Курс валют USD 0 EUR 0

Недвижимость движет  наживой

Комментариев: 0
Просмотров: 97

 

Тварь я дрожащая или право имею, — рассуждал бедный студент Родион Раскольников, замышляя восстановить высшую справедливость, разделавшись со злосчастной старушкой-процентщицей. Из школьной программы мы все хорошо помним душевные терзания и психологический конфликт героев романа «Преступление и наказание» Федора Достоевского. Но времена меняются, а люди все те же.  «…Они  — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… квартирный вопрос только испортил их…», а это уже по-булгаковски. Но это все, как говорят скептики, художественный вымысел, хотя не стоит забывать, что берется он из нашей с вами жизни. Зачастую вполне реальной и даже документально подтвержденной. Как и наша реальная история, завязавшаяся почти три года назад и по сей день никак не разрешившаяся. Имена героев этой затянувшейся судебной тяжбы по понятным причинам изменены, но факт остается фактом. За купленную  квартиру сумма отдана, договор подписан, но продавец-старушка получение денег отрицает, да и от всей сделки отказывается. Но давайте все по порядку.

Квартира на продажу

Осенью 2015 года в одной из евпаторийских газет появляется объявление о продаже двухкомнатной квартиры. Молодая семья Сабуровых  связывается с агентством по недвижимости и решает приобрести квартиру, хозяйкой которой оказалась 78-летняя Ольга Николаевна, желающая, по ее словам, продать квартиру и под старости лет жить рядом со своей внучкой в Симферополе. Цена вопроса — 1 млн. 700 тыс. рублей — обе стороны устроила. Сабуровы, заключив предварительный договор с агентством, оплатив его услуги в 1 000 долларов, вместе с продавцом, риелтором отправились в Многофункциональный центр оформлять договор купли-продажи. Договор подписан в трех экземплярах, один вручен покупателю, второй – продавцу, третий остался в Государственном комитете по государственной регистрации и кадастру Республики Крым. У входа в МФЦ в машине отсчитали оговоренную в договоре сумму, и Ольга Николаевна ее пересчитала и приняла в присутствии своей внучки. Ключи обещали отдать на следующий день, после того как вывезут все вещи. На том стороны, удовлетворенные сделкой, и распрощались. Ольга Николаевна с внучкой и деньгами на такси уехали, но…, как оказалось, не собирать вещи.

Старушкины метаморфозы: я не я, а квартира – моя

Спустя несколько дней после сделки Сабуровым позвонили из агентства, а тем — из МФЦ, куда на следующий день явилась, якобы, растерянная старушка, вся в слезах, что она не поняла, что подписала, что ее обманули, и никакую квартиру она не собиралась продавать. Подготовка документов на оформление права собственности Сабуровых на квартиру, которые они должны были получить через две недели, приостановлена. Сабуровы едут к Ольге Николаевне, та — в несознанку: обманули, квартиру продавать не помышляла, денег не видала. Остались Сабуровы и без денег и без квартиры. Начался суд, да дело пока и ныне там…

Судебные тяжбы

Второй год идут судебные тяжбы, в ходе которых старушка утверждает, что  у нее периодически проживали  две девушки, которым она, якобы, сдавала комнату, что они просили ее открыть на свое имя счет в банке для получения денег для них, и договор купли-продажи квартиры подписала, будучи введенной ими в заблуждение. Выяснилось, что с девушкой, с которой приехала на такси в МФЦ и при которой сделка состоялась, Ольга Николаевна не состоит в родстве, и полномочиями по продаже своей квартиры ее не наделяла. Вечером, после подписания этих документов, она обнаружила в доме беспорядок и пропажу документов на квартиру, по поводу чего обратилась с заявлением в милицию. В агентства по недвижимости с заявкой о продаже квартиры она, якобы, никогда не обращалась, договоров с ними по этому поводу не заключала, а каким образом появились объявления в газетах, она понятия не имеет. Однако в показаниях свидетелей — главного специалиста отдела приема-выдачи документов МФЦ —  отмечается, что  она переспросила у Ольги Николаевны, продает ли она квартиру и, указав на покупателя, уточнила, ему ли, на что та ответила утвердительно. Продавец «адекватно отвечала на вопросы, не путалась, не заговаривалась, в связи с чем  у нее не  было сомнений в том, что она понимает, что происходит». Таксист, подвозивший девушку и Ольгу Николаевну, утверждает, что девушка просила подвезти ее с бабушкой к зданию МФЦ, подождать их там, а после отвезти обратно домой. Когда они вернулись в такси, он слышал, как бабушка переспросила, правильно ли девушка все посчитала, та ответила: «Да, все нормально». Он отвез их домой, они вышли из машины и зашли в подъезд. Представитель агентства подтверждает, что видела момент подсчета и передачи денег Ольге Николаевне.

Свидетели ответчика заверяют в обратном, что Ольга Николаевна не собиралась продавать квартиру, и что в тот период, когда у нее проживали квартирантки, она чувствовала себя плохо, и у нее было плохое зрение, она могла не видеть, что подписывает.

Семья с двумя малолетними детьми надеется на справедливую судебную защиту

Городской суд исковые требования Сабуровых частично удовлетворил, обязал квартиру  передать им и осуществить государственную регистрацию  перехода права собственности по договору купли-продажи. Верховный суд Республики Крым  решение  первой инстанции отменил, отказав в удовлетворении иска.

В настоящее время Сабуровы подали Кассационную жалобу в президиум Верховного Суда Крыма, в которой, в частности, поясняют, что ответчица действовала при заключении сделки недобросовестно, а в настоящее время, ссылаясь на здоровье и возраст, пытается вызвать жалость к себе как к пожилому человеку, которая в реальной жизни и в судебных заседаниях вела себя вполне адекватно.

«Она четко, продуманно  и расчетливо отвечала на вопросы, ориентировалась в обстановке, всячески пытаясь скрыть истинные мотивы и цели своего поведения при совершении данной сделки, — говорится в жалобе. — Таким образом, если и есть основания говорить об обмане «иными лицами», то в данном случае они обманули меня и сделали это не без помощи и при участии ответчицы. Именно она общалась с женщиной, называя ее своей внучкой. Ответчица сблизилась с ней настолько, что разрешила ей проживать  в своей квартире и даже согласилась на свое имя получать какие-то деньги в банке, то есть действовала с ними совместно и согласованно. Дважды  апелляционные коллегии Верховного суда Республики Крым, рассмотревшие споры между нами, признали договор купли-продажи квартиры действительным и законным. Если это так, то почему же я и моя семья, где двое малолетних детей, уже более двух лет не можем жить в своей квартире и не можем получить справедливую судебную защиту?» —  спрашивает Сабуров в жалобе.

Сабуров также просит принять во внимание то обстоятельство, что определением городского суда  удовлетворено ходатайство ответчицы о снятии ареста с квартиры. «Полагаю, мотивы такого поведения в данном случае совершенно понятны, она спешит избавиться от квартиры, за которую уже получила деньги», — утверждает он.

Квартирный вопрос,  думается, еще долго будет портить человечество, а вот как он решится  для  семьи Сабуровых, определят суд и прокуратура.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65