Курс валют USD 0 EUR 0

По ветвям древа жизни рода Терлекчи

Комментариев: 0
Просмотров: 395

Дилявер Челебиев (в центре) с мамой Сальге Терлекчи (Челебиевой) и сестрой Дилярой, г.Буйнакск

 

Да не пресечется род крымскотатарский!

 

Не каждый из нас может похвастать глубоким знанием своих корней. В лучшем случае получается проследить свою родословную до четвертого-пятого колена. А дальше — пробел, восполнить который вряд ли уже суждено. Где-то виной тому время, вернее, люди, взявшиеся вершить его по своему усмотрению. Истории известны периоды, когда принадлежность к тому или иному роду могла стоить жизни его потомкам. И этой участи не избежать было ни отдельным царским особам, ни духовенству, ни ученым, ни состоятельным людям. Чтобы уберечь своих детей от преследований власть предержащих,  приходилось скрывать свои корни и особо не распространяться. Сегодня пробуждается интерес к генеалогическому древу, но родных, кто может с точностью рассказать о ваших предках, к сожалению, уже нет в живых, а те, кто ныне — хоть и в здравии, но не в памяти или  не в знании. В одной из своих публикаций («Судьба двух господ», ГК №21 от 2 июня 2017 г.) я рассказывала о судьбе рода Челеби со слов их внука и сына Дилявера Челебиева. Сегодня его повествование о другой ветви по материнской линии, не менее интересной и знатной — о роде Терлекчи.

 

За веру и достаток грозила ссылка

Дедушка моего собеседника Дилявера Челебиева — Сеит-Умер Терлекчи был родом из состоятельной семьи, его отец аджи Сеит-Амет был потомственным садоводом и сумел любовь к труду передать своим детям.

 

Сеит-Умер Терлекчи, г. Маргилан, !961 г.

Сеит-Умер с женой и пятью детьми был вынужден оставить большой двухэтажный дом, расположенный за Ханским дворцом в Бахчисарае, и искать счастье в чужом краю. Были как раз те времена, когда вера и достаток  сурово карались. Несмотря на то, что Сеит-Умер сдал свой сад и вступил в колхоз приемщиком, их семья значилась в списках на раскулачивание — то ли не могли простить паломничества отца к святым местам, то ли еще что. Поэтому в 1929 году Сеит-Умер-картбаба, не дожидаясь ссылки в места отдаленные, решился с семьей уехать в г.Буйнакск (Дагестан), где устроился садовником в военторге.

 

Старшая дочь — Сальге Терлекчи (мама Дилявера-ага) в 1932 году, выйдя замуж за крымского татарина Абдураима Челебиева, уехала в Душанбе. Сын, Амет Терлекчи, окончил Ростовский железнодорожный институт. Перед самой войной он тяжело заболел менингитом, спасти его не удалось. Второй сын, Сеит-Яя, оставив учебу на математическом факультете Ростовского института, ушел на фронт. В битве под Сталинградом был тяжело ранен осколком разорвавшейся мины. Боевые товарищи его, изуродованного до неузнаваемости, доставили в медсанбат, где врачи, дав водки вместо наркоза, прооперировали ему ногу. В 1943 году Сеит-Яя, комиссовавшись, вернулся на костылях в Буйнакск инвалидом II группы. Окончив пединститут, он преподавал математику в местной школе. Вскоре директор детского дома, крымская татарка тетя Мева, обратила его внимание на свою воспитанницу, сироту крымскую татарку Наджие, на ней Сеит-Яя и женился.

 

В 1960 году Сеит-Умер-картбаба с сыном Сеит-Яя и невесткой Наджие перебрались к родным в г.Маргилан. Здесь Сеит-Яя построил дом, но пожить в нем не довелось.

— Моя мама звала отца и брата Сеит-Яя с семьей к себе в Душанбе, — рассказывает Дилявер-ага. —  Сеит-Яя-дайы нашел здесь работу методистом в гороно и остался, а Сеит-Умер-картбаба вернулся в Маргилан к невестке и новорожденному внуку Амету, чтобы помочь им продать дом и перебраться в Душанбе. Но случилось несчастье — ночью выпавший в трубе кирпич перекрыл дымоход, и картбаба и Наджие-енге угорели. Восьмимесячный Амет, спавший в соседней комнате, чудом выжил. Когда Сеит-Яя-дайы перевез сына к нам, в Душанбе, моя мама помогала его выходить.

Сеит-Яя Терлекчи, г. Ленинград, 1950 г.

В 1961 году овдовевший Сеит-Яя Терлекчи создает новую семью с Фазиле и ее дочерью Шейде,  в этом браке родился третий, уже общий ребенок – дочь Сайде. До своей смерти в 1970 году Сеит-Яя преподавал в школе детской колонии. Он похоронен на чужбине. Через 20 с лишним лет его семье посчастливилось вернуться в Крым.

Еще две дочери Сеит-Умера-картбаба – Хатидже и Сайме Терлекчи тоже получили высшее образование. Хатидже в 1941 году поступила в Ленинградский институт стройматериалов, во время войны перевелась в Московский, вышла замуж за военного,  которого направили преподавателем в Бакинское военное училище. Они живут в Баку, у них две дочери.

Сайме окончила Бакинский университет, с мужем и сыном живет в Санкт-Петербурге.

— Несмотря на расстояния, мы все чтим и помним свои корни, — говорит Дилявер-ага. – Мы очень тесно общаемся, по возможности стараемся навещать друг друга, часто перезваниваемся. У Сайме очень красивый почерк, она пишет такие удивительно теплые и проникновенные письма.

 

Трижды бежавший из фашистского плена

— Хочу рассказать еще об одной ветви рода Терлекчи, — продолжает Дилявер-ага. – Это двоюродный брат моего деда — Рефат-картбаба. Судьба его трагична и заслуживает уважения. До войны Рефат Терлекчи окончил в Москве Всесоюзный государственный институт кинематографии, легендарный ВГИК, получил специальность кинооператора и ушел на фронт. Дважды бежал из фашистского плена, но был пойман. Решившись на третий побег (он оказался удачным), попал во Францию к французским партизанам, в Маки – часть движения Сопротивлении нацистским оккупационным войскам. После окончания Второй мировой войны, несмотря на возможность остаться и предупреждения, что на родине пребывание в плену ему не простят, он решает вернуться. В 1945 году, в числе таких же, как он, отчаянных военнопленных, его на пароходе обещали доставить на родину, но почему-то высадили  в Египетском порту. Полгода их держали в резервации, и здесь Рефат-картбаба инициировал бунт и голодовку, требуя возвращения на родину. Наконец, их на пароходе доставили в Одессу, где ждали допросы, проверки и суровый приговор. Рефата Терлекчи осудили к 10 годам лагерей. Свой срок он отбывал на Колыме. После смерти И.Сталина в 1953 году Рефата-картбаба освободили и реабилитировали. Он приехал к родным в Маргилан, при росте 1 м 90 см весил всего 47 килограммов. Рефат-картбаба был и у нас, в Душанбе, когда моя мама звала обустроиться там. Он рассказывал, что в лагере за ним закрепилось прозвище «худой», и труднее всего ему было не в военном плену, а в советском лагере на Колыме. В Душанбе он не смог найти себе работу по душе и вернулся в Маргилан, где соотечественников было побольше и было фотоателье, где он устроился почти по специальности – фотографом. Кстати, последний фотоснимок моего деда Сеит-Умера Терлекчи, прилагаемый к данной публикации, выполнен именно им, Рефатом Терлекчи.

 

Блестящий знаток крымскотатарского языка

— Это еще одна гордость – родной брат моего деда Сеит-Умера – Билял Терлекчи. Он учился в гимназии, потом  в Симферопольской татарской  учительской школе. За благонравие и отличные успехи в науках  педагогическим советом этой школы он был отмечен Похвальным листом. После окончания школы в 1905 году он выезжал в Каир, Стамбул, Санкт-Петербург, изучал арабский, русский, турецкий языки. Вернувшись в Крым, преподавал в школах русский и крымскотатарский языки. В 1915 году в одной из книг, выпускавшихся в Бахчисарае в типографии Рефата Гаспринского, был проанонсирован выход первого «Тюркотатарско-русского словаря» под авторством Биляла Терлекчи: «Скоро  начнется печатание тюркотатарско-русского словаря Биляла Терлекчи. Цена 40 коп. Склад издания: г. Бахчисарай, д.214, Умер Терлекчи». Об этом пишет в своей научной статье «Лексикографические труды Биляла Терлекчи (1886-1965 гг.)» профессор Исмаил Керимов. Как видим, складом, откуда реализовывались словари, был дом моего деда Сеит-Умера – родного брата Биляла Терлекчи. Революция, голодомор, репрессии изменили жизнь в Крыму. Мама рассказывала, что часто Билял-картбаба приезжал из Симферополя в закрытом фаэтоне, опасаясь в любую минуту быть схваченным распоясавшимися анархистами и большевиками. Если Умер-картбаба с семьей выехал на Кавказ буквально налегке, то вскоре следом за братом, но уже с багажом, приехал с женой Сайде Усеиновой и Билял  Терлекчи. Здесь, в Буйнакске, он устроился на станцию садоводства, благо  род Терлекчи славился любовью к земле и труду на ней. Вскоре он стал главным агрономом опытно-селекционной станции.

Помню, еще  в годы войны  я жил некоторое время у Биляла-картбаба. Его жена Сайде-тизе попросила у моей мамы взять меня к себе, поскольку своих детей у них не было, а маме с тремя детьми было тяжело. Сайде-тизе любила меня наряжать красиво и аккуратно, обязательно повязывала бантик под воротничок на шею, но я тут же, выйдя на улицу, снимал его и прятал в карман, стесняясь насмешек мальчишек. Как-то к ним из Махачкалы приезжали в гости артисты кумыкского театра. Среди них был заслуженный артист крымской АССР Сервер Джетере, после ранения на фронте оказавшийся в Дагестане, помню, он удивительно тонко чистил яблоко так, что из-под ножа выходила длинная непрерывная ленточка кожуры, и угощал меня, пятилетнего. Помню, они вместе дружно готовили эльву, для приготовления которой нужны были крепкие мужские руки. К сожалению, Сайде-тата в 1951 году умерла от белокровия, ей было 47 лет. Страдавшему от одиночества 65-летнему Билялу Терлекчи судьба через год подарила неожиданную встречу со своей бывшей ученицей из бахчисарайской школы Сабрие Тарпи. Они поженились, а через год у них появился сын Хикмет, благодаря которому, составленный его отцом почти 100 лет назад словарь сохранился и издан Научно-исследовательским институтом крымскотатаркого языка, литературы, истории и культуры при КИПУ. Это издание с дарственной надписью Хикмета Терлекчи подарено мне и моей супруге Диляре.

Хикмет живет в Старом Крыму, его мама Сабрие Тарпи умерла  и похоронена в Старом Крыму, а Билял Терлекчи, скончавшийся в 1965 году, похоронен в Буйнакске.

 

Еще один Билял, только из рода Усеиновых

Билял Усеинов с матерью, г. Бахчисарай, 1932 г.

Этот снимок сделан в Бахчисарае в августе 1932 года. На нем Билял Усеинов (родной брат Сайде – первой жены Биляла Терлекчи) со своей мамой. Он окончил Ялтинский техникум садоводов при Никитском ботаническом саду. Билял получил  ранение на фронте под Севастополем, был доставлен в госпиталь в Краснодар, оттуда  сестра Сайде его забрала в Буйнакск и выходила.  Брак с кумычкой был недолгим, вскоре Билял женился на Фахрие Тарпи. У них родились две дочери. Билял Усеинов умер и похоронен в Баку. Его супруге Фахрие Тарпи суждено было вернуться в родной Крым. Она тоже похоронена в Старом Крыму.

В 1980 году Билял-ага подарил мне старую книгу «Иллюстрированное описание маточных коллекций Питомника», 1901 года издания, г.Киев, с пометкой, сделанной от руки: «Собственность Б.М.Усеинова», которую наша семья бережно хранит.

 

***

Вот они, потомки славного рода. Рода, веками бережно относящегося к родной земле, ее щедрым дарам, рода, стремящегося к знаниям и передаче их следующим поколениям. Древо жизни Дилявера-ага очень интересное, переплетается со многими известными личностями. Известный общественный деятель Амет Озенбашлы его дядя, Мерьем Озенбашлы, 80-летний юбилей со дня рождения которой недавно отметили в Крыму, его двоюродная сестра. Побывав в гостях у радушных хозяев Дилявера и Диляры Челебиевых, мы окунулись в удивительное прошлое, прошлое нашего народа.  Из каждой семьи-ячейки, рода складывается летопись нашей нации, страницами которой мы должны гордиться. Собирайте летопись своего рода, интересуйтесь своими истоками. Из таких могучих корней прорастает молодая крепкая поросль, достойная своих предков.

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65