Курс валют USD 0 EUR 0

Победа «Оливковой ветви»

Комментариев: 0
Просмотров: 104

 

18 марта в Турции отмечалась 103-я годовщина победы в битве при Чанаккале. В одном из самых кровопролитных сражений в турецкой истории Мустафа Кемаль Ататюрк заставил объединенные силы Британской империи и Франции отступить от черноморских проливов.

В ходе Первой мировой войны Англия и Франция стремились взять под контроль стратегически важные проливы, открыть морской путь черноморским портам союзной им России и вывести Турцию из войны. По инициативе морского министра Британии Уинстона Черчилля была предпринята Дарданелльская операция. Союзники планировали огнем корабельной артиллерии разрушить турецкие форты и батареи на берегу пролива, выйти в Мраморное море и захватить Стамбул. 18 марта 1915 года англо-французский флот предпринял попытку прорваться в Дарданеллы, закончившуюся провалом. Два английских и один французский броненосцы были потоплены шквальным огнем турецкой артиллерии.

В тот же день между Англией, Францией и Россией было достигнуто секретное соглашение о разделе территории Османской империи. По нему Россия должна была получить в свое владение проливы и Константинополь. По планам союзников, российские войска должны были высадиться на Босфоре. Планы по захвату черноморских проливов уже давно вынашивались в Петербурге, однако значительные силы русской армии были скованы борьбой с германскими и австро-венгерскими войсками на Восточном фронте.

Не сумев силами флота подавить береговые батареи турок и не дожидаясь помощи со стороны России, англо-французские силы 25 апреля 1915 года высадили на берег десант для их захвата. Тяжелые бои на Галлипольском полуострове продолжались до 9 января 1916 года, когда союзники, понеся и огромные потери, вынуждены были признать поражение и эвакуировать войска. Российское командование планировало высадить десант на Босфоре весной 1917-го, однако начавшаяся революция сорвала эти планы, а захватившие вскоре власть большевики во главе с Лениным и вовсе отказались от них.

Падение Африна

Участие в торжественных мероприятиях, посвященных очередной годовщине битвы при Чанаккале, приняли и официальные лица. Президент Турции Реджеп Эрдоган использовал свое выступление в Чанаккале для объявления соотечественникам о взятии сирийского города Африна. Турецкие войска и части сирийской оппозиции установили контроль над этим городом около 8:30 утра 18 марта.

В ходе начавшейся 20 января операции «Оливковая ветвь» перед вооруженными силами Турции стояла задача по занятию приграничного сирийского региона Африн, контролировавшегося курдской группировкой YPG. В течение двух месяцев турецкие военные преодолевали сопротивление противника в горах, методично уничтожая и захватывая разветвленную сеть укреплений, сооруженных курдскими сепаратистами. С выходом турецких войск на равнину положение курдских сил стало безнадежным, и они предпочли оставить центр региона, не оказывая упорного сопротивления.

В итоге в руках курдских формирований, контролировавших некогда район Африна, осталась небольшая территория, примыкающая к позициям сирийских правительственных войск с центром в городе Телль-Рифат. Курдские лидеры делают ставку на партизанскую войну в Африне, однако нет оснований полагать, что с течением времени это сопротивление не будет подавлено. При этом будущее Телль-Рифата, очевидно, будет определено договоренностями между российской и турецкой сторонами. В турецких СМИ сейчас развернулась активная информационная кампания, призывающая к занятию города турецкими войсками. На контролируемых турками территориях проходят митинги, на которых арабское население, бежавшее из города, выступает с призывом занять Телль-Рифат.

Грядущие войны

Если операция «Щит Евфрата» (2016 – 2017 гг.) не позволила афринским курдам соединиться с основными курдскими силами Северной Сирии, а «Оливковая ветвь» положила конец существованию «афринского кантона», то теперь Анкара задалась целью добиться контроля над городом Манбиджем и прилегающими к нему районами на западном берегу Евфрата. Но если «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» стали возможны благодаря негласным договоренностям руководств Турции и России, то для осуществления новой операции Анкаре потребуется договариваться с США, разместившими в Манбидже своих военных и поддерживающими оружием силы курдов в Сирии.

Известно, что Вашингтон и Анкара ведут переговоры по этому вопросу. Рассматриваются разные варианты решения проблемы. Однако, какое бы решение не было найдено, очевидно, что оно не положит конец конфликту между Турцией и сирийскими ответвлениями Рабочей партии Курдистана (РКК). Даже в случае полного ухода курдских формирований с западного берега Евфрата, в руках союзников РКК останутся обширные районы на восточном берегу реки, через которые в населенные курдами регионы Турции продолжат проникать боевики и оружие. В этом плане очевидно, что Анкара не сможет считать себя удовлетворенной, пока верные ей силы не возьмут под контроль весь периметр турецко-сирийской границы. Это, в частности, подразумевал руководитель турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу, когда заявлял о том, что вслед за Манбиджем настанет черед других городов.

Объектом военной активности Турции становятся и районы на севере Ирака. Граничащие с Турцией провинции этой страны входят в состав автономного Иракского Курдистана. Однако даже курдское правительство в Эрбиле плохо контролирует ситуацию в районе Кандиль, ставшем базой РКК. В последние дни турецкие силы приступили к нанесению авиаударов по укрытиям сепаратистов на территории Ирака, а в скором времени там может развернуться новая сухопутная операция. При этом, начав военные действия против РКК, Анкара одновременно сделала жест расположения в сторону Эрбиля, восстановив воздушное сообщение со столицей Иракского Курдистана, прерванное в прошлом году, когда в автономном регионе прошел референдум о независимости от Ирака. Тогда Турция, Иран и Ирак единым фронтом выступили против создания независимого курдского государства, заставив Эрбиль идти на попятную.

Политика расширения сферы турецкого влияния в северных регионах Сирии и Ирака, вместе с тем, приводит Анкару к столкновению с интересами США и Ирана. Вашингтон и его европейские союзники в последние годы в ходе сирийского конфликта сделали ставку на поддержку курдских формирований и обособление контролируемых ими регионов от территории, находящейся под властью Башара Асада. На этом фоне отношения Анкары с Западом переживают не лучшие времена. Тем не менее, на состоявшемся 26 марта в болгарской Варне саммите Турция — ЕС Р. Эрдоган заявил, что полноправное членство в Европейском союзе остается стратегической целью его страны. «Попытка вытолкнуть Турцию за пределы политики расширения станет крупной ошибкой для ЕС, стремящегося превратиться в одного из ведущих игроков мировой политики», — полагает Эрдоган.

Вместе с тем, расширение турецкого военного присутствия раздражает и такого крупного регионального игрока, как Иран. Турки и персы издавна соперничали за влияние на Ближнем Востоке. Многочисленные войны между двумя империями были привычным делом на протяжении многих веков, в свое время активное участие в них приходилось принимать и войскам Крымского ханства.

Несмотря на то, что для Ирана также актуальна проблема курдского сепаратизма, Тегеран ревностно следит за расширением зоны турецкого военного присутствия. В ходе «Оливковой ветви» проиранское ополчение, воюющее на стороне сирийских властей, направило своих бойцов в Африн на помощь курдам. В этой связи турецкое государственное информагентство «Анадолу» приводит мнение эксперта Центра стратегических исследований Ближнего Востока Ойтуна Орхана: «Не исключено, что если США будут настаивать на союзе с террористами YPG в Сирии, то Анкара и Тегеран могут пойти на сближение. Если же США откажутся от поддержки YPG, то террористическая организация найдет нового «покровителя» в лице Ирана. Это приведет также к новому союзу Турции с США».

Ястребы на взлете

Союз Анкары и Вашингтона против Ирана выглядит весьма вероятным на фоне того, как в администрации американского президента все больший вес набирают сторонники конфронтации с режимом аятолл. Об этом говорят и назначение новым госсекретарем директора ЦРУ Майка Помпео, занимавшего жесткую позицию по отношению к Ирану, и скорое появление в Белом доме в качестве советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона. В бытность работы в команде Дж.Буша-младшего Болтон был одним из тех, кто ратовал за вторжение в Ирак и выступал за бомбардировку территории Исламской республики.

Естественными союзниками США в противостоянии с Ираном будут такие региональные игроки, как Израиль и Саудовская Аравия. Вместе с тем, Вашингтон вряд ли откажется полностью от поддержки курдов ради союза с Анкарой. Курдский фактор будет использоваться американцами для противодействия режиму Асада в Сирии и дестабилизации населенных курдами регионов Ирана. Очевидно, что в ближайшем будущем Анкаре придется сделать выбор между восстановлением отношений с США и углублением сотрудничества с Ираном и Россией.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65