Курс валют USD 0 EUR 0

Приказы и исполнители

Комментариев: 0
Просмотров: 194

В тот майский день 1944 года товарные эшелоны один за другим отправлялись в путь, увозя женщин, детей, стариков вдаль от родных мест, в бескрайние пространства горя, отчаяния и тревожной неизвестности. Ошеломленные внезапно свалившейся на них бедой люди еще не успели даже толком осмыслить всю глубину постигшей весь народ трагедии. Многим из тех, за кем захлопнулись двери вагонов, было уже не суждено увидеть родной Крым вновь…

Правительственные указания

«Во исполнение Вашего указания, сегодня, 18 мая с. г., с рассветом была начата операция по выселению крымских татар. По состоянию на 20 часов подвезено к станциям погрузки 90 000 человек, из них погружено 17 эшелонов и отправлено в места назначения 48 000 человек. Находятся под погрузкой 25 эшелонов. Во время операции никаких эксцессов не имело места. Операция продолжается», — телеграфировали в Москву наркому внутренних дел СССР Л.Берия его подручные, отвечавшие за осуществление выселения, — заместитель наркома государственной безопасности Б.Кобулов (во главе наркомата госбезопасности в то время стоял человек Берии — В.Меркулов) и заместитель наркома внутренних дел И.Серов.

Спустя два дня, 20 мая, Серов и Кобулов сообщили начальству о завершении операции и отправлении из Крыма 67 эшелонов с крымскими татарами. Кроме того, 6 тысяч крымских татар были мобилизованы в трудовую армию, а еще 5 тысяч мужчин направлялись по указанию Берии в распоряжение треста «Московуголь». Получаемая от руководителей операции по выселению информация тут же отправлялась Берией высшему руководству страны — председателю Государственного комитета обороны (ГКО), главе советского правительства, секретарю ЦК ВКП(б) И.Сталину и его заместителю по правительству и ГКО, наркому иностранных дел В.Молотову.

Согласно постановлению ГКО от 11 мая 1944 года, крымские татары должны были быть выселены с территории Крыма «на постоянное жительство в качестве спецпоселенцев в районах Узбекской ССР». Однако количество спецпереселенцев оказалось несколько выше планировавшегося первоначально, и уже 21 мая ГКО несколько меняет планы, разрешив НКВД «направить в целлюлозно-бумажную промышленность и леспромхозы Наркомлеса, обеспечивающие целлюлозно-бумажные комбинаты древесиной, в Молотовскую, Горьковскую, Свердловскую области и Марийскую АССР 10000 семейств переселяемых крымских татар».

Тем самым, отрасли, курируемые всесильным наркомом НКВД, получали в свое распоряжение очередную партию бесправной дармовой рабочей силы. С февраля 1941 года Берия, оставаясь наркомом НКВД, занимал пост заместителя председателя СНК СССР, курируя не только деятельность органов безопасности, но и наркоматов лесной, угольной, нефтяной промышленности, цветной металлургии, а во время войны и ряда отраслей оборонной промышленности.

Награждение причастных

5 июля 1944 года Берия направил Сталину представление о награждении участников операции по насильственному выселению с территории Крыма крымских татар и представителей других национальностей.

«Во исполнение Вашего указания, НКВД—НКГБ СССР в период с апреля по июль месяц с.г. была проведена очистка территории Крыма от антисоветских, шпионских элементов, а также выселены в восточные районы Советского Союза крымские татары, болгары, греки, армяне и лица иностранного подданства… В операциях по Крыму участвовало 23000 бойцов и офицеров войск НКВД и до 9000 чел. оперативного состава органов НКВД—НКГБ. НКВД СССР ходатайствует о награждении орденами и медалями работников НКВД—НКГБ, генералов, офицеров и бойцов войск НКВД, особо отличившихся при проведении этой операции, а также группы работников НКПС, обеспечивших перевозки спецконтингента. Представляя при этом Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР, прошу Вашего решения», — писал нарком.

Решение не заставило себя долго ждать. Уже 7 июля 1944 г. председатель Президиума Верховного Совета СССР М.Калинин подписал указ «О награждении орденами и медалями работников Народного комиссариата внутренних дел и Народного комиссариата государственной безопасности».

Согласно этому документу, за «успешное выполнение специальных заданий Правительства» 9 лиц, в том числе руководители операции Б.Кобулов, И.Серов, нарком внутренних дел Крымской АССР В.Сергиенко и нарком госбезопасности Крымской АССР П.Фокин, награждались одной из высших наград страны — орденом Красного Знамени. Стоит отметить, что согласно статуту ордена его должны были удостаиваться военнослужащие и другие граждане, проявившие особую храбрость, самоотверженность и мужество в боях с врагом. Награждение производилось как «за отдельные подвиги, совершаемые лицами в условиях боевой обстановки и с явной опасностью для жизни», так и «за выдающееся боевое руководство войсковыми частями и войсковыми соединениями».

Ордена Отечественной войны I степени и II степени получили 30 и 57 участников операции по выселению. Притом, что на фронте, чтобы заслужить орден Отечественной войны I степени, военнослужащий должен был либо метко поразить и разрушить особо важный объект в тылу противника, либо лично уничтожить 2 тяжелых танка (или столько же средних или 3 легких танка), либо первым ворваться в дзот (дот, окоп, блиндаж) противника и уничтожить его гарнизон, либо под огнем противника навести мост или починить разрушенную переправу. Артиллерист должен был подавить огнем не менее 5 батарей противника, а танкист уничтожить в боях не менее 4 танков или 4 орудий врага и т.д. II степенью ордена награждались те, кто сбил из личного оружия вражеский самолет; ночью снял сторожевой пост противника; подобравшись к огневым позициям врага, уничтожил не менее одного орудия, трех минометов или трех пулеметов противника и т.д.

Орденом Красной звезды, согласно статуту вручавшимся в военное время «за выдающуюся деятельность, способствовавшую крупному успеху наших войск», было награждено 76, медалью «За отвагу» — 93, медалью «За боевые заслуги» — 106 лиц. Всего медали и ордена получил 371 участник операции.

Таким образом Сталин и Берия щедро расплачивались боевыми наградами с послушными исполнителями своих преступных приказов. И это в то время как в действующей армии солдаты и офицеры ежедневно жертвовали жизнями, проливали кровь, а между совершенными подвигами и решениями вышестоящих инстанций о присвоении наград нередко проходили месяцы, а то и годы.

Естественно, ни о каком риске для жизни и условиях для проявления особой храбрости, мужества и отваги в ходе операции по выселению мирного и ничего не подозревающего гражданского населения и речи быть не могло. Но подобные соображения не беспокоили кремлевских властителей. К слову, и сам Берия не погнушался получить в марте 1944-го орден Суворова I степени за организацию выселения карачаевцев, калмыков, чеченцев и ингушей.

Загадки истории

О депортации крымских татар и других наций на сегодняшний день написано достаточно много литературы. Хорошо описаны как само выселение и злоключения спецпереселенцев в местах ссылки, так и последствия этих решений для пострадавших народов и страны в целом, во многом перечеркнувшие проводившуюся до войны политику коренизации и обесценившие советскую идеологию интернационализма. Вместе с тем, до сих пор не выглядит до конца ясным вопрос о механизме принятия высшим руководством СССР решения о судьбе того или иного народа.

Еще один из первых исследователей темы сталинских депортаций Александр Некрич указывал на эту проблему. «Можем ли мы сегодня ответить на вопрос о механизме принятия решения о судьбе целых народов: каким государственным органом, на основании чьих докладов или докладных, какую роль в принятии решений играли местные власти, военные органы, учреждения государственной безопасности? Думаю, что ответ будет пока что самым приближенным. Кто персонально несет ответственность за эти преступления? Лично Сталин, лично Берия, лично Икс, Игрек, Зет? Заметим в скобках, что нигде механизм принятия решений не окружен столь непроницаемой тайной, как в нашем государстве, и нигде невидимая система круговой поруки, молчаливого взаимопонимания, господства условных символов, формулировок не носит столь изощренного характера. Неписаные законы аппаратной работы, под покровом которых вырабатываются и издаются инструкции и указания, анонимность их авторства для широкой общественности не только надежно прикрывают промахи, ошибки, а, когда необходимо, и преступления, но и служат препятствием для всякого объективного исследования или расследования», — писал он в своей книге «Наказанные народы», увидевшей свет в 1978 г.

Сегодня можно предполагать, что решение о выселении крымских татар было принято Сталиным и его ближним кругом (Молотов, Берия, Каганович, Ворошилов и др.) еще в 1943 году, когда освобождение Крыма от гитлеровцев только планировалось. Однако неизвестно, как происходило его обсуждение и принятие. Равно как и то, какой фактор имел большее влияние на решение руководства страны — поток дезинформации, шедший из Крыма в течение военных лет, прикрывавший рассказами о «предательстве» татар колоссальные ошибки и промахи, допущенные военными и партийными руководителями на местах, или же готовившееся Сталиным вторжение в Турцию?

Сын Лаврентия Берии — Серго в книге своих воспоминаний, посвященных отцу, возлагает значительную часть ответственности за депортации народов на шовинистические настроения высшей партийной верхушки, которым, по его мнению, не мог противиться Сталин. Очевидно, что Берия и его подручные сыграли в истории выселения важную роль, подготовив формальное обоснование репрессий, легшее в основу постановления ГКО от 11 мая 1944 г., и проведя затем все практические мероприятия по его претворению в жизнь. Ведомство Берии было в некотором смысле и выгодополучателем от депортации, как в виде государственных наград, так и новых рабочих рук для работы на курируемых наркомом внутренних дел лесоразработках и угольных шахтах.

Войны царедворцев

Чертой любого человеческого общества в любые времена является конкуренция за власть и  предоставляемые ею ресурсы. В государствах демократических она принимает формы политической борьбы, в которой проигравшая сторона имеет возможность уйти в оппозицию и при удачном стечении обстоятельств возвратиться к власти. В обществах же авторитарных царит видимое единомыслие и единогласие. Но оно весьма обманчиво и лишь прикрывает противоречия внутри правящей клики. Конкуренция принимает здесь форму кулуарной, аппаратной борьбы, интриг различных чиновничьих кланов. Борьбы жестокой, удел проигравшего в которой зачастую смерть.

События Великой Отечественной войны привели к чрезвычайному усилению позиций армии в советском обществе. В предвоенные годы подавлявший любую потенциальную оппозицию Сталин не обошел вниманием вооруженные силы. М.Тухачевский, В.Блюхер, В.Примаков, И.Якир и многие другие известные военачальники времен Гражданской войны были казнены. Репрессиям подверглись и многие офицеры среднего и младшего звена. В результате оказались ослаблены как теоретические возможности военных по совершению государственного переворота и захвата власти в Москве, так и реальная боеспособность войск. Казавшиеся Сталину неопасными и сохранившие жизни маршалы С.Буденный и К.Ворошилов далеко не с самой сильной стороны показали себя в войне с фашизмом, продемонстрировав неготовность к войне в новых условиях. Но логика грандиозного военного конфликта, каким стала война с Германией, не могла не вызвать к жизни новое поколение военачальников, олицетворением которого стал маршал Г.Жуков.

Рост популярности и значения военных не мог не беспокоить как Сталина, так и руководителей карательных органов. В этой обстановке кампании по выселению целых народов, возводившиеся в ранг войсковых операций, помогали руководству НКВД и НКГБ поддерживать иллюзию наличия в стране внутреннего врага, а вместе с тем повышать  собственный престиж и значимость. По окончании войны Л.Берии даже было присвоено звание маршала Советского Союза. Однако было бы неверно сводить причины депортаций лишь к интересам НКВД.

По окончании войны Сталин сделал все, чтобы ослабить позиции военных. Маршал Жуков попал в опалу и был сослан в Одессу командовать Таврическим военным округом. К началу 1950-х годов стареющий диктатор стал все более склоняться к мысли о необходимости избавиться от своих, знавших слишком много, старых соратников и окружить себя новыми людьми. Кресла закачались под многими, в том числе и под Берией. Но неожиданная смерть Сталина в марте 1953 года многое изменила.

Последовавшая затем борьба за власть между Л. Берией и Н. Хрущевым увенчалась победой последнего. Члены Президиума ЦК КПСС, опасавшиеся установления в стране режима личной власти  всесильного министра внутренних дел, объединились вокруг Хрущева. 26 июня на заседании Президиума ЦК, по инициативе Хрущева и председателя правительства СССР Маленкова, группа армейских офицеров во главе с маршалом Жуковым арестовала Берию. Вскоре ближайший сподвижник Сталина был исключен из партии как враг советского народа и обвинен в попытке захвата власти, арестах невиновных людей, насаждении произвола и беззакония, моральном разложении, связях с иностранными разведками и пр. Решением специального судебного присутствия Верховного суда СССР под председательством маршала Советского Союза И.Конева 23 декабря 1953 года Берии был вынесен смертный приговор, приведенный в исполнение в тот же день. Вместе с ним были осуждены и казнены ряд его доверенных помощников — министр государственного контроля Всеволод Меркулов (в годы войны нарком НКГБ), первый заместитель министра внутренних дел Богдан (Бахчо) Кобулов (один из руководителей операции по выселению крымских татар в 1944 г.) и др. Все они были лишены воинских званий и наград, а их имущество конфисковано.

29 мая 2000 года Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации своим определением признала Л. Берию, В. Меркулова, Б. Кобулова и Гоглидзе не подлежащими реабилитации. «Исходя из изложенного, Военная коллегия приходит к выводу, что Берия, Меркулов, Кобулов и Гоглидзе являлись теми руководителями, кто организовал на государственном уровне и лично проводил массовые репрессии в отношении собственного народа. А поэтому Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» распространяться на них, как на виновников террора, не может», — гласит решение суда.

Тайный дневник председателя КГБ

В ходе драматических событий 1953 года некоторые соратники Берии вовремя успели встать на сторону победителя. По воспоминаниям Жукова, при аресте Берии задержать его личную охрану было поручено первому замминистра МВД Ивану Серову. Он стал одним из немногих руководителей МВД, привлеченных к операции по свержению своего патрона.

Никита Хрущев не оставил без внимания поддержавших его силовиков. В последующем маршал Жуков занимает пост министра обороны СССР, а И.Серов в марте 1954 года становится первым председателем Комитета государственной безопасности СССР. На этом посту он отметился безоговорочным выполнением приказов Хрущева, деятельным участием в подавлении венгерского восстания 1956 г. и организацией слежки за сосланными на Урал родственниками Берии.

С 1958 года генерал армии И. Серов возглавляет Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил СССР. В 1963 году его позиции пошатнулись, после того как сотрудниками КГБ был разоблачен агент американской и британской разведок — полковник ГРУ О.Пеньковский. Обвиненный в потери бдительности Серов был снят с поста руководителя ГРУ в 1963 г. А уже в марте того же года понижен в звании до генерал-майора и лишен звания Героя Советского Союза, присвоенного в мае 1945-го.

Генерал армии Петр Ивашутин, руководивший ГРУ в 1963-1987 годах, в беседе с писателем  Владимиром Лота высказывал следующее мнение об этих событиях: «Серова сняли не только из-за разоблачения агента английской разведки Пеньковского. За Серовым были и другие «прошлые дела», которые могли подорвать авторитет Хрущева. Он занимался переселением народов, ведал тюрьмами, оперативной работы не знал и не занимался ею. На должность начальника ГРУ его назначил Хрущев. Никита Сергеевич доверял Серову. Все указания Хрущева Серов безоговорочно выполнял. Провал с Пеньковским был ударом не только по Главному разведывательному управлению, но и по престижу Хрущева. Поэтому он и отправил Серова подальше от Москвы в Туркестанский военный округ».

В этот же период Серов лишается и некоторых своих других наград. 4 апреля 1962 года Президиум Верховного Совета СССР отменяет свой указ от 8 марта 1944 года о награждении работников НКВД и НКГБ орденами и медалями за выселение карачаевцев, калмыков, чеченцев и ингушей. По нему Серов имел орден Суворова I степени. 3 февраля 1964 года такая же участь постигает и упоминаемый ранее указ Президиума ВС СССР от 7 июля 1944 г.

Уже при Брежневе, в 1965 г., Серова отправляют на пенсию и исключают из партии. Бывший председатель КГБ безуспешно добивается реабилитации в советских инстанциях, доживая свой век. Умер он 1 июля 1990 г., был похоронен на сельском кладбище в Московской области, недалеко от своей дачи. На похороны бывшего председателя КГБ пришли всего 6 человек.

Интерес к фигуре Серова в России вырос после того как шесть лет назад были обнаружены его мемуары. При сносе стены в гараже на даче Серова его родственники  нашли два замурованных чемодана с рукописями его дневников. В 2016 году они были опубликованы Российским военно-историческим обществом (председатель — министр культуры России В.Мединский) под редакцией известного журналиста и депутата Госдумы Александра Хинштейна, ему же принадлежат примечания и комментарии к тексту.

Издатели книги стремятся подчеркнуть значимость личности бывшего председателя КГБ.  По мнению А.Хинштейна, большинство современных исследователей пытаются представить Серова «узколобым палачом-сталинистом», в то время как его заслуги «почти неизвестны широкой аудитории». Признавая, впрочем, что не все его ордена были получены им за геройские подвиги, а депортации называя одной из самых мрачных страниц истории войны, редактор при этом старается представить Серова «человеком своего времени», привыкшим не обсуждать, а выполнять любые приказы.

Вошли в книгу и материалы, посвященные теме депортации народов, в том числе и крымских татар. Судя по опубликованному, можно сказать, что Серов был далек от искренности, когда писал на пенсии свои мемуары. По его версии событий, освободив Симферополь «в начале апреля», командующий 4-м Украинским фронтом Ф.Толбухин (умер в 1949 г.) телеграфировал в Москву о рассказах неких местных жителей о «зверствах немцев и, особенно, крымских татар, которые выслуживались перед ними» и просил «принять меры». «Через день» вышло постановление ГКО, которым Серову поручили выслать крымских татар, и вместе с Кобуловым, которого Берия «всунул» для помощи, он отправился в Крым.

Тут стоит напомнить, что Симферополь был освобожден советскими войсками 13 апреля 1944 года. Приказ Берии об очистке Крыма от антисоветских элементов, которым Серову и Кобулову предписывалось выехать на полуостров, был издан в тот же день. А решение ГКО о выселении крымских татар было утверждено 11 мая.

Дальше, по закону жанра, в рассказе Серова сообщается о злодеяниях татар, о которых ему будто бы поведали местные жители и военные. При этом татары именуются «извергами» и «людоедами», по сравнению с которыми румынские оккупанты были порядочными людьми.

Что оказывается неожиданным, так это неприязнь Серова к армянам и к своему помощнику Кобулову, армянину по национальности в частности. «Оказывается, татары действуют в большой дружбе с армянами. Если главный бандит татарин, то его заместитель армянин, и наоборот», — сообщает Серов, при этом не приводя никаких конкретных примеров. Серов отмечает, что Кобулову стало неловко, когда он предложил выселить и армян тоже. Кобулов был не согласен с этим. Но Серов добился от Москвы согласия на депортацию армян. Значительную часть повествования занимает описание трусости Кобулова под вражеской бомбежкой и обстрелом, при этом Серов иронически отмечает полноту своего напарника.

В дополнение темы депортаций в книге прилагается текст письма Серова в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС, датируемый 1964 годом, где он оправдывает свои действия в годы войны на Северном Кавказе: «Меня, как и других генералов и офицеров, обязывали выполнить эту работу. Я думаю, любой бы из нас выполнил это решение».

***

Судя по всему, Серову было действительно все равно, какой приказ исполнять. Бездушный бюрократ, винтик системы, послушно претворявший в жизнь волю сначала Сталина, потом Хрущева, служивший бы Брежневу, сложись обстоятельства иначе. Пожалуй, лишь карьера была важна для него. Понятно, что Сталину, силой удерживавшему власть над огромной страной, нужны были именно такие люди. Но нужно ли делать их героями сегодняшнего дня?

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65