Курс валют USD 0 EUR 0

На чужбине сердцем изнывая, она мечтою к родине взывала

Комментариев: 0
Просмотров: 171

Сабрие Биляловой 92 года

 

Лидия ДЖЕРБИНОВА

 

И тот, кто выжил, не сломался,

Тот с содроганьем помнит ад,

Когда на грудь клеймо лепили

С позорным словом «Ost-Arbeit».

Зоя Мицевич

 

Нынче в моде заграница. Не мода была тогда! В городах седые руины и седая в селе лебеда. Какая могла быть мода, когда кругом разруха, война и ненависть к завоевателям? А у людей, побывавших там во время войны, от тех воспоминаний в глотке горе дерет, спать не дает. Она отражается эхом жутким, отголоском прошлого в сердце. Если сердце копит переживания, то мозг их воспроизводит. От имени вкусивших «рай» в далекой от родной земли чуждой им стране остарбайтеров говорит память сердца, а она не выкорчевывается ничем.

Что такое «Ostarbeiter» —  в свои 15 лет испытала и уроженка села Шури (с 1948 года Кудрино) Бахчисарайского района Сабрие Билялова. Кажется, за столько лет уже должно все стереться из памяти. Ан, нет! Она помнит все до мельчайших подробностей, в свои 92 года, которые отметит 30 ноября. Она часто вспоминает свое, до войны счастливое, детство в родном селе Шури, время основания которого уходит к тем же временам, что и пещерного города Кыркор. К началу войны там проживало 250 человек, больше половины из которых крымские татары.

Спокойную жизнь села нарушила война. Пятый учебный год Сабрие должна была продолжить в селе Бия-Сала (ныне Верхоречье), но планам не суждено было осуществиться. Отец, Билял Аметшаев, был мастеровым человеком, в его руках спорилось любое дело. Кроме дел по хозяйству, саду, огороду, он шил еще и мужские шапки из каракуля, красивейшие женские фески, шубы, да еще и плотничал. Во время голодомора его два брата погибли, уйдя на заработки. Остальных же членов семьи от голодной смерти спасли сшитые им и проданные 102 шубы. Мама, Анифе, родилась в деревне Бычкы (ныне Баштановка) Бахчисарайского района. В семье Аметшаевых было одиннадцать детей. Лишь пятеро вернулись из мест депортации и живут сейчас в Крыму.

Безграмотному беспартийному отцу в свое время жители села доверили быть председателем колхоза. Когда нагрянула война, он помогал партизанам. Это было совсем нелегко: в селе и доме хозяйничали гитлеровцы. Он, как и многие жители села, умудрялся снабжать партизан едой, в виде подачи милостыни нищим. Билял-ага переправил в лес корову и коня, его арестовали. Находясь в застенках врага, он никак не мог смириться с тем, что из-за него от рук фашистов может погибнуть вся семья. Совсем недавно родилась малышка Сыдыка. Да еще сын его сестры Алиме — Амет Бекиров, муж сестренки Фатмы — Джафер Алимуллаев ушли в партизанский отряд. Старостой села был Халил-ага. Что стало с ним после войны, Сабрие-бита не знает, так как не была депортирована вместе со всеми, но очень хорошо помнит, какую роль он сыграл в ее судьбе. 5 мая 1942 года, скорее всего его стараниями, ее вместе с одиннадцатью односельчанами угнали в Германию. Но зато почти сразу выпустили отца. Было ли это каким-то условием, она не знает, и считает, что так староста смог спасти от гибели Биляла Аметшаева.

Дорога в Германию была долгой и не такой уж привлекательной, как описывали ее немцы в своих агитациях. Весь путь в грязных, переполненных советскими, в основном молодыми, людьми и детьми вагонах для скота говорил о предоставляемом «сервисе» Великого Рейха. Насильственная отправка граждан СССР на принудительные работы в Германию, а также в присоединенные к Третьему Рейху Австрию, Францию (Эльзас, Лотарингию) осуществлялась немецкими оккупантами в 1942-1944 годы. После неудачного блицкрига появилось указание об использовании «русской рабочей силы». Была поставлена задача: вывезти из захваченных территорий Советского Союза миллионы людей для работы в Германии. Следовавший в Германию поезд по дороге пополнялся новым контингентом. Молодая, богобоязненная, никогда и никуда до этого не выезжавшая Сабрие была, как загнанный ягненок. Увидев это, русская девушка из Алушты предложила ей держаться вместе, и если спросят о специальности, сказать, что она матрасница. Договорились, но судьба решила по-своему. Поезд прибыл в Австрию, материальными и природными ресурсами которой пользовалась уже Германия.

Сабрие Билялова с подругой в Австрии

Когда юная Сабрие ступила на чуждую ей землю, от боли у нее не было сил обратить внимание на место прибытия. По пути следования в грязном вагоне, у нее опухла нога, возник карбункул. Ее поместили в госпиталь Штрасбурга. Оперировали. Перевязали. По молодости, посчитав, что без повязки рана заживет быстрее, она ее развязала, за что была наказана трехдневным лишением пищи. Всех, с кем она прибыла сюда, отправили дальше, и она осталась одна. В пункте распределения рабочей силы появилась бауэрин фрау Вессерин. Ей понравилась молодая, необычной внешности девушка с непривычным для ее слуха именем Сабрие. Фрау заплатила 11 марок и увезла девушку к себе на ферму, расположенную в долине реки Гурк, недалеко от одноименного городка Гурк, где было всего три дома, при входе в один из которых запуганная девушка чуть не лишилась чувств от увиденного: в углу комнаты перед обыкновенной домашней печью, над железной плитой, под которой горел огонь, на цепях висел огромный котел. Первая мысль Сабрие была: «Меня будут варить». Оказалось, в большом котле варили корм для скота. В обязанности Сабрие входили ежедневная двойная дойка пятнадцати коров, варка для них еды, а также вся остальная работа по хозяйству. Работы хватало вдоволь, с пяти утра и до двенадцати ночи. Спать приходилось в неотапливаемой и темной, без окон и света, комнате. Зато питались вместе с хозяевами за одним столом, пять раз в день, как члены семьи. Фрау Вессерин нужно было называть Mutter Wesserin (Мама Вессерин). Через шесть месяцев за Сабрие приехали и куда-то ее повезли. Хозяйка успела написать записку и дать сопровождающим. По месту прибытия Сабрие обвинили в сокрытии своей истинной специальности «матрасница», сказав: «Своему Сталину будешь врать». Что они намеревались делать с ней дальше — неизвестно, но прочитав записку, ее отправили назад. В ее отсутствие фрау успела уже взять к себе украинку Марию. Две девушки сдружились. Их дружба продолжалась до освобождения Австрии.

В 1943 году наступил переломный момент в войне. На конференции министров иностранных дел стран-союзниц была принята «Декларация об Австрии». В марте 1945 года Красная Армия подошла к границам Австрии. Уже в середине апреля была освобождена Вена, позже и вся Восточная часть. Ту часть, где находились подруги Сабрие и Мария, освободили английские войска. В зале, куда их доставили, они услышали сообщение из Москвы, и слезы радости потекли по их щекам, ликованию не было конца. Присутствующих погрузили в машины и снова повезли. По прибытии переодели в одинаковую одежду, женщинам выдали кофты и юбки, мужчинам – костюмы, хорошо накормили, только потом передали в руки Красной Армии.

Путь домой длился несколько месяцев через разрушенные войной Югославию, Румынию, Венгрию. Со временем мужчин определили в трудармию, а женщин в Ташкенте распределили и отправили по регионам, откуда они вывозились. Мария уехала в Украину, а Сабрие и Назмие, из Кок-Коза, отправились в поисках своих родственников в Узбекистан, который должен был заменить им их Родину — Крым. В Маргилане никого не нашли, отправились в Самарканд. Добрые люди подсказали им адрес родителей Назмие. По дороге случайно встретили односельчанина Сабрие — Сервер Усеинов знал, где родственники Сабрие. Переночевав у него, на следующий же день отправилась в Маргилан, нашла их и узнала адрес семьи. Уже была глубокая ночь, но у нее не было терпения ждать утра. Сердце трепетало от волнения и нетерпения. И она, в тоненьком пиджачке, ушла в холодную осеннюю ночь к своим самым близким, самым родным, о встрече с которыми мечтала все эти годы на чужбине. Ее никто не мог и не осмелился остановить. Сердце готово было выпрыгнуть и побежать с вестью, что она жива и здорова, идет, нет, не идет, а летит в эту уже морозную ночь к ним.

Наступило светлое утро. Она дошла и остановилась, все еще не веря, что вот-вот прижмется к родным и утонет в их объятиях. Отец был в поле и собирал курак (оставшиеся после собранного хлопка сухие коробочки). Соседка-узбечка побежала к нему сообщить радостную весть. Прибежал с заплаканными глазами отец, осунувшийся от горя черных дней и переживаний. Пришли вместе в маленькую кибитку, где едва размещалась вся семья на ночлег под одним одеялом, родители и дети: Фатма, Абдураман, Хатидже, Айше, Сыдыка (остальных уже не было). Выдержав всего месяц таких условий, Сабрие перебралась в кишлак Ташлак. Сняла, хоть и маленькую, кибитку, но лучше, чем в Дехканабаде, привела ее в порядок, перевезла семью. Все, кроме матери (она с маленьким ребенком не могла работать), работали кто уборщицей, кто плотником. Стали получать недельные пайки. Семья была спасена от голода. Сабрие год проработала табельщицей, потом до 50 лет крутильщицей в крутильном цехе Маргиланского шелкокомбината и еще пять лет на фирме «Атлас» инструктором. Ее труд не мог быть не замечен. Она неоднократно становилась ударником коммунистического труда, победителем различных соцсоревнований. У нее много трудовых наград.

Замуж она вышла в 1972 году за приехавшего из Казахстанского Алты-Арыка мастера по обработке кожи Эдема Османова. Как и у каждого крымского татарина, у них было великое желание вернуться на незабываемую Родину. В 1991 году мечта осуществилась. Но недолго длилась радость возвращения. Через два года ушел из жизни тот, с которым она коротала длинные, зимние вечера, делилась впечатлениями прожитого дня и судьбой, предназначенной ей свыше.

Проведя несколько лет в неволе с украинкой Марией Подусенко, по возвращении в Крым, Сабрие нашла ее семью в селе Дудерко Бориспольского района Киевской области. С поезда в Киеве ее встретил внук Марии, и они сразу поехали на ее могилу. Умерла она в 1985 году. К сожалению, после расставания они так и не встретились. Трое детей Марии, ее внуки и муж до сих пор общаются с бабушкой Сабрие и предлагают свою поддержку. Она для них память юности близкого человека.

Сабрие-бита очень любит своих братьев Абдурамана и Энвера, сестер Айше и Сыдыку. Живет сегодня она в селе Казанки (до 1948 года Атчеут), самостоятельно справляясь со всеми хозяйственными делами. В доме порядок и накрытый стол для гостей с горячим кофе. Односельчане уважают ее, родственники души не чают. Поэтому и стол всегда накрыт. Поздравим же ее с очередным, 92 днем рождения. Пожелаем ей еще долгих и радостных лет жизни.

Хайырлы яшлар олсун, сайгъылы ве урьметли Сабрие бита! Илериде бир шей юрегинъизге кедер кетирмесин!

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65