Курс валют USD 0 EUR 0

С математическим подходом к национальному вопросу

Комментариев: 0
Просмотров: 310

Абдулла Аблаев

 

К 100-летию Абдуллы АБЛАЕВА

 

Род Аблаевых был известен и уважаем в дореволюционном Крыму. В Корбекуле семья Мемета Абла имела земли, сады, два огромных пресса, которым могли пользоваться все односельчане, и родственные ветви Аблаевых тесно переплетались с не менее известными семействами Баличей, Одабашевых. Политические перемены в стране и развернувшаяся коллективизация сельского хозяйства круто изменили судьбы многих крымских татар. Не миновала горькая участь раскулачивания и представителей этих родов.

Мемет Абла с супругой Мерьем, 1942 г.

 

«Голос Крыма» писал о лишениях, выпавших на долю гонимых и преследуемых за свой труд и усердие состоятельных сословий, оказавшихся кто в заснеженном Зауралье, кто в знойном Узбекистане. Потомки этих родов снискали уважение и на чужбине, благодаря своим знаниям, труду и упорству. Мы писали о кудеснике фисташкового сада Сейджели Аблаеве, ученом,  сумевшем на азиатской богаре вырастить огромные плантации фисташки. Ему уже давно за 90, и Сулейман-ага с супругой проживают в Ташкенте, а их сын – крымский фермер, обосновался в пригороде Симферополя. Мы рассказывали об известном участнике крымскотатарского национального движения Амзе Аблаеве и его сыне — не менее известном леснике Ленуре Аблаеве. Рассказывали и об успехах и достижениях стоматологов Энвера и Сервера Аблаевых. Сегодня мы побывали в гостях у их мамы  — 86-летней Гульнары Аблаевой, в девичестве Топаловой, и попросили поделиться воспоминаниями о своем супруге – еще одном достойном потомке рода Аблаевых – уважаемом в Янгиюле учителе Абдулле Меметовиче.

Гульнара Аблаева (в центре) с сыновями Сервером, Энвером, племянником Ленуром, невестками и внуками

 

Расправа за труд

Родился Абдулла Аблаев в 1919 году в с.Корбек. В семье Мемета Абла воспитывались шестеро детей, Абдулла был четвертым. Политика коллективизации гребла всех без разбора. Уверенно стоявшие на ногах и имевшие свое хозяйство, нажитое своим трудом и потом, главы семейств Аблаевых, Баличей и Одабаш были схвачены и отправлены в Алуштинскую тюрьму, а их семьи – на Урал, в Свердловскую область, на станцию Урсатовскую. Продержав некоторое время в заточении, мужчин отправили в Ташкент. По чьей-то оплошности, злому умыслу, либо роковому стечению обстоятельств, семьи оказались за тысячи километров в разных концах страны. Пока шли письма, запросы и бюрократические поиски, семьи несли численные и моральные потери из-за болезней, голода и климатических условий. Наконец главам семейств пришел долгожданный ответ с указанием места пребывания их жен, матерей и детей. В передвижении ссыльные были ограничены, поэтому удалось добиться разрешения для Кемала Одабашева, который выехал в Свердловскую область и перевез все семьи в Янгиюль. Так в начале 1930-х годов в этом узбекском городишке оказались  30 семей из Крыма. Их опыт, знания и навыки оказались и здесь востребованными. Они успешно развивали виноградарство и садоводство, грамотно проводили обрезку плодовых культур и обеспечивали соответствующий уход за ними. Сплоченность, трудолюбие и взаимовыручка крымских татар вызывали восхищение и уважение местных жителей. Абдулле тогда шел одиннадцатый год. Потихоньку  семьи раскулаченных создавали в Янгиюле свой маленький оазис, напоминавший им родной Крым, медленно, но упорно вновь вставали на ноги, мечтая обязательно вернуться на родину.

А на родине о них помнили те, кто был благодарен за  оказанную помощь и приют. В период коллективизации у  Аблаевых в Корбекуле жил работник, присланный на коллективные работы в колхоз в числе 25-тысячников, в рамках практиковавшейся в те годы государственной программы.  Тогда он не смог смириться с бесчинством, учиненным  в отношении семьи Аблаевых, которая жила в достатке не за чужой счет, а благодаря собственному хозяйству, где сообща, от зари до заката, трудились все члены большого семейства, и обратился с письмами к руководству по поводу необоснованности обвинений. Прошел не один год,  пока это письмо рассматривалось различными инстанциями, лед бюрократической системы был слегка растоплен. Распоряжение о снятии необоснованных обвинений в отношении раскулаченных Аблаевых пришло в Янгиюль лишь в 1941 году. Затеплилась надежда вернуться в Крым. Но, увы… началась война.

 

На звания  и награды не разменивался

К началу войны Абдулла Аблаев уже учился в горном институте в Ташкенте. В 1941 году его призвали в армию, но в Самаре у него воспалился глаз, после операции комиссовали, и юноша был вынужден вернуться в Янгиюль. Перевелся в транспортный институт, потом на физико-математический факультет Ташкентского госпединститута. Трудовая книжка Абдуллы Аблаева начата в 1940 году с должности учителя черчения в Янгиюльской школе. С 1945 года он уже учитель математики в школе №2. До 1977  года, до выхода на пенсию, Аблаев воспитал и выпустил не одно поколение учеников.

— Авторитет отца как учителя был непререкаем, — рассказывает Сервер Аблаев. – В Янгиюле было 17 школ, и две из них, в которых работал отец, считались одними из лучших. Директором школы в те годы работал Федор Константинович Дзюин, ссыльный еще при царизме, высокообразованный и интеллигентный человек. Все показательные комиссии и проверки ОблОНО направлялись именно на уроки математики Абдуллы Аблаева, и они всегда высоко оценивали профессионализм и методику преподавания моего отца.  У него было две ставки — 36 часов математики в старших классах, классное руководство одновременно в двух классах. Это непосильный труд, но отец блестяще справлялся. Достаточно было одного его взгляда, чтобы успокоить класс и занять предметом. А класс переполнен – 42 ученика — все родители старались своего ребенка оформить к  Абдулле Меметовичу, потому что знали, что он сумеет найти подход  и заинтересовать учебой любого избалованного и неуправляемого подростка. Когда мы выезжали на сбор хлопка, два класса под руководством отца и одной пионервожатой за полдня выполняли дневную норму всей школы. Молодым, неопытным учителям отец всегда оказывал поддержку и помощь. Ему достаточно было,  дав задание своим ученикам, подойти к кабинету, где класс шумел, не давая молодому учителю вести урок, и оставить дверь открытой, давая понять, что он рядом. Ученики, чувствуя незримое присутствие Абдуллы Меметовича, сразу затихали, и занятия шли своим чередом. Многие способные его ученики занимали призовые места в математических олимпиадах, а 70 — 75%  выпускников школы поступали в вузы. ОблОНО выдвигал кандидатуру Абдуллы Аблаева на звание Заслуженного учителя Узбекистана, на награждение Орденом Трудового Красного Знамени, но взамен требовалось отречение от участия в национальном движении.

Абдулла Аблаев с юными техниками электрорадиолаборатории Якубом и Абдуллой Балич

 

— Но эта сделка для него была недопустимой даже в мыслях, — убежден сын Сервер. – В нашем доме был своеобразный штаб, Амза-эмдже, бывший фронтовик-офицер, возглавлявший янгиюльскую инициативную группу, проходя мимо, часто заходил, оставлял какие-то документы, мама старалась их спрятать в укромном месте.

— То, что мой отец, Амза Аблаев, избрал профессию учителя математики, заслуга  дяди Абдуллы, — подключается к нашей беседе Ленур Аблаев. — Отец был пятым ребенком в семье и старался во всем брать пример с брата. Мои сестры и моя супруга учились у Абдуллы-эмдже и всегда отмечали его педагогический дар. Он умел заметить и определить склонности ученика, направить в нужное русло, помочь раскрыться скрытому таланту. Абдулла Аблаев не был безразличен к дальнейшей судьбе ученика и находил время встретиться с его родителями, пообщаться и помочь профессионально сориентировать их ребенка.

 

Замуж за Учителя

Супруги Аблаевы, 1963 г.

 

Гульнара Топалова родилась в д. Айвасиль  в 1932 году. Ее отец Неби Топалов  был направлен завучем в Коккозскую школу-интернат, а бабушка Афифе Аметова (мамина мама) дружила с семьей Исмаила Гаспринского.  Неби Топалов, 1912 г. р., в начале войны оказался на фронте. Пришло известие, что он в звании младшего политрука, будучи в распоряжении Военного Совета Одесского округа, пропал без вести в 1941 году. С родителями Гульнара попала в депортацию в Марийскую АССР,  в г.Волжск, откуда через два года перебрались в Янгиюль. Здесь она училась в школе, где учителем математики работал Абдулла Аблаев, потом он преподавал у нее в медучилище. Вскоре учитель и студентка поженились. Гульнаре пришлось оставить учебу и заняться детьми.  Но удел настоящей крымской татарки заключался не только в этом. Она обеспечивала надежный семейный тыл, заботу и внимание, радушный прием многочисленных соотечественников. Гульнара Аблаева дважды выезжала в Москву в составе представителей народа, а старший сын Энвер, будучи восьмиклассником, – в составе комсомольской инициативной группы. Трое сыновей Аблаевых – Энвер, Сервер и Эскендер  окончили школу с золотыми медалями и, сдав один экзамен, поступили в ТашМИ. Работали  по своим специальностям и в Узбекистане и в Крыму. Энвер Аблаев возглавляет стоматологическую поликлинику в с.Пионерское Симферопольского района, Сервер долгие годы возглавлял амбулаторию в с. Журавлевка, ныне на пенсии. Эскендер работает андрологом в симферопольской поликлинике.

Гульнара Аблаева провожает Героев Советского Союза Узеира Абдураманова и Сейтнафе Сейтвелиева (в первом ряду) в числе представителей крымскотатарского народа в Москву, г. Ташкент, 1960-е гг.

 

Абдулла Аблаев с женой Гульнарой вернулись в Крым в 1988 году. Семь лет ему довелось прожить на родине после почти шестидесятилетнего изгнания. Математически выверенным шагом он шел к своей цели, оставаясь верен своим жизненным принципам: семье, народу и Родине.

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65