать стихи, выразительно, с чувством, с толком, с расстановкой. Поэтому на школьных конкурсах чтецов ей не было равных.  За победу на республиканском конкурсе чтецов Лиду наградили путевкой во Всесоюзный пионерский лагерь «Орленок», где проводился отбор участников художественной самодеятельности для встречи в «Артеке» с первым космонавтом Юрием Гагариным. Лида выступала с «Реквиемом» Р.Рождественского,  от ее декламирования у присутствовавших обычно мурашки бежали по коже. Но председательствующий член жюри с первой фразы ее перебил, не так встала, потом — не туда посмотрела… В «Артек» Лиде путь был закрыт. (Но на заключительном концерте, вероятно искупая свою вину,  все те же члены жюри присудили ей медаль I степени.) Впрочем, позже и поездка в Болгарию, куда с художественным тематическим номером собиралась театральная труппа областного театра им. Ахунбабаева, для Лиды была под запретом. Тогда ее вызвали, записали на аудиопленку ее выступление, но с собой не взяли. Когда  главный режиссер областного театра поинтересовался в обкоме партии, почему не едет Лида Асанова, ему ответили: «Если бы она была русская или узбечка, поехала бы». Так она поняла суть национального вопроса: для голоса не было преград, он рефреном звучал в Болгарии на художественном выступлении, а вот для крымской татарки…

Дикторы узбекского и русского вещания Турсуной Саидова и Валентина Задруцкая с редактором крымскотатарского вещания Андижанского комитета по телевидению  и радиовещанию Лейлей Асановой (Джербиновой)

 

Запомнилась Лидии в юности и гордость отца, когда его через несколько лет вызвали на бюро обкома партии и заново торжественно вручили партбилет, утерянный в годы войны. Обагренный его кровью документ был ему особенно дорог. Он твердо знал, что его народ лишили Родины и честного имени отдельные личности, стоявшие у руля, а не партия, идеалы которой для него были нерушимы.

 

Национальный вопрос – куда повернешь…

Декламировать стихи у микрофона, вести праздничные концерты, выступать со школьной сцены — было для девочки Лиды самым увлекательным и всепоглощающим занятием. Она не мыслила себя без микрофона и мечтала о большой сцене. И обком комсомола готов был рекомендовать активную комсомолку в ведущие театральные учебные заведения Москвы и Ленинграда. Но, увы, отец не пустил, а родительское слово – закон.

Окончила Лидия Асанова Андижанский государственный пединститут языков и семь лет преподавала немецкий язык в школах. Воспитанники руководимого ею театрального кружка успешно выступали на школьных и городских мероприятиях.

Вскоре, согласно письму обкома партии, Лидия Асанова была переведена в крымскотатарскую редакцию Андижанского областного комитета по телевидению и радиовещанию. Ее попытки объяснить, что она недостаточно хорошо владеет крымскотатарским литературным языком, в обкоме  пристыдили: «Лайло-хон, уят эмас ми, она тилингизни билмастан…?!» (Лиля-хон, не стыдно ли, не знать родного языка?!). Вот те раз! Пришло другое время, и национальный вопрос зазвучал иначе.

Через два года, штудируя вдоль и поперек газету «Ленин байрагъы», перечитывая по нескольку раз непонятные выражения и обороты, параллельно работая в школе, Лидия Асанова освоила родной язык и вскоре стала заведовать крымскотатарской редакцией.

— В 1983 году, будучи секретарем Андижанского областного Союза журналистов СССР, я была делегирована на республиканский съезд Союза журналистов СССР в Ташкент. Поднимаясь в зал заседания, в лифте встретилась с Тимуром Дагджи, я его узнала и напомнила, как когда-то он со мной, студенткой 2 курса, готовил интервью для радиостанции «Юность». Тимур-ага вспомнил и предложил мне работу собкора газеты «Ленин байрагъы» по Ферганской долине. Вскоре в этой газете появилась моя первая публикация «Тувгъан сокъагъым меним», — рассказывает Лидия Джербинова. – В период работы в Комитете по телевидению и радиовещанию, бывало, очень тяжело давалась та или иная статья. Мне было сложно сформулировать мысль на крымскотатарском языке, и тогда я мысленно обращалась к отцу, он уже к тому времени ушел в мир иной, и представляла, как бы он сказал об этом на родном языке, и, удивительно, текст сам приходил на ум. Я всегда ощущала и ощущаю его поддержку во всем.

 

Педагог — он ведь тоже артист

Замужество внесло свои коррективы в жизнь Лидии-ханум. Пришлось оставить налаженную работу в Андижане и переселится в Наманган к мужу, но и здесь ей удалось развернуть свою кипучую деятельность, пройдя путь от заведующей детским  сектором до заместителя директора наманганского Дворца культуры «Текстильщик». С ее приходом здесь наладилась культмассовая работа, организовывались яркие детские празднества с конкурсами и призами. Детвора, и в жару и в слякоть, в выходные дни спешила во Дворец культуры, где находила занятия себе по душе.

С началом массового возвращения соотечественников в Крым, на родину вернулась и семья Джербиновых. Лидия-ханум в 1991 году устроилась в Координационный центр по возрождению крымскотатарской культуры, располагавшийся в Симферополе на ул.Самокиша, 8. С 1995 года преподает немецкий язык на кафедре общей филологии Крымского индустриально-педагогического института, позже переименованного в инженерно-педагогический университет. Более пяти лет Лидия Муртазаевна работала заместителем декана историко-филологического факультета по воспитательной работе, заместителем завкафедрой немецкой филологии.

— Педагог — он ведь тоже артист. Суметь увлечь, заинтересовать своим предметом, превратить обычный урок, лекцию, практическое занятие в настоящее действо – задача не из легких, — делится Лидия-ханум. – За годы работы в КИПУ я провела около 50 мероприятий университетского масштаба. Это и юбилейные, посвященные памяти  Номана Челебиджихана, Агатангела Крымского, Сабрие Эреджеповой, Эдема Налбантова, Февзи Билялова, и памяти жертв депортации крымскотатарского народа, и презентации различных книг…

А еще Лидия Джербинова — автор  более 40 научных статей, «Немецко-русско-крымскотатарского словаря общеобразовательных слов», «Немецко-русско-крымскотатарского разговорника», «Учебного пособия по немецкому языку для высших учебных заведений», а также сборников Комплексных заданий для самостоятельной работы по немецкому языку студентов нефилологических специальностей и отдельно для студентов инженерных специальностей.

Рефик Куртсеитов, Риза Фазыл, Сафтер Нагаев и Шакир Селим с организатором очередной презентации в КИПУ Лидией Джербиновой

 

— В немецком языке очень сложная грамматика, свой строгий порядок слов в построении предложения, следует учитывать особенности временных форм. Вообще, на мой взгляд, в преподавании крымскотатарского языка во многом можно воспользоваться методикой преподавания иностранных языков. Изучение языков следует начинать с устной речи, приучить к умению правильно говорить, строить общение, пополняя словарный запас, а уж потом уделять должное внимание грамматике. Ведь мы с рождения сначала учимся говорить, произносим звуки, потом слоги, позже пытаемся строить предложения, только потом приступаем к письму. На одной из международных научных конференций в Одессе мой доклад «Об особенностях составления и необходимости создания трехъязычного словаря в Крыму» вызвал поддержку, и было отмечено, что впервые прозвучало сравнение немецкого языка с крымскотатарским и выражено пожелание продолжить эту интересную тему.

В эти сентябрьские дни Лидия Джербинова отмечает свой юбилей и находится, как говорится, на заслуженном отдыхе, но это только отдых от педагогической деятельности, а не от домашней и общественной. Она  угостила нас выращенным в собственном саду виноградом, накануне с супругом самостоятельно отремонтировали дом. А еще они любят читать, у них богатая домашняя библиотека с научной, методической и художественной литературой. Изучают историю родного края, не упускают любой возможности поехать с экскурсией по историческим достопримечательностям Крыма, при этом обязательно вступают в спор с экскурсоводом, разъясняя историю и топонимию родного края.

Их семья постоянные подписчики  «Голос Крыма new», отмечают публикации об истории народа и Крыма, интересных людях. Стоит отметить, что Лидия Джербинова с мужем Алимом Таймазовым одни из первых откликнулись на статью в нашей газете о сборе средств на мемориальную доску известному фронтовому кинооператору, зафиксировавшему уникальные кадры освобождения узников фашистского концлагеря «Освенцим» — Кенану Кутуб-заде,  выделив из своего семейного бюджета 2 тысячи рублей на эти цели.

От общественной жизни им некогда отдыхать. Они живо интересуются происходящим в мире и родном Крыму.

Хайырлы яшлар, Лидия-ханум! Оставайтесь всегда такой же жизнерадостной и неутомимой, здоровья вам, неиссякаемой энергии.

 

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65