Курс валют USD 0 EUR 0

Насыр БЕКИРОВ: Уникальность родного языка нужно ценить и беречь

Комментариев: 0
Просмотров: 567

 

Сборники избранных поэтических и прозаических произведений  Л.Толстого,  А.Горького, М.Лермонтова, Исы Абдурамана, Аблязиза Велиева, Урие Эдемовой, М. Мамбет, «Сказки и легенды Крыма», учебные пособия, стихи и рассказы для детей и ряд других изданий на крымскотатарском языке увидели свет благодаря Медиацентру им. И.Гаспринского. Книги разных авторов, разной тематической направленности разошлись по общественным организациям  и библиотекам в надежде найти своего читателя. Как обстоят дела с литературой на родном языке? Растет ли число пишущих и читающих на нем? Пользуются ли спросом книги? С этими вопросами мы обратились к человеку, через глаза, руки и сердце которого прошли все эти издания. Человеку, чье имя, как правило, упоминается лишь на последней странице издания  – редактору издательского отдела Медиацентра им.И.Гаспринского, курирующему выход литературы на крымскотатарском языке,  Насыру Бекирову. Признаться, мне приятно ближе представить  нашим читателям давнего друга газеты «Голос Крыма», первое знакомство с которым состоялось еще четверть века назад, когда Насыр-бей писал, переводил и редактировал материалы для газеты «Kırım sedası», ориентированной на крымскотатарскую диаспору в Турции, и, вместе с Шакиром Селимом, для двухполосного вкладыша на латинице «Тильде бирлик» в  газете «Голос Крыма».

«Цепляется, если это душу трогает»,

— Так ответил Насыр-бей на мой вопрос о том, что определило выбор филологического образования.

Родители его – Иса Бекиров из Евпатории (Кезлева) и Урмус из Раздольненского (Акшейхского) района — в результате депортации оказались в узбекском городе Чирчике, где они, повзрослев, познакомились и создали семью, вырастили двоих сыновей. Насыр родился в ноябре 1956 года, в школе учился, не проявляя особого интереса  к литературе. Но любил слушать, когда собирались старики — их манера общения, облик, речь, язык впитывались и цеплялись сами собой.

— Отец пересказывал нам с младшим братом крымскотатарские народные сказки, тогда телевизора у нас еще не было и только появился первый сборник наших народных сказок, изданный  в депортации, — вспоминает Насыр Бекиров. – Нельзя сказать, что я с детства мечтал и целенаправленно выбрал свою профессию. Оно шло само собой,  и вроде бы само цепляло меня. Помню, у товарища в гостях мой взгляд сам зацепил с полки его книжного шкафа  именно учебник «Татар эдебияты хрестоматиясы», и рука сама потянулась за ним. Поступил на вечернее отделение  индустриального техникума, пару лет проработал на заводе, отслужил. Случай за компанию с младшим братом  привел меня на праздник «Новруз» в Ташкентский пединститут им. Низами. Он  играл на кларнете, и друзья с татлита (так между собой студенты называли факультет крымскотатарского языка и литературы) попросили его обеспечить музыкальное сопровождение их выступления на конкурсе, проходившем в рамках праздника. Тогда еще студент Ибраим Чегертма исполнил Явлукъ оюны, ловко подняв с пола платок, и факультет занял первое место. А после концерта вся крымскотатарская молодежь отправилась в парк продолжить гуляние, и под арчой пели, веселились и танцевали Хоран.  В тот день я познакомился с третьекурсником Энвером Абдуллаевым, ныне известным многим как журналист, краевед и автор ряда книг Энвер Озенбашлы (уже, к сожалению, ушедший в мир иной), который предложил мне поступать на их факультет. Техникум я бросил, учеба там меня абсолютно не привлекала, и поступил на татлит. И вот здесь, то ли преподаватели были хорошие, то ли я повзрослел, а может и все вместе взятое, я начал учиться  анализировать произведения, раскрывать образы, понимать замысел автора. Я открыл для себя новый мир в литературе и языке. Герои и сюжеты романов и повестей из школьной программы,  до этого перемешавшиеся у меня в голове,  наконец, встали на свои места, обретя яркие образы, четкие грани и контуры. Я открыл для себя крымскотатарских писателей и поэтов, ощутил глубину и богатство родного языка.  А ведь мы учились в эпоху пролетарских писателей, и литературы на крымскотатарском языке практически не было.

Это сегодня Исмаил Гаспринский —  всемирно признанный просветитель, работы которого переиздаются, мысли цитируются, а  было время, когда  даже  упоминание его имени могло послужить обвинением в пантюркизме и еще бог весть в чем. Мне запомнился случай, как  студенты нашего факультета  к юбилею Гаспринского или  газеты «Терджиман» подготовили и вывесили стенгазету, но ректорат распорядился снять ее.

В 1986 году, окончив вуз, Насыр Бекиров два года, до переезда в Крым, работал учителем русского языка и литературы (в редких школах допускалось преподавание крымскотатарского)  в школе поселка Кибрай, и среди его учеников был Алим Алиев, уже тогда он прекрасно играл на кларнете, позже  ставший солистом полюбившегося в Крыму семейного ансамбля «Дестан».

Возвращение в Крым в 1989 году для большинства крымских татар было сопряжено с   бытовыми и материальными проблемами, сложностями с трудоустройством. Поиск работы привел Н. Бекирова в Симферополь, на небезызвестную улицу Самокиша, 8, где он встретил уже знакомого по институту Энвера Озенбашлы, познакомился с Айдером Эмировым, Рефатом Куртиевым и Ибраимом Абдуллаевым. Ему предложили работу в отделе переводов Координационного центра по возрождению крымскотатарской культуры. Полным ходом шла подготовка  к проведению первого после возвращения на родину Курултая крымскотатарского народа, научно-практической конференции, посвященной Исмаилу Гаспринскому. Народ, воодушевленный обретением родины, с энтузиазмом, несмотря на перестроечные процессы, принялся наверстывать упущенное за десятилетия изгнания. Позже Н.Бекиров готовил и переводил тексты с русского языка на турецкий  для газеты «Kırım sedası», работал переводчиком в туристической и строительной фирмах.

Языку нужна питательная среда

— Насыр-бей, вы вот уже пятый год редактируете книги на крымскотатарском языке, издаваемые Медиацентром И.Гаспринского, расскажите, пожалуйста, с чем приходится сталкиваться в процессе своей работы, находят ли эти книги своего читателя? Читающая ли мы нация?

— Сложно ответить на эти вопросы однозначно. Масса разных книг, и среди них встречаются и хорошие и посредственные, это относится и к изданиям на крымскотатарском языке, но опять же – все индивидуально. Язык, как живой организм,  поддается влиянию времени, и для его развития нужна подпитка, благоприятная питательная среда, почва, в условиях которой он мог бы жить полнокровной жизнью. К большому сожалению, рождается поколение, не понимающее родного языка своих родителей, предков. Мы уже дожили до того, что  лишь по традиционному имени и фамилии, отдельным внешним признакам идентифицируемся как крымские татары, да еще употреблением в своем обиходе нескольких стандартных фраз на родном языке. Сплошь и рядом слышим трансформировавшиеся «анашка», «бабашка», «эмджешка», «тизешка» в несвойственной нашему языку форме. Крымскотатарский язык как коммуникативное средство недостаточно используется соотечественниками, а ведь человек существо само по себе ленивое, он выбирает то, что ему удобнее.  Мы и средство передвижения, одежду выбираем комфортнее, то же происходит с языком – говорим на титульном языке, хотя официально и наш язык, вместе с русским и украинским, является государственным.  Если ребенок с детства слышит и общается на одном языке, то, повзрослев, без специального обучения он не заговорит и не начнет читать на другом.  Два часа для государственного крымскотатарского языка в неделю в школьной программе  крайне недостаточны. Нужна постоянная среда общения: дома, в семье, в обществе, ну и, конечно же, чтение. Тогда и родной язык станет комфортнее для каждого из нас.

Редактируя представленные к изданию произведения, редактор всегда  ставит себя на место простого читателя и старается сделать книгу еще привлекательнее для читателя. Зачастую автор, проникнувшись сюжетом, увлекаясь, допускает некоторые неточности или упускает какие-либо детали, и это нормально. Редактор, как говорится, свежим взглядом замечает и  исправляет. С чем-то автор может согласиться, с чем-то нет, каждый приводит свои аргументы. У нас, к сожалению, много споров относительно орфографии, и филологи не пришли к единому мнению в написании и употреблении некоторых слов, использовании грамматических правил. Кальки из неродственных  языков нарушают морфологические и синтаксические конструкции крымскотатарского. Думаю, чтобы  избежать  калек, можно использовать эквивалентные понятия  из родственных языков.   И это, на мой взгляд,  будет приемлемым и для крымскотатарского языка, поскольку эти процессы взаимодополняемы.

Юнус Эмре, Ашик Умер, Алишер Навои и другие великие мастера слова тюркских народов – это могучие ветви одного огромного дерева, плоды которого мы с благодарностью должны принимать. Не зря великий Гаспринский призывал: «Дильде, фикирде, иште бирлик».

Ну а если говорить о вышедших книгах, то меня радуют, и дай Аллах им здоровья, труды наших почтенных писателей: Исы Абдурамана, Аблязиза Велиева, Урие Эдемовой, а  также произведения наших классиков — Умера Ипчи, Эшрефа Шемьи-Заде и других.  С удовольствием читал и готовил к печати «Qrım tatar masalları ve legendaları» (Сказки и легенды  татар Крыма) (репринтное издание 1937 г.), некоторые перечитывал по нескольку раз, получая  удовольствие от богатства языка. Не скрою, приходится, слышать и фразу: «Да кто эти книги будет читать?» Уверен, нельзя впадать в пессимизм и уныние. Нельзя допустить того, чтобы наш язык постигла участь латинского, вышедшего из употребления, сохранившись лишь в виде «книжной» латыни и медицине. Нужно стремиться изучать родной язык, не получается — начинать сначала, не думая, что не получится. Получится, иншалла, если не только запишешь ребенка на дополнительные курсы, но и всей семьей будешь изучать, читать и постоянно общаться на родном языке.  Каждый должен достойно выполнять свою работу, врачи – лечить, строители – строить, учителя – учить, писатели – писать так, чтобы это действительно  было созидательно. Стремиться стать читающей и мыслящей нацией.  Надо изучать и другие языки, изучая их, все больше и больше осознаешь уникальность своего родного, и эту уникальность надо беречь и ценить.  Посмотрите,  крымскотатарские мастера слова, поэты и писатели: Иса Абдураман, Шакир Селим, Аблязиз Велиев, Урие Эдемова, Закир Куртнезир, в совершенстве не только владели и владеют узбекским языком, но и писали на нем, что еще более обогатило их знание родного.

 

— Вы упомянули старую писательскую  гвардию, чьи книги были изданы за эти годы, а как обстоят дела с молодой, пишущей на родном языке, гвардией?

— В изданных произведениях молодых, я имею в виду  начинающих, писателей меня привлекают тематика, манера изложения, в них раскрываются нравственные, моральные проблемы современного общества.   Это сборники рассказов «Эйиликлер олсун» (К добру) Севиль Карашаевой и Айше Акиевой,  «Алтын орьнеклер» (Золотые узоры) журналистки Гульнары Усеиновой, долгие годы работавшей в вашей газете «Голос Крыма», и «Сары гуль» (Желтая роза) Урие Орталан (Кадыровой). Меня до слез тронули отдельные рассказы из сборника «Эгер анамны тапса эдим…» Гульнары Ильясовой. У молодых, начинающих,  безусловно, есть писательский талант, но говорить о своем стиле еще рано.

И снова возвращаясь к пользе чтения и общения на родном языке, отмечу, что через изучение творчества классиков и фольклора со временем проявится и свой собственный, узнаваемый стиль. В любом деле важно работать над собой, не останавливаться на достигнутом. Даже мешая раствор, не всегда все получается хорошо: три лопаты отлично, на третьей – черенок поломался. Скольким авторам мировую известность принесло только одно произведение, а другие его творения так и канули в Лету. Оценку книге даст Его Величество Время и Читатель.

 

comments powered by HyperComments

Последние новости рубрики

Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65