Курс валют USD 0 EUR 0

НАС ВСЕХ ОБЪЕДИНЯЕТ КРЫМ

Комментариев: 0
Просмотров: 297

Судьба раскидала многих представителей крымскотатарского народа по различным уголкам мира. Но где бы наши соотечественники не оказывались, они, как правило, стремятся сохранить свою культуру, идентичность и связи с исторической родиной. Одним из центров крымскотатарской диаспоры в России является Москва. Крупнейший мегаполис постсоветского пространства притягивает в свою орбиту людей различных национальностей. Имеет тенденцию к росту и крымскотатарская община города.

В конце прошлого года в российской столице появилась новая общественная организация — «Община крымских татар в городе Москве». О современном этапе развития крымскотатарского сообщества в Белокаменной, его деятельности и причинах, побудивших перейти из неформального состояния в статус официально зарегистрированного объединения, мы сегодня говорим с гостем редакции «ГК» —  председателем Общины крымских татар Москвы Эдемом Умеровым.

 

Опыт общения с турецкой диаспорой

— Эдем-бей, как нам известно, ваш путь из Крыма в Москву лежал через берега Анатолии…

— В 1990-е годы я получал высшее образование в Турции, на факультете экономики и управления Анатолийского Университета в Эскишехире. Этот город, как известно, центр крымскотатарской диаспоры в Турции. Крымских татар там действительно много. Учебный год у нас заканчивался в мае, но мы не спешили на каникулы в Крым, оставаясь на месяца два подрабатывать в крымскотатарских селах. Работали на полях, жили в крымскотатарских семьях. Пожилые люди рассказывали нам, как они выучили турецкий язык по телевизору. Это достаточно зажиточные, состоятельные люди. Сельская жизнь там отличается от крымской. Люди обычно обустроены и живут в городах, а в село, где зимой живут одни сторожа, приезжают в апреле, переодеваются в сельскую одежду и работают до самого октября.

Старшее поколение учило нас вязать татарские узлы на веревках. Фехми-ага — фермер, у которого я жил, показывал мне секрет, которому его научил его дед, а тот, в свою очередь, научился этому у своего отца. Очень легко завязать и очень легко развязать, при этом узел такой крепкий, что никто другой не развяжет.

Будучи студентами, мы бывали в дернеках. В Стамбуле в дернеке каждый вечер могли собирать крымских студентов и угощать. Но в основном все студенты приходили пообщаться, обсудить новости из Крыма. В Эскишехире было по-другому. Дернек собирался раз в неделю. Но собравшись, они всех студентов разбирали по семьям. То есть у каждого студента был свой опекун. Раз или два в неделю каждый ходил к своему «баба», как мы их называли. Сидели, общались.

 

— В Крыму было всегда разное отношение к учебе крымскотатарской молодежи в Турции. Одни говорили, что не следовало отправлять туда. А другие выступают за, пусть, где можно, наши учатся. Каково ваше мнение?

— Однозначно, то, что студенты там учились, это для народа плюс. Но я считаю, что этот процесс нельзя пускать на самотек. Потому что уезжают лучшие, это генофонд, наш золотой кадровый резерв. Если мы говорим о развитии народа, надо каждому уделять внимание. В крупных компаниях Запада выискивают самых лучших студентов еще на втором, третьем курсе, стипендиями их поддерживают и не успели они сдать экзамены, как приступают к работе у них. Что нам мешало вести работу со студентами, учившимися там? Ведь молодежь, находившаяся там, была воспитана в национальном, патриотическом духе. Но работа эта не велась, и меня это очень коробило.

Потом, не находя себе применения в Крыму, притом, что их дипломы не признавались здесь, они искали работу в компаниях Турции, России, Украины. Сегодня многие успешно работают в туристической, строительной, банковской сферах, торговле. Много наших ребят успешно себя реализовали, стали крупными руководителями в компаниях — занимают крупные должности в московских банках, руководят туристическими компаниями. Образование в Турции в этом плане большое подспорье.

Кроме того, пребывание в Турции дало большой плюс в познании и восприятии крымскотатарского языка. У нас в группе были ребята, которые, когда приехали, кроме «селям алейкум» ничего вообще не знали по-крымскотатарски, когда на второй год мы встречались вновь после каникул в Крыму, они уже говорили, что могут читать газеты на крымскотатарском языке.

 

— Каким образом вы оказались в Москве? Как проходила адаптация?

— По окончании учебы устроился на работу в турецкую компанию «Мексан», специализировавшуюся на производстве топливораздаточного оборудования. В 2000 году оказался в Москве, где было создано совместное российско-турецкое предприятие «Бинмексан». Спустя два года, покинув фирму в должности помощника гендиректора, перешел на работу в компанию «Каскташ» —  структурное подразделение мирового холдинга-гранда ENKA. 12 лет проработал в ней на руководящих должностях, дорос до заместителя главы представительства в РФ. Связи с Крымом никогда не терял. Российское гражданство получил позже многих крымчан, хотя живу в России уже много лет.

От неформальных встреч — к общественной организации

— Как возникло желание заняться общественной деятельностью?

— Приехав в Москву, я никого из крымских татар там еще не знал. Но тогда, в начале 2000-х годов, Мустафа Мухтеремов начинал уже собирать вместе крымских татар разных слоев, когда подходили наши народные праздники или памятные даты. Безусловно, Мустафа-ага сыграл большую роль в плане мобилизации общины. Это его огромная заслуга. Хотя до него было время, когда Энвер Байрамов собирал крымских татар, Эрик Кудусов организовывал землячество. Но это все были кружки по интересам, либо собрания интеллигенции. Ведь крымские татары, родившиеся и выросшие в Москве, — это одна волна, приехавшие на заработки из Крыма — другая, а есть еще крымские татары, приехавшие в Москву из Средней Азии и никогда не бывавшие на родине. То есть очень интересные и разные люди, но один народ.

И Мустафа-ага, он молодец, всех собирал, проводил мероприятия, где мы все знакомились между собой. Они сопровождались приездами из Крыма наших деятелей искусств, культуры, творческой элиты. Проводились поэтические вечера. Москву тогда посетили поэты Нузет Умеров, Ресуль Халилов и др. Конечно, без экономики никуда. В Москве немало состоявшихся бизнесменов-крымских татар. С их помощью все эти вечера проводились и проводятся.

 

— Что заставило крымскотатарскую общину Москвы добиваться статуса общественной организации?

— До 2014 года быть крымским татарином в Москве было очень легко. Ты гражданин другого государства и никому не интересен. С 2014 года мы оказались и до сих пор находимся на острие мировой политики. Идет перетягивание нас в разные стороны. И этот психоз присутствует, я вижу это в народе здесь, в Крыму. Меня это печалит, я считаю это неправильным. Все-таки целостность народа должна быть превыше всего. Превыше любой целостности.

Считаю, что каждый соотечественник должен, находясь на своем месте, работать на благо народа. А история и народ впоследствии дадут каждому оценку. Народ в пантеон своих героев возводил разных личностей. Например, Вели Ибраимов был коммунистом до мозга костей, но народ запомнил его не за это, а за то, что он боролся с голодом и спас большое число соотечественников. А сейчас навешивать ярлыки и противопоставлять одного крымского татарина другому недопустимо.

Община существовала, не имея юридического статуса, он как бы и не нужен был. Согласно российскому законодательству общественная организация может существовать де-факто. Общественное объединение граждан не требует обязательной регистрации. Но с 2014 года очень остро встал вопрос обретения юридического статуса. Почему? Нами двигало стремление внести ясность в вопросе того, кто может говорить от имени крымских татар, живущих в Москве. К сожалению, многие СМИ не могли найти обратную связь с общиной, чтобы получить комментарий на то или иное событие. И поэтому в последние годы на страницах СМИ от имени крымских татар зачастую выступали личности, не известные не то что в Крыму, но и в Москве. Неизвестно, кто стоит за этими людьми и крымские ли татары они вообще?

По вопросу регистрации общины среди соотечественников, живущих в Москве, прошла большая дискуссия. Мы выдержали паузу, пытаясь не поляризировать народ, потому что нас всех объединяет Крым, все мы должны вернуться в Крым и работать для блага Крыма.

К сожалению, любому объединению крымских татар сразу пытаются придать какой-то политический окрас, тянуть под какой-то флаг. Зачем? У нас свой крымскотатарский флаг, прокрымскотатарская ориентация. И это не значит, что она антироссийская или антиукраинская.

 

— Ваша организация уже зарегистрирована?

— Да. Общественная организация называется «Община крымских татар в городе Москве» («Москва шеэри къырымтатар джемаатчылыгъы»). Учредителями выступили: доктор медицинских наук, профессор Мемет Керимов, ему почти 90 лет, он заслуженный врач, доктор физико-математических наук, профессор Айдын Шемьи-Заде, доктор филологических наук Севиль Изидинова, супруга известного ученого-химика, покойного профессора и академика Сабри-ага Изидинова. И четвертым учредителем выступил ваш покорный слуга.

В Совет правления Общины входят Мустафа Мухтеремов, Низами Ибраимов, Кемаль Рашидов. Это известные и уважаемые люди. Председателем выбрали меня. Роль председателя больше формально-представительская. Решения принимаются коллективно.

 

Планы и перспективы

— Какая деятельность проводится общиной сегодня среди московского сообщества крымских татар? Какие есть планы на перспективу?

— Московская община росла, растет, а в последнее время мы видим, как студенческий поток из Крыма перенаправляется в Москву. Если раньше этого не было, то теперь во многие вузы Москвы приезжают наши ребята. Сами поступают. Это тоже наши золотые ребята. И если ими не заниматься, то есть опасность потерять их для народа.

У нас есть группы в социальных сетях, и священный месяц Рамазан всегда у нас проходит очень активно. Проводятся ифтары на триста человек, и бывает, что мест не хватает. Большим событием стало то, что в этом году мы провели большой ифтар на две тысячи человек в Шатре Рамазана при Московской мемориальной мечети на Поклонной горе.

Сейчас готовим премьерный показ в Москве фильма-сказки «Хыдыр-Деде». В Крыму она прошла на ура, в Киеве ее уже показали, и Москва не должна оставаться позади.

Дилявер Аблямитов — крупный предприниматель, меценат — ежегодно проводит крымскотатарские новогодние вечера. Это проходит в фешенебельной гостинице в центре Москвы, это красивое действо. Собирается наша молодежь в национальных костюмах, из Крыма приезжают ансамбли, исполнители народных песен. И все это длится несколько дней. В последние годы мероприятия стали посещать представители диаспоры. Из Турции приезжало много крымских татар. Приезжали представители румынской диаспоры.

Амет Володарский на базе своих вузов открыл воскресные курсы, которые посещают наши дети. Молодежь ходит в музеи. Проводятся литературные вечера. И самое главное — мы очень тесно взаимодействуем с общинами братских народов — кумыков, карачаево-балкарцев, ногайцев, казанских татар. На всех их праздничных и памятных датах мы всегда желанные гости. Они нас всегда поддерживают.

Проведение совместных мероприятий — яркая сторона нашей деятельности. На протяжении трех лет мы проводили в стенах Московского Дома Национальностей фестиваль тюркских народов «Бирлик Той». Он проходил в виде викторины, танцевальных номеров. И чем был интересен формат — каждый народ презентовал не себя, а другой народ. То есть, не претендуя на объективность, показать крымских татар глазами кумыков. Кумыки рассказывают о Крыме, мы показываем ногайцев, ногайцы — карачаево-балкарцев, карачаево-балкарцы —  кумыков. Очень был интересный формат. Мы им рассказываем о них, а они нам о нас. В дальнейшем формат был расширен. Пригласили азербайджанцев, казахов. То есть уже международный формат. Сейчас уже «Бирлик Той» переформатировался в фестиваль «Мосты Дружбы» и с помощью Дилявера Аблямитова проходит в московском международном Доме Музыки. В этом году он состоится в октябре, и на сцене будут представители нашей культуры и эстрады.

Как видите, община живет полнокровной жизнью. Основной упор делается на национально-культурные проекты, на сохранение своей идентичности, своих корней. Московская община — неотъемлемая часть своего народа. Все проблемы крымских татар нам не чужды. Все пропускаем через сердце. За всем следим и переживаем. У всех родственники здесь. Как и здесь, в Крыму, там крымские татары разные, с совершенно разными взглядами, симпатиями, предпочтениями. Но все-таки нас объединяет намного большее, чем делает разными. Мы делаем акцент на том, что нас объединяет, и нам удается садиться всем за один стол на принципах взаимоуважения.

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65