Курс валют USD 0 EUR 0

«Правизна» и «левизна» крымскотатарских партийных деятелей ФОТО

Комментариев: 0
Просмотров: 612

Эльдар СЕИТБЕКИРОВ, «ГК»

История Крымской АССР 1921-1945 гг. требует тщательного изучения со стороны крымских татар. Наши политики и общественные деятели склонны —  одни превозносить республику, как эталон решения национального вопроса, другие — уже списали как коммунистический обман. Но знаний крайне мало, во всяком случае за последние годы потока исследовательских работ по заданной тематике мы не наблюдаем. Еще в середине 1990-х годов как-то на одной выставке разместили портреты крымскотатарских деятелей 1920-1930-х годов, при этом и понятия не имели об их взглядах, взаимоотношениях, все списали репрессии. А ведь это была жизнь, борьба за жизнь и жизнь в борьбе. Идеального ничего нет, но познавать в сравнении необходимо. За годы гражданской войны Крым пережил массу убийств и трагедий. За автономию в 1921 году крымскотатарский народ первую кровь массово пролил в 1918-м и положил на алтарь отечества жизнь своего лидера Н. Челебиджихана. Первое советское правительство Республики Таврида грубо игнорировало интересы крымских татар, эту ошибку исправили со вторым приходом советской власти в 1919 году. В руководство Крымской ССР во главе с Дмитрием Ульяновым (братом В. Ленина) вошли уже четыре крымских татарина. В Крымской АССР, провозглашенной в 1921 году, представители коренного народа не сразу заняли высшие должности в республике, а спустя время. И если КрымЦИК и Совнарком (правительство) возглавляли крымские татары, то во главе обкома партии крымские татары никогда не стояли. А как известно, именно партия была руководящей и направляющей силой в обществе  и стояла над государственными органами власти.

В первые годы советской власти еще допускались конструктивные, внутрипартийные дискуссии. Позже, когда сталинизм победил окончательно, места для дискуссий не оставалось, была лишь травля. Крым, находясь в орбите данной политики, как и другие регионы СССР, лишь с местными особенностями, проходил этапы государственного строительства. Среди крымскотатарских государственных и общественно-политических деятелей единства не было. Партийный политикум был разделен на «правых» и «левых» коммунистов, враждовавших между собой. Безусловно, противоречиями пользовались некие другие силы, стремящиеся поиметь с этого выгоду. Внутрипартийная борьба ослабляла позиции работников, конец у всех вышел трагический – «правых» репрессировали, в основном, в 1920-х годах, «левых» — в 1930-х.

В крымском архиве имеются стенограммы областных партийных конференций, почти через век раскрывающие тайны партийно-государственной жизни. Эти материалы требуют отдельного научного исследования и доведения до широкой общественности. В сегодняшней публикации мы коснулись отдельных выступлений XI партконференции, стремясь передать настроения в крымскотатарском сообществе в 1925 году. Также нами обнаружен архивный документ, подписанный председателем ГПУ Крыма Торопкиным и начальником Восточного отдела Ярулиным «О высказанных мнениях националистами касательно  XI-й партконференции». Надеемся, материал будет интересен читателю, а молодых исследователей подвигнет к работе.

XI Крымская Областная конференция РКП(б)

20 ноября 1925 г.

Конференцию открывает секретарь Областного Комитета РКП(б) тов. Петропавловский, который, в частности, сказал: «В нашей маленькой республике мы, как в зеркале, видим отражение всего того, что есть во всем нашем необъятном Советском Союзе. Десятки народов, которые прежде враждовали друг с другом, которых прежде угнетала буржуазия, теперь представляют единую семью братских народов. Тут мы видим, как народ более культурный помогает народу, бывшему десятилетиями в угнетении, более отсталому и некультурному; тут мы видим братское сотрудничество, единство творчества, единство борьбы десятков тысяч трудящихся разных народов. Товарищи, для нас, для Советской Республики Крыма, вопрос об этом братстве народов особенно важен, ибо Крым представляет из себя тот мостик, который от великого Советского Союза идет, с одной стороны, к миллионам угнетенных трудящихся Востока, с другой стороны — к миллионам трудящихся Запада…»

Осман Дерен-Айерлы (председатель Совнаркома Крымской АССР): «Товарищи, иногда думаешь: не лучше ли стать левым, не лучше ли ограничиться в партии работой, обычной для левых – ругать кулаков-националистов, критиковать и получать аплодисменты… Я молодой член партии – с 1918 года, я еще молодой по годам – всего мне 27 лет, я раньше не был правым, но я знаю по истории, по фигурам правых работников, что они исключительно деловые работники, что они оправдывают возлагаемые на них партией обязанности. Возьмите так называемых правых – их так называют левые – везде во всех автономных республиках. Вы в их лице найдете действительно деловых работников – коммунистов, а левая часть занимается исключительно критикой тех вопросов, которые выдвигают правые товарищи. Я бы сказал, таким образом, что творческую работу ведут именно правые товарищи, а левые разрушают ее… Что нам в вину ставят левые? Не дело ставят они нам в вину, а ставят о связи нашей с националистами, с кулачеством и т.п.

Я согласен с тем, что товарищи, связанные с населением, отражают настроения и чаяния его, выдвигая вопросы, иногда выдвигают их в сыром виде. Нужно их тогда исправить, для этого и существует партия, не каждый член партии всякий вопрос может правильно ставить и разрешать. Я согласен с тем, что бывают у нас ошибки, но плюс правых заключается в том, что они вытаскивают что-то, что-то делают, они показывают партии, что есть вопросы, интересующие массу, передают эти вопросы на разрешение партии, которая, их отшлифовывая, придает им коммунистический вид и проводит их в жизнь. Если вы возьмете историю левых, вы там не найдете никакой творческой работы. В доказательство я могу сказать следующее: на IX областной конференции мы, правые, боролись с левыми. За что мы боролись? Мы боролись за дело. Мы говорили, что у вас за  3 года работы 40 человек коммунистов и не из местного населения, у вас только 400 человек в Комсомоле; что у вас никакой работы нет; что безобразия были доведены до того, что вся власть находилась в руках националистов (смех). В это время никакого влияния на население не имелось. Мы пришли к власти и что мы видим в нашей работе? Сделали ли мы что-нибудь? Делаем не мы, а наша партия, мы указываем партии вопросы, а левые скрывают их. Что нам в вину ставят левые? Не дело ставят они нам в вину, а ставят о связи нашей с националистами, с кулачеством и т.п. Вот это и доказывает, товарищи, что левые занимаются исключительно критикой, философией, китайской философией. Они заняты никому не нужными академическими вопросами, которые давно разрешены партией. Где, я спрашиваю, ваша работа! Вот, когда говорят меньше постановлений, а больше дела, мы как раз подходим к следующему: я прошу, чтобы партия пришла к нам на помощь, ибо эти споры убивают время. Я думаю, что не следует только ставить вопросы, что бедняцкое население мало связано с нами, и этим ограничиться. Мы ставим вопросы более широкие. Товарищи как будто открывают нам Америку, что нужно опираться на беднячество. Этот вопрос давно известен членам партии. Я говорю, что нужно эти вопросы не теоретически разрешать, а работать реально. Работали ли вы (левые) в этой области, есть ли у нас хоть один образцовый сельсовет или ячейка, где выявляется связь между бедняцкой и середняцкой частью? Ставили ли вы вопросы о том, чтобы тянуть за собой основные части крестьянского населения, главные массы населения, среди которых мы работаем. Левые товарищи похожи на командиров без солдат: татары в коммунистической партии оказались без татар. Я хочу сказать, что если партия пошлет нас, скажет нам: работайте под командой этих командиров, то я не знаю, как согласиться на это, потому что там нет никакой стратегии, там нет наступления, там есть пустая, никому не нужная философия. Мы являемся солдатами партии, если партия пошлет меня, солдата, быть командиром масс, я постараюсь им быть, но я не могу быть командиром без солдат. Нужно иметь солдат, нужно иметь за собой массу. Дело партии нас вооружить большевистским вооружением. Я согласен, что мы, может быть, делаем ошибки, но не нужно забывать, товарищи, что мы ставим вопросы с точки зрения дела. Отличие наше заключается в том, что мы решения партии проводим в жизнь, а левые не только не проводят, а мешают их проводить».

 

Якуб Мусаниф: «Товарищи, когда я сегодня слушал выступления тов. Юнусова из Бахчисарайского района, я удивился его невыдержанности, т.к. он оперировал такими фактами, что лучше было бы ему совсем не выступать. Тут присутствуют тов. арийцы из Бахчисарая, и они хорошо помнят, с какими личными выпадами выступал докладчик ОК (Обкома партии. — Э.С.) на конференции по адресу ответственного работника, работающего в союзном масштабе. Если бы тов. Юнусов не оперировал такими ничтожными фактами о разжигании групповщины и остановился на этом факте, — лучше было бы.

Потом отрицал совсем существование кулака, останавливаясь на примере совхоза Мордвинова, — дальше идти некуда. Я хотел остановиться на выступлении товарища из флота, который говорил, что правые связаны с крестьянством, но выступление одного товарища расстроило все мои планы, и мне придется большую часть  моего выступления посвятить ему.

Он остановился на отдельных фигурах правых, вроде Мухтарова и т.д., и восхвалял их. Но поскольку он перешел к отдельным личностям, и мне придется сказать: тов. Дерен, вы, говоря о Мухтарове, почему не остановились на Султан-Галиеве, Валидове, Ногаеве и др., которые находятся вне рядов партии? Нужно было и на них остановиться.

Я удивлен этому выступлению тов. Дерена. По-моему, тов. Дерен все свое выступление построил только на демагогии, ни больше, ни меньше. Он сказал: «Мы, правые, заняты государственным строительством, а левые его разрушают». Теперь заглянем в их работу, что они делали? Они утверждают, что связаны с крестьянством, посмотрим и на это. Я приведу ряд фактов, которые доказывают, с кем связаны так называемые правые. Возьмем историю с Муслюмовыми, историю с дигерменкойскими кулаками, возьмем историю с совхозом Мордвинова. Хотя тов. Юнусов говорил о напоре на этот совхоз не кулаков, а бедняков с середняками, это не правильно: тут был напор кулаков. Например, когда кулаки пришли к Дерену просить передачи им совхоза, он послал их в и сказал: если вам совхоз не дадут, притащите 50-60 крестьян. Еще возьмем историю с т.т. Абдурамановыми, Узенбаш и Гавро, также возьмем ряд других фактов, от которых не спрячешься. Они доказывают их связь с населением. Возьмем другой момент: Всекрымский съезд уполномоченных Крымсельсоюза. Мы узнаем, кто руководил этим съездом. Съездом руководил Озенбашлы, а наш Дерен сидел почетным членом президиума, организовав беспартийную фракцию. На этом съезде в числе делегатов были татары, только ни один татарин за ними не пошел. Где ваша связь с крестьянством? Есть, товарищи, ряд фактов, которые доказывают очень наглядно эту связь с населением. Тов. Дерен хотел сказать: вот мы работаем, а левые не работают. Многие товарищи помнят выступления Дерена на прошедших VIII и IX конференциях, где он говорил: «Вот теперь соваппарат работает плохо, потому что во главе сидят некие товарищи, которые не связаны с крестьянством». Теперь мы видим, что во главе сидят товарищи, знающие местные условия, и, однако, постановка соваппарата, о котором говорили многие товарищи, — разве хороша?

Есть целый ряд других моментов, на которых можно было бы остановиться, но я перехожу к другому вопросу, о Комсомоле. Здесь говорили, что в Комсомоле все обстоит хорошо, говорили о количественном росте КСМ (Коммунистический союз молодежи. – Э.С.). Я считаю своим долгом коснуться его, потому что тов. Петропавловский мало коснулся его. О количественном росте мы знаем. Мы ждали организационного оформления и внутри воспитательной работы, но она слаба, также есть кризис руководства. Это можно доказать на примере Керчи. В этом примере ясно выразился кризис руководства. Его руководитель, вместо того, чтобы правильно руководить и заниматься внутренней воспитательной работой, занимается и доходит до разложения татчасти комсомольской организации. Групповщину, о которой говорил тов. Дерен, они развивают, и она коснулась даже пионеров (смех). Каждый товарищ–выдвиженец выдвигается очень тенденциозно, сначала его приглашают в кабинет и ему задается вопрос: «Ты за народ или против, ты правый или левый?», и если правый, он получает определенное назначение, а если левый, то никогда не получит работы по его специальности (с места: «Факты»). Факты дадим в свое время. Все эти ненормальности должны быть урегулированы».

 

Фиткулин: «…У нас в Крыму в области проведения нацвопросов имеется целый ряд пробелов; на эти пробелы придется обратить ваше внимание… Товарищи, я хочу ответить Дерену на тот рост, который имеется, на тот приток в партии, КСМ за счет татарского  населения. Этот рост, товарищи, является стихийным ростом без руководства соответствующих органов. Здесь нельзя взять в основу работу плодотворную, которая создала такой приток. Дальше я, товарищи, остановлюсь на работе самих таткоммунистов, в чем она должна заключаться. Главным образом она должна заключаться в том, чтобы татарские коммунисты руководили татинтеллигенцией, если это можно, и националистами, которые имеются в Крыму. Что было сделано в этой области? Тов. Дерен говорит: «Мы работу создаем, а левые разрушают». Тов. Дерен! Конференции это не нужно говорить, и ваши выступления являются доказательством, что вы вождь правого крыла. Если вы выступаете таким образом, что же делают остальные? Чтобы руководить интеллигенцией, руководить известной работой, нужно иметь способности, а эти способности используются моментально на трибуне. У нас получается иногда, таким образом, что этих националистов использовали, а наших коммунистов нет, и когда мы об использовании говорили, нам отвечали, что т.т. Хаттатов, Чапчакчи, Узенбашлы – революционер и другой революционер. Товарищи, эсеры тоже были революционеры, меньшевики тоже были, но мы за период октябрьской революции немало сажали их в тюрьмы. Есть такие писатели, которые праздновали 25-летний юбилей. Что они писали революционного за период существования Соввласти? Ничего. Они занимались бузой, балаганщиной… У нас в нашей партии не должно быть никаких группировок. Настоящая XI партконференция должна поставить крест на эти вопросы, и ОК должен будет заняться изучением этих течений. Кто является правым и кто неправым, и если окажется неправильным левое течение, то ОК должен это учесть, и наоборот, и должен сказать партии, что имеется болезнь и если она не поддается лечению без хирургического метода, тогда этот метод нужно будет применить,  и таким образом сумеем сохранить     единую спайку среди татарских работников. Я думаю, ОК займется этими вопросами и выяснит и отрежет хвосты этим товарищам, и есть 3-я группа КВД (куда ветер дует): в 1923 году они левые, в 1924 г. – правые, таким образом, где победа, там и они».

 

Вели Ибраимов (председатель КрымЦИК): «…После 5-летнего существования нашей власти в Крыму мы имеем значительный рост нашей парторганизации, а также РЛКСМ. Эта работа в Крыму имеет особенно большое значение, но если допускаются какие-либо ошибки или имеются уклоны, о которых мы здесь говорим, то отклики их слышны на Востоке. Поэтому я считаю, что нужен очень осторожный подход к разрешению вопроса и не следует поднимать паники на нашей конференции. Говорят, что стоящие у власти  имеют связь с кулачеством. Я, товарищи, имею связь не только с кулачеством, но и с попами для того, чтобы изучать их психологию…

Теперь подхожу к наболевшему вопросу, особенно в наших крымских условиях – это о «левизне» и «правизне». Неоднократно мы говорили, что никакой левизны и правизны нет, но при перетасовках бывают всегда обиженные, они-то и создают эту левизну и правизну. Товарищи, мы говорим, что должны очень осторожно подходить к этому вопросу, чтобы не создать склок или группировок в организации, и ОК и ОКК должны подойти к этому вопросу, но думаю, что на XI конференции мы этот вопрос все же решить не сможем».

О высказанных мнениях националистами касательно  XI-й партконференции

  1  С. Д. Хаттатов: «XI Партсъезд был довольно интересным только внутри партийного разбора. Наших коммунистов-татар обвиняют в «правизне», т.е., открыто говоря, в близости к националистам. Это для нас не является новостью, да иначе и быть не может, т.к. какой бы то ни был коммунист, стоящий во главе народных дел, должен стоять ближе к народу, он должен стоять на одной платформе с националистами. Теперь времена другие и националисты полевели, изменились в корне, а национальные вопросы и нужды стали более острыми, чем когда-либо.  Для того чтобы что-нибудь  сделать народу или подружиться с ним, необходимо быть ближе к нему, а это только возможно через национальные чувства и действия. Я, право, в восторге от речей Дерен-Айерлы, который сказал правду, что правое крыло коммунистов-татар больше приносило пользу, чем буржуазно-занятые левые.  Правых нельзя изжить, они будут. И те левые коммунисты, которые считаются действительно левыми и настоящими коммунистами, со временем принуждены будут поправеть, будут заражаться национальными чувствами. У нас нет же таких идейных коммунистов, как Зиновьевы, Рыковы, Калинины и другие, большинство наших коммунистов малообразованны, не особенно опытные, испытанные, а главное, зараженные националистическими чувствами и нуждами, и при первой встрече с национальными вопросами начинают переходить или клониться в их лагерь. Так оно и было, так оно и будет до тех пор, пока не будут идейно-воспитанные татары коммунисты, теперешнее же большинство их все-таки зараженные. Внутрипартийные раздоры среди коммунистов никак не кончаются. Так было и в прошлых годах, так и сейчас. Оно будет продолжаться еще долгое время, пока не будут все члены партии одинаково воспитаны, идейные, истинные. Пока эти раздоры показывают нам в некотором роде слабость и слабую дисциплину партии. Если сказать правду, то нужно признаться, что национальные вопросы, или, просто говоря, национализм, чем дальше, тем больше требует дельных, опытных людей, потому что национальные вопросы теперь не те, которые были в 1917-1920 гг. То, что произошло, уже не возвратится. Когда все народы получили себе право на свободу, то оказалось, что наш татарский народ отстал от всех других национальностей вследствие политики старого режима, наш народ оказался темнее, невежественнее и некультурнее всех других национальностей, что же делать. Необходимо было больше обратить внимание на татарский народ, стараться, чтобы их возможно скорее образовать, словом, как-нибудь дать возможность татарам быстрее  догнать в отношении культурности, образования и знания другие национальности. Так поступил Крымнаркомпрос, так и надо было поступить с точки зрения общегосударственного Советского правительства. Но за это Крымнаркомпрос получил незаслуженное замечание, а именно: на XI Партконференции Контрольная Комиссия обвинила Наркомпрос в том, что Крымнаркомпрос больше поработал для татарского народа, мало или совсем не обратил внимание на другие национальности. Это замечание обидно не только Наркомпросу, даже и нам, националистам. Раз и навсегда надо запомнить, что группировка в партии (левизна или правизна) была и раньше и будет впереди. Придется нам теперь более тесно сблизиться, связаться с нашими партработниками, поддерживать их, хотя некоторые из них отталкивают.

Пусть, надеюсь, что придет время, и нам достанется возможность снова работать активно по национальным делам; конечно, не при белых. Белые – страшные и серьезные для нас враги, они совершенно не дали и не дадут нам возможности работать, а большевики-коммунисты нам близки, небольшая дистанция между нашими и большевиками, во многих вопросах мы соединяемся и объединяемся с коммунистами, может быть, наступит то время, когда мы окончательно объединимся вместе с большевиками, сольемся в одну группу и будем работать рука об руку, но, конечно, это время еще очень далеко, но мое убеждение в том, что рано или поздно оно совершится».

 

Абла Меметов: «26 сего месяца был прощальный вечер нашему зампреду исполкома Сейдаметову. В Евпатории идет упорная борьба против татар работников. От нас Измайлова избрали, откомандировывают и Сейдаметова, это такие работники, которые сделали много добра народу и которые пользуются необыкновенной любовью населения, особенно среди крестьян. Некоторые работники, из зависти к ним, в происходившей районной конференции обвиняли их в национализме, называли шовинистами, бюрократами и т.д. В общем, их от нас убрали. Такая самая борьба идет в Крымском масштабе в происходящей ныне Областной Партконференции. Там обвиняют Дерен-Айерлы в национализме. Возможен уход ряда татработников от правительства, в том числе и Халиля Чапчакчи. Это еще не все. Приехавший к нам на место Измайлова некий Тархан на конференции высказался в том смысле, что в Евпатории нужно очистить Советские учреждения от татар, они, мол, ставленники Измайлова-Сейдаметова. Словом, и нам предстоит быть «безработными». Я, с такой охотой вступающий в партию, теперь разочаровываюсь, мне больно, что в партии занимаются личными интригами. Когда же она очистится от таких элементов? У нас теперь очень спешная общественная работа. Через некоторое время у нас будут проводиться выборы в горсовет. С этой целью Исполком производил перепись населения. Но в татарские районы попали такие переписчики, что очень много татар не регистрировали. Мы это своевременно обнаружили и опротестовали, а татучительство взяло на себя произвести вторичную перепись татрайона. Думаем, в горсовете займем солидное место. Такая же самая горячая работа идет по району. Нас в партлинии опрокинули, т.к. мы взяли курс по Советской линии. Здесь мы уже выдержим свое. Нужно идти на собрание. Нужно проводить татар».

 

  4Y3O_TFkvcM  А. С. Айвазов: «XI Партконференция серьезно обсуждала вопрос о правизне и левизне партии, иначе говоря, партийные группировки, но никто из участников конференции не вспомнил или не заметил самого серьезного факта в этом вопросе, а именно: не особенно поправела та часть партии, которую обвиняют в «правизне», а серьезно полевел народ, крестьяне, стоящие на стороне или на национальных платформах. Конечно, известная часть партии пошла им навстречу. Этот факт, действительный факт, что левеет народ, левеют крестьяне, левеют националисты, левеют все, в том числе и мы левеем. Все мы быстрыми шагами идем к коммунизму, большевизму и кричим ему: «остановись и возьми нас» и действительно идущие позади отряда товарищи, оглянувшись, на время останавливаются для того, чтобы взять нас также с собой, и слушают нас. Эта самая временная остановка называется «правизмом». Но я надеюсь, что те остановившиеся товарищи, взяв нас голодных и оттолкнув негодных, снова пойдут по общекоммунистической дороге по общему пути. По-моему, этот правизм есть временный. Оно опять поправится, но одно жаль, что в таких делах всегда, как и ранее, так и теперь, виноватыми оказываются наши татары, а именно: поправевшими оказались наши татары партработники. Хорошо сказал Дерен-Айерлы…»

 

  x_bd586e11  Осман Акчокраклы: «Правда, что многие наши партработники за последнее время поправели, это факт. Многие из них не только не порвали связи с национализмом, а, наоборот, теснее сблизились с националистами. На это обратила партия свое внимание. Это, конечно, недопустимо с точки зрения партийной дисциплины и программы. XI Партконференция осудила это, это мало принесет пользы. Мне кажется, что правизна чем дальше, тем больше будет существовать среди партии, т.к. современный состав партии и их положение нам наглядно доказывает это. Оно будет изжито только тогда, когда партия возьмется с точностью выполнить свою программу. Но все это временное явление, как НЭП. Боюсь, чтобы через эту «правизну» не пострадали некоторые наши верные партработники, стоящие во главе ответственной должности и в то же время тесно связанные с национализмом и националистами. Я думаю, что партия этого не допустит. Поживем — увидим. Пока одно только интересно для нас —  что партия имеет разные толки и убеждения членов, значит, если имеются «политические троцкие» в центре, то и имеются «националистические троцкие» в провинциях. Это неудивительно».

 

Абибулла Темирджан Одабаш (работник Наркомпроса): «Правых и левых заметили только сейчас, а раньше они разве не были? Нет, это партийная политика. Это большой удар татаризации. Обвиняют Наркомпрос в том, что много сделал для татарского народа, а другим национальностям —  ничего, это напрасно. Наркомпрос  действительно больше старался для татарского народа, потому что он более темный, невежественный в сравнении с другими национальностями. Наркомпрос по силе возможности работает также с другими национальностями. В Наркомпросе много работников националистов, беспартийных татар, вот потому укоряют такими замечаниями. Но я считаю своим долгом работать на свой народ, который отстал от всех других во всех отношениях, я это считаю своей священной обязанностью».

 

  24BEA55E-4273-4B3E-9E64-64557A4AAB79_w640_r1_s_cx0_cy15_cw0  Халиль Чапчакчи (Наркомздрав): «Сколько ни старайся, все равно найдутся ошибки и неправильности в твоих работах. Так и случилось с нашим Наркомздравом. XI партконференция критиковала работу Наркомздрава, но я скажу, что все это пустяки. Наркомздрав сделал больше того, что ему было задано, это знает народ. Если Наркомздрав сделал мало для деревни, как нам говорили, то в этом не виноват Наркомздрав, а виновата наша бедность. Давайте средства и мы сделаем все. Я работал с большевиками с 1918-1919 гг. и работаю сейчас, я думаю, за мной или за моей личностью не может быть никаких подозрений. То, что я был редактором «Крыма», курултаевцем, националистом и пр., то все это было тогда, а теперь время другое, время всех нас воспитывало и воспитывает. От того национализма, который существовал в 1917-1920 гг., у меня ничего не осталось, я сейчас работаю и считаю себя настоящим партийным работником, но порвать связь с народом и их националистическими нуждами я не в состоянии, как и другие. Видите, даже и те партработники, которые мало-много работали с националистами, и те не могут порвать связи с националистами; XI партконференция обвиняла и осудила некоторых таковых, так называли «правых» коммунистов, но это напрасно. Не надо было бросать среди партийных лозунга: «группировки», а теперь партработники, в особенности районные, до сих пор недоумевавшие о группировке, теперь хотят примерить к себе и стараются зачислить себя, по своему убеждению, то в одну, то в другую группировку.

Постановление конференции «об изъятии группировок» — одно, а жизнь другое. Что сделали наши правые коммунисты. Совершенно ничего. Они работали и работают так же, как и другие, левые. Но они виноваты в том, что они «близки» к национализму и националистам, больше слушают народ, и вот желая изолировать их от национализма, подняли этот вопрос. Но это напрасно и бесполезно. Как было, так и будет, но я опасаюсь, чтобы в будущем году не исключили многих наших партработников из партии, обвиняя в «правизне», но скажу одно: раз существует одна партия, то непременно будут существовать в ней и правые и левые, без этого не может быть. В нашем национализме также имеются и правые и левые. Тяжелое впечатление среди татар оставила XI партконференция, обсуждая «правизм и левизм» партии. Об этом мы в другой раз поговорим, только одно скажу, что будут существовать и правые, и левые, будут существовать партия, а также будет существовать рядом с ней национализм».

 

Председатель ГПУ Крыма Торопкин, Начальник Восточного отдела Ярулин 1925 г.

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65