Курс валют USD 0 EUR 0

Память предков в сердце жива

Комментариев: 0
Просмотров: 46

Наджие Османова с сыновьями

Лидия  ДЖЕРБИНОВА, специально для «ГК»

(Окончание.Начало в №1-2)

Памяти предков надо быть достойным.

Памяти потомков тоже надо быть достойным.

Галина Гончарова

О своем отце Басыре Османове, 1910 г.р., Наджие-ханум с гордостью рассказала, что он был незаурядной личностью. В школе учился арабской графике. Поступил в техникум соцземледелия в Кара-Тобе (с 1948 года Прибрежное). Жил в общежитии, кормился в столовой, где готовили пищу из продуктов, привезенных из дома. Но на втором курсе его отчислили как сына кулака. Он вынужден был отправиться в Окречь (с 1948 года Суворово), где в тридцатых годах был создан Крымский техникум механизации сельского хозяйства, и смог поступить в этот техникум. Преподавание велось на немецком языке с отделением на русском языке.

Почему на немецком? Потому что после присоединения Крыма к России 8 февраля 1784 года жители покинули деревню с первой волной эмиграции. На ее месте в 1849 году переселенными немцами-лютеранами была основана колония Фрейденталь Цюрихтальской волости Феодосийского уезда, где было 26 дворов с немецким населением в количестве 82 человек, 58 «посторонних» и 5044 десятин земли.

«Во время учебы практику отец проходил в Каховке, что говорит о значении техникума. После учебы, в 1935 году был направлен в Джав-Тобе (с 1948 года село Вулкановка в Ленинском районе). Здесь он был очень востребован: и бухгалтер, и агроном, и кассир, и механик. Приглянулась ему местная красавица Ремзие с шикарными черными косами, а работала она заведующей клубом. Ему она приглянулась, а он ей не сразу.

К тому времени Басыр уже отслужил в Красной Армии на Дальнем Востоке. Местом службы была знаменитая КВЖД (Китайско-Восточная железная дорога). Несмотря на то что Ремзие отвергала его ухаживания, он все же решил попросить руки любимой у ее отца. Получив согласие, увез молодую жену в родную деревню Ойсул. Через год их брак скрепился появлением на свет сына Мудессира, который не выжил в  депортации, он умер в сентябре 1944 года, когда отец воевал на фронте.

Басыр Османов (сидит  слева), 1943 г. Оборона Москвы.

 

Отец был призван 24 июня 1941 года, оказался на  учебно-артиллерийском полигоне Тоцких лагерей Центрального военного округа. Здесь пригодились его технические знания. К тракторам прицепляли знаменитые «Катюши» на тачанках и отправляли в бой. Так он бесстрашно участвовал в обороне Москвы и прорыве блокады Ленинграда. Отец в составе I Белорусского и Ленинградского фронтов шел через Польшу на Берлин. Продолжая освобождение Европы, на подходе к польской деревушке, нашпигованной германскими солдатами, остановились на привал у озера. Обессиленные солдаты расположились на ночлег. Было уже морозно. Отец предусмотрительно решил почистить гусеницы, иначе к утру примерзнут. Напарник, сославшись на усталось, ушел спать, но вскоре все же вернулся и помог отцу. В пять утра с места смогли сдвинуться только два трактора. Ночью их примеру последовал еще один экипаж. Наступление было поддержано с флангов, и деревня была отбита, а предусмотрительность, моего отца была отмечена командиром.

Во время одной из передышек они остановились в доме, где была кухня. Намаявшись в ожесточенных боях от Крыма до Европы, какой крымский татарин выдержит, увидев печь и все необходимые продукты, чтобы не вспомнить о родном доме,  Крыме, о вкуснейшем из блюд — чебуреках! И он, засучив рукава, решил приготовить чебуреки. Всех удивляло чудное название блюда. А попробовав,  прикусили язык от удовольствия. Генерал сразу предложил ему продолжить службу на кухне, но он отказался.

Отец вспоминал: «Начался штурм Рейхстага. Снаряды со свистом долетали до стен, но стены Рейхстага не рушились. Нашим войскам все же удалось водрузить над Рейхстагом знамя Победы. Сколько было радости и гордости!»

Отец продолжал службу у границ с Японией. И только в ноябре 1945 года он снова оказался в Москве. Представитель НКВД спросил его: «Как настроение?». — «Боевое!», — был ответ. «Кем вы себя чувствуете: победителем или побежденным?». — «Конечно, победителем». Ему разрешили уехать, но не в Крым. До этого момента он не знал, что всех крымских татар, невзирая на заслуги на фронте, в партизанских отрядах или  подполье, выдворили из Крыма, разбросав по огромной стране.

Сержант и коммунист с военными наградами Басыр Османов прибыл к месту расселения семьи в Джалалкудукский район Андижанской области. Его грудь украшал Орден Красной звезды, медали: «За взятие Берлина», «За отвагу», «За победу над Германией». Позже был награжден Орденом Отечественной войны II степени.

Здесь от жены Ремзие он узнает, что 18 мая 1944 года, когда они с мамой Мукулсе и сыном Мудессиром легли спать, на рассвете их разбудил сильный стук, крики автоматчиков с приказом собрать вещи и освободить дом. Сын спросонья взял подушку, на которой спал, а Ремзие, в растерянности, медный таз. Собравшихся людей погрузили в грузовики и отвезли на ближайшую железнодорожную станцию «Семь Колодезей». Это было страшнейшее зрелище.

Участвующий в операции по выселению в Ойсуле солдат Алексей Веснин из Мелитополя спустя 45 лет в своем покаянном письме в журнале «Юность» описывал так: «Пытавшуюся убежать обезумевшую бабушку догнала автоматная очередь. Еле влезающего в грузовик раненого, недавно вернувшегося с фронта, буквально закинули в студебеккер, словно куль с картофелем». Веснину на момент выселения крымских татар, в котором он участвовал, было всего 19. И он не мог жить с этим грехом на душе и покаялся на весь Советский Союз за содеянное не им. И считал это ни с чем несравнимым чудовищным актом, по своей сути, по физическим и моральным мукам.

«Затем отец узнает, — продолжает Наджие-ханум, — что умер сын Мудессир, которому не исполнилось и четырех лет. Умерла мама Ремзие, и некому было ее похоронить. Один аксакал из местных узбеков сказал: «Не волнуйся, дочка. Мы все мусульмане. Похороним как положено».

Как же заколотилось сердце бравого воина-победителя, когда он все это услышал! Как? Почему? Еще долго не мог осознать содеянного «отцом народов». Но надо было жить дальше. Его направили на  Джалалкудукскую МТС главным механиком, где, согласно своему характеру, работал честно и достойно зарабатывал авторитет. Он прекрасно читал Коран, но когда ему предложили быть муллой, отказался. Не пил, не курил. В Южном Аламышике открылся нефтепромысел. Его освоение велось с 1944 года. Отца направили туда завгаром, но он отказался и организовал там курсы по подготовке трактористов, что имело немаловажное значение в восстановлении послевоенной экономики страны».

Саит и Мерьем (сидят в центре)

 

Басыр-бей с женой Ремзие прожили в любви и согласии 54 года. За это время похоронили малолетнюю дочь Алие и воспитали троих детей. Они были очень трудолюбивыми. Если Ремзие-ханум ловко справлялась с домашним хозяйством, то Басыр-бей прекрасно разбирался в технике, мог починить любую бытовую машинку и, кроме того, мог вязать, выбивать на швейной машинке, вышивать, готовить любое блюдо. Был прекрасным пчеловодом. Ухаживал за коровами, овцами и огородом. Все дела по дому супруги делали вместе.

Их дети оправдали надежды родителей. Сын Рустем по окончании учебы в Ворошиловградском сельскохозяйственном университете работал там же, на кафедре пчеловодства. Вместе с родственниками из Южного Аламышика переехал в Крым, где прожил 11 лет.

Дочь Валие училась в Ошском пединституте. Учительница начальных классов. Живет с мужем Вели Ариповым в Биюк-Онларе.

Старшая дочь — Наджие Басыровна — после окончания средней школы поступила в Ошский пединститут, получив специальность «химик-биолог», работала в средней школе, но основную трудовую деятельность провела в пединституте на кафедре методики преподавания биологии. Вышла замуж за Недима Шехмамбетова, с которым была знакома еще со школьной скамьи, учился на два класса старше. Да и мамы их дружили, они только и ждали этого момента, и детям выбора не оставили. Недим, после учебы в Андижанском строительном техникуме по специальности ПГС, работал инженером по труду и зарплате в управлении строймеханизации в Оше. Чтобы получить трехкомнатную квартиру, стал работать сварщиком на ХБК.

Семья его отца в тридцатых годах тоже была причислена к кулакам. Шехмамбет-картбаба умер, а его жену – Айше-картана — с детьми выставили из дома в селе Кочеген в никуда. Что делать бедной женщине с четырьмя маленькими детьми и небольшим узелком? Кое-как добрались до вокзала Керчи. Подошедший мужчина обратился на русском языке. Конечно, никто ничего не понял. Тогда он знаками предложил им идти за ним. Привел к длинному бараку, показал им комнату, а девятилетнему мальчику Саиту (будущему отцу Недима) посоветовал продавать воду на вокзале. Научил произносить нужные слова по-русски и написал их на листе бумаги. Так мальчик начал кормить семью. А с началом войны он с братом Рефатом отправился на фронт. Рефат пропал без вести, Саит вернулся из Омского госпиталя раненым и контуженным, но с медалью «За отвагу». Работал в пожарной части Южного Аламышика.

Так и жили семьи, вспоминая о близком и далеком, а сердце звало на запретную Родину, в родной и милый Крым. Родители Саита, желая переехать в Крым, оказались в Мелитополе, где и умерли.

Их сын Недим-бей обосновался еще в 1989 году в общежитии Керчи, в 2002 году их семья объединилась в Евпатории. Все бы хорошо, но смертельное ДТП в 2019 году унесло его в мир иной, семья хранит добрую память о нем.

После учебы в аспирантуре Киргизского научно-исследовательского института во Фрунзе и консультаций  по базовой кандидатской диссертационной работе в Ленинградском пединституте им.Герцена у доктора педагогических наук профессора Ирины Пономоревой, Наджие Басыровна устроилась на работу в Крымский инженерно-педагогический университет (КИПУ). Но не сразу по специальности, немногим позже работала на кафедре биологии, экологии и БЖД, возглавляемой талантливейшим руководителем и прекрасным человеком, доктором наук, профессором Дилярой Ильясовной Баличиевой. К сожалению, готовую диссертацию Наджие-ханум не суждено было защитить в Ленинграде. Работая в КИПУ, она привила студентам любовь к предмету. Ее студентки – Эльзара Ибрагимова, Анна Залесская, представлявшие  вуз на конференции в Ульяновске, заняли соответственно I и II места. Их работы были рекомендованы на Международный салон, который проходил в Севастополе в октябре 2015 года, где они были награждены золотой и серебряной медалями. Серебряную медаль получила и Алие Абдурахманова. Нужно подчеркнуть, что в работе этого салона были представлены 64 государства. А студентки КИПУ были единственными из Крыма.

В том же году Наджие Басыровна завершила работу в вузе и посвятила себя воспитанию внуков, которых она безмерно любит. У нее их пятеро от двух сыновей. Сыновья — ее гордость. Старший Руслан имеет диплом врача Ошского медицинского университета и диплом педагога Ошского госуниверситета. Работает преподавателем в Евпаторийском медицинском колледже. Является председателем цикловой комиссии. Его жена Эльмаз получила образование экономиста в КИПУ.

Второй сын Алим — инженер. За его плечами Узбекский технологический университет. Занимается вторичной переработкой строительных материалов. Его жена Айше тоже экономист, работает креативным директором в этно-отеле «Джеваль».

Наджие Басыровна счастлива и гордится  тем, что смогла быть полезной для нашей молодежи, проработав в КИПУ, что дышит родным воздухом, что живет в родном Крыму.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65