Курс валют USD 0 EUR 0

Памяти Людмилы Алексеевой

Комментариев: 0
Просмотров: 62

 

8 декабря в Москве на 92-ом году жизни скончалась известная участница правозащитного движения в СССР и постсоветской России, председатель Московской Хельсинской группы Людмила Михайловна Алексеева.

Людмила Алексеева (в девичестве Славинская) родилась 20 июля 1927 года в Евпатории, но еще в раннем детстве вместе с семьей переехала в Москву. В годы Великой Отечественной войны, решив уйти добровольцем на фронт, окончила курсы медсестер, но в армию ее не взяли из-за возраста. В 1950 г. закончила исторический факультет МГУ. Работала преподавателем истории в ремесленном училище в Москве. В 1952 г. вступила в КПСС. В 1953–1956 гг. училась в аспирантуре Московского экономико-статистического института. В 1959–1968 гг. работала научным редактором редакции археологии и этнографии в издательстве «Наука». В 1970–1977 гг. — сотрудник Института научной информации по общественным наукам Академии Наук СССР.

После смерти Сталина в 1953 году и последовавшего затем разоблачения Берии она пережила мировоззренческий кризис. С 1956 г. квартира Л.Алексеевой становится местом встреч московской интеллигенции, хранения и распространения самиздата. Принимала участие в правозащитном движении, начиная с первых протестов против ареста и осуждения писателей А.Синявского и Ю.Даниэля. В апреле 1968 года исключена из КПСС и уволена с работы. В 1968–1972 гг. была первой машинисткой первого в СССР правозащитного бюллетеня «Хроника текущих событий».

За правозащитную деятельность Людмила Алексеева неоднократно подвергалась обыскам и допросам. В феврале 1977 г. вынуждена была эмигрировать в США, где вела программы о правах человека на радиостанциях «Свобода» и «Голос Америки». В 1984 году ею была издана монография «История инакомыслия в СССР. Новейший период», в которой одна из глав была посвящена движению крымскотатарского народа за возвращение в Крым.

В своей работе Л.Алексеева обстоятельно описывает положение, в котором оказался крымскотатарский народ в результате насильственного выселения с родины в 1944 году. Характеризуя быт спецпоселенцев, она сравнивает его с жизнью крепостных в царской России: «Положение их было очень сходно с положением крепостных уральских заводов начала прошлого века и по правовому положению и по условиям быта. Крымские татары были поселены в бараках, пристройках, хижинах, принадлежавших заводу, с которого они не имели возможности уйти. Как и у крепостных рабочих, расселение крымских татар производилось без учета родственных связей. Часто родители и их взрослые дети оказывались в разных поселках и не имели возможности не только повидаться, но и приехать на похороны — выезд за пределы места поселения грозил длительным лагерным сроком».

Л.Алексеева дает развернутую картину развития крымскотатарского национального движения с 1956 года по начало 80-х гг. ХХ века, уделяя большое внимание попыткам крымских татар массово возвратиться на родину после известного указа от 9 сентября 1967 года и противодействию этому процессу со стороны советских властей. Описывая взаимоотношения активистов крымскотатарских инициативных групп с участниками диссидентского правозащитного движения, она отмечает, что благодаря помощи московских правозащитников, мировая общественность смогла узнать о положении крымских татар. Ведь до этого у последних не было возможности самим наладить связи с Западом.

«Но отношения между крымскими татарами и московскими правозащитниками не были лишь односторонней помощью москвичей крымским татарам. К моменту сближения правозащитное движение находилось лишь в стадии становления, почти не имея опыта, в то время как крымскотатарское движение имело более чем 10-летнюю историю, и у него было чему поучиться, — отмечала вместе с тем Л.Алексеева, указывая, что опыт национального движения крымских татар был использован диссидентами при создании «Хроники текущих событий». — Информационные бюллетени, регулярно выпускаемые крымскими татарами в 1966-1967 гг., были некоторой исходной формой для будущей «Хроники». Не случайно также, что первая независимая общественная ассоциация, возникшая в Москве в мае 1969 г., была названа Инициативной группой защиты прав человека и, подобно инициативным группам крымских татар, не имела ни руководителя, ни выраженной организационной структуры».

Говоря о перспективах развития крымскотатарского движения в начале 1980-х гг., Л.Алексеева связывала надежды на восстановление прав крымских татар с демократизацией советской общественно-политической жизни и давлением на СССР извне: «Создалась тупиковая ситуация: крымскотатарский народ не примирился и, очевидно, не примирится с запретом возвращения в Крым и разрушением национальной жизни. С другой стороны, для нынешних руководителей СССР психологически немыслимо согласиться на поселение в пограничной, стратегически важной области народа, который, с одной стороны, имеет родственные связи и единую религию с населением пограничной Турции (что, видимо, и было импульсом для депортации в 1944 г.), а с другой, — на протяжении 25 лет продемонстрировал действительно всенародную волю отстоять свои права и смело предъявляет властям СССР счет за человеческие жертвы, уничтожение национальной культуры и продолжающуюся дискриминацию. Думаю, что решение крымскотатарской проблемы возможно лишь как следствие демократизации советской системы или если нынешние власти, в случае общего ослабления системы, уступят давлению мусульманских стран, которые последнее время стали проявлять интерес к судьбе крымских татар — своих единоверцев.

Выступления зарубежного представителя крымскотатарского народа Айше Сеитмуратовой, эмигрировавшей в США, на нескольких конференциях стран ислама привлекли внимание их прессы и некоторых политических деятелей. Возможно, в связи с этим, а также в связи с интересом к проблеме крымских татар среди общественности США, ООН, получавшая многие годы документы крымскотатарского движения, ей адресованные, теперь хоть как-то обратила на них внимание. Осенью 1980 г. был сделан соответствующий запрос советскому представителю».

Л.Алексеева вернулась в Россию из эмиграции в 1993 году и спустя три года была избрана председателем Московской Хельсинской группы. Являлась членом Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. В мае 2012 года вместе с группой известных советских диссидентов посетила Крым, приняв участие в траурном митинге, посвященном годовщине депортации крымских татар.

В июле 2017 года президент РФ В.Путин лично приехал поздравить известную правозащитницу с 90-летием, вручив ей в качестве подарка гравюру с видом Евпатории.

Официальная церемония прощания с Л.Алексеевой прошла 11 декабря в Москве. Проститься с ней приехали: президент России В.Путин, председатель Госдумы Вячеслав Володин, председатель Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов, уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова, председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин, народная артистка РФ Лия Ахеджакова и др. Похоронена Л.Алексеева будет на кладбище церкви Сент-Джон в столице США — Вашингтоне, где покоятся ее мать, муж и старший сын.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65