Курс валют USD 0 EUR 0

Серпантин жизненных дорог и воспоминания о былом

Комментариев: 0
Просмотров: 118

Энвер и Гульсум Веджат

 

Лидия ДЖЕРБИНОВА

 

Может правда, что нет путей, кроме торного,

И нет рук для чудес, кроме тех, что чисты,

А все равно нас грели только волки да вороны,

И благословили нас до чистой звезды…

Борис Гребенщиков, «Волки и вороны»

 

Дорога – это твердь под ногами, а путь – наше направление. Каждый человек начинает свой жизненный путь от родного порога. У каждого он складывается по-разному. Хочу рассказать о путях-дорогах бывшего водителя, а сегодня пенсионера, участника боевых действий Энвера-ага Веджата и его семье.

Молодые Энвер и Гульсум семейный огонь в своем очаге зажгли более 50 лет назад, в далеком от Крыма узбекском городе Ангрене. Да, пути-дороги их пересеклись и вылились в большой жизненный путь со своими пеньками и ромашками любви. И воспоминания о былом, как и любого человека, их навещают всегда, а в последнее время все чаще бередят душу. Сказывается пережитое тяжелое детство, связанное с депортацией перед долгожданной победой над фашистскими захватчиками из родного дома в далекую неизвестность, или уже налаженный быт на своей святой и такой родной Родине, путь возвращения к которой длился долгих 44 года. И глядя на семьи своих детей и внуков, не могут нарадоваться: неужели им удалось преодолеть все трудности и обустроиться в Крыму, видеть счастье своих детей.

Перед глазами пробегает жизнь, положенная в годы, всплывающая в отрывках воспоминаний, когда дорога жизни иногда переходила в путь выживания.  Эти воспоминания порой так сильно могут нахлынуть, что и захочется от них отмахнуться, ан нет, не получается. Разве может хоть один крымский татарин, подвергшийся депортации 1944 года, не помнить те страшные дни. Каждый их помнит по-своему, и у каждого своя история.

Энвер-ага Веджат родился в селе Ворон Судакского региона, в семье Асана Али-оглу и Магбубе Уста Абдулла-кызы. В семье на момент депортации было 8 детей (один умер до войны). Сейчас в живых остались Энвер-ага и его сестра Мусемма-абла.

В тот злополучный день отца дома не было. Накануне, будучи возницей, он отправился по каким-то делам в Феодосию. И то жуткое утро, с окриками военных, угрюмой бессловесной тишиной, наступило без отца. Представьте только состояние матери с детьми, самому младшему из которых, Энверу, было только 4 года.  С того дня началась его колючая дорога жизни, приведшая из теплого Крыма на суровый Урал. Незабываемы те страшные воспоминания. Привезли их в  с.Волынка Красновишерского района Молотовской области – самый северный район в северо-восточной части Пермского края России. Три сестры стали работать на лесоповале. Брат возил на лошади бревна, которые летом сплавлялись по течению реки Щугор на 55 км для Красновишерского бумажного комбината.

Все бы так себе, но голод мучил безбожно. Вы только представьте, если сможете, голодные детские глаза на голове и почти прозрачное детское тельце, обтянутое кожей. Глаза, которые взывали о помощи. Летом трава не успевала появиться, как ее съедали. А лето на Урале не долго кормит. Как-то младшая сестра отправилась с детьми односельчан в лес за грибами. Никто ей не объяснил, какие бывают съедобные, какие нет. Принесла мухоморы – чудом выжили. Дети в поисках хоть какого-то пропитания отваживались идти в свинарники, конюшни и выбирали хоть что-то мало-мальски похожее на еду и ели прямо из кормушек. Семья, в которой уже было 7 детей, выживала, как могла, без отца.

Депортационная дорога отца привела его в Узбекистан, в кишлак Той-Тюбе. Отец долго искал семью. Только в 1947 году он узнал их местонахождение и, нарушая комендантский режим того времени, добрался до семьи. Все-таки отец в доме – это огромная сила, поддержка и надежда. Но… 29 декабря 1949 года за отцом пришли, и еще долго семеро детей бежали за санями в холодную уральскую зиму и долго еще слышался их плач.  С этого момента они видели отца только в своих жутких снах, а в некоторых теплилась надежда. Письма детей в различные инстанции не дали никаких результатов.

Со временем семья Веджат переехала к родственникам в Ангрен (Узбекистан). Здесь в 1957 году начался трудовой путь молодого Энвера, сначала плотником в Ангренской ГРЭС. Через 2,5 года его призвали в ряды Советской Армии, попал  в Ленинградский военный округ, расквартированный в Карелии. Здесь он получил специальность водителя с допуском вождения всеми видами транспорта, что должно было пригодиться для службы в мотострелковых войсках. Служба шла своим чередом, приближался день ее окончания. Шел 1962 год. Он вошел в историю, как известно, годом разразившегося Карибского кризиса, который был вызван угрозой войны между СССР и США. Советский Союз по просьбе правительства Кубы принял решение о развертывании на острове советских войск, в том числе ракетных. Доставка войск на Кубу осуществлялась судами Министерства морского флота СССР, на одном из которых в августе 1962 года из порта Лиепая был отправлен вместе с другими солдатами и Энвер-ага Веджат. Их  всех разместили в закрытом трюме. Не было никаких санитарных условий. Да еще при переходе из Балтийского моря в Атлантический океан внезапно отказала вентиляция. Температура достигла выше 60°С. Духота, спертый запах. Кормили сухпайком. Никакого горячего. Зато целый день крутили фильмы. С целью соблюдения строжайшей секретности, из трюма наверх нельзя было выходить. Трюмы были загружены военной техникой. А судно должно было выглядеть доставляющим мирный груз на Кубу. И только на 18-е сутки оказались на берегу Карибского моря. Высадились по правую сторону острова, недалеко от Гаваны, и своим ходом, в полной экипировке, добрались до предместья Артемиса (основан в 1918 году в честь греческого бога изобилия), от которого в 5 – 6 км, в поле, солдаты разбили палатки. Сменив в целях конспирации морскую робу на гражданскую одежду, помогали крестьянам: рубили сахарный тростник, строили казармы без потолка и всегда были готовы принять и отразить бой. Но, из-за постоянных облетов американских самолетов и вертолетов, вынуждены были уйти в лес. Проводились тяжелейшие  учения. И слава Аллаху, благодаря политикам и дипломатам Третья мировая война была предотвращена.

Отслужив свои последние 8 месяцев на Кубе, Энвер-ага демобилизовался 5 апреля 1969 года. Трудовые будни солдата начались в Ленинабадском горнохимическом комбинате рудоуправления, где более 27 лет на грузовом  автомобиле колесил дорогами, далекими от Родины, и надеялся, что когда-нибудь он также будет рулить по горным и таким родным дорогам Крыма.

Имея веселый нрав и жизнерадостный характер, он любил, как это бывало в дотелевизионную эпоху, посещать танцплощадки, парки, клубы, где обычно собиралась молодежь. А Энвер-ага был заядлым танцором. И сейчас он не упускает возможности потанцевать, на свадьбах ему нет равных. А на конкурсах в санаториях, где он бывал неоднократно, всегда побеждал. И вот в один из таких вечеров на танцплощадке он увидел ее – ту единственную и неповторимую, статную, красивую Гульсум, ставшую для него судьбой и жизненной опорой на всю жизнь. Правда, с женитьбой появились кое-какие трудности, но любящим сердцам ничто не помеха. Они преодолели все, и уже более 50 лет идут по жизни рука об руку.

Иногда, коротая вечера, вспоминают о былом. Закрыв глаза, вспоминают родные зеленые селения, горы и Черное море. А перед глазами Гульсум-апа пробегает детство в родном селе Биюк-Ламбат, расположенном у Черного моря. Она часто мысленно возвращается в тот самый родной и близкий дом, где были когда-то папа и мама.

Отец — Сеитхалил Бербер Асан оглу, уроженец Корбекуля, и мама — Алиме Чолах Мустафа къызы познакомились в Биюк-Ламбате в 1936 году. К тому времени отец, отслужив в рядах Красной Армии кавалеристом, работал жестянщиком, а мама — в санатории администратором. Отец, оставив любимую жену и крошечку-доченьку Гульсум, отправился на фронт освобождать Родину от немецко-фашистских захватчиков. А когда дорога Победы привела его домой, семьи там не оказалось. И снова дорога. Дорога в поисках семьи привела его в Узбекистан, а именно в Нижнечирчикский район, совхоз «Пятилетка». В ту страшную ночь депортации мать взяла только одну лепешку и чайник, так была растеряна. Как выжили с маленьким ребенком — знают только они сами. Из детства Гульсум-апа помнит страшный вой шакалов рядом с домом в кишлаке, и он до сих пор звучит в ушах, будто привет из прошлого. Отец работал жестянщиком. Стало немного легче жить. Появилось еще 5 детей. А Гульсум-апа, как и все дети, в хлопкоуборочную кампанию с первого класса после уроков собирала хлопок. Так она окончила 7 классов и стала учиться на вечерних курсах кройки и шитья в Янгиюле при хлопзаводе и одновременно работала днем. В ее помощи нуждалась семья. Но как-то ночью, возвращаясь из школы, она очень испугалась, и отец не разрешил ей больше учиться ночью и перевел ее в дневную школу. Но она все равно работала – шила на дому.

Свой трудовой путь  она продолжила кондуктором в автопарке, электроконтролером в АнгренРЭС, затем швеей на конвейере на швейной фабрике и, наконец, в городском ателье бригадиром закройщиков.

Как-то на танцплощадке ее сердце зацепил взгляд статного, с военной выправкой, незнакомца. Конечно же, это ее судьба, поняла она, но долго не хотела подчиняться первым чувствам, и несколько лет не соглашалась выходить за него замуж. Но все равно, в один прекрасный день уже не могла устоять перед чарами красавца Энвера и согласилась.

Так, до 1992 года, они жили в Ангрене душа в душу, с тремя уже взрослыми детьми. Но тоска по Родине, которая ни на секунду не оставляла их в покое, звала в Крым. Но Родина не встретила ласковыми материнскими объятиями. Земля и строительство дома заявили о своих трудностях почти сразу. И погода вносила свои коррективы. Сквозь крышу незаконченной времянки дождь вымочил все насквозь и вывалял в грязи. И снег уже успел залететь в окна – зима. А в Узбекистане остался огромный двухэтажный дом, двор, утопающий в винограднике и саду, выращенными семьей Веджат.  Со смехом вспоминают, как весельчак Энвер не соглашался танцевать на свадьбах, пока жена не возьмет в руки даре или не сядет за ударные инструменты.

Сегодня семья Веджат живет в Симферополе. В этом же дворе, в двухэтажном доме, живет средний сын Исмаил с женой Ниярой и тремя детьми. Сын, как в прошлом отец, работает водителем в городском автопарке Симферополя.

Энвер и Гульсум Веджат с родными

 

Ну а внуки танцуют, декламируют, а младший, Ислям, кроме того что посещает хореографическую студию, учится в музыкальной школе по классу флейты и еще увлекается тхэквандо. Как это все удается осилить второкласснику, остается в большом секрете. И своего магического секрета он не раскрывает никому: занимается показом фокусов, которым обучается в школе магии и получил уже диплом I степени на конкурсе «Таланты России».

Продолжая рассказ о семье Энвера-ага и Гульсум-апа, нужно отметить, что их старший сын Усеин живет в Нижнегорском районе, часто навещает родителей, подавая пример уважения к ним своим пятерым детям и девятерым внукам. Добрый и заботливый сын, в прошлом часовой мастер, пенсионер, не забывает о своем сыновьем и братском долге. Дочь Наджие работает администратором в ресторане, живет неподалеку от родителей. У нее своя семья, двое детей. Вот так, как ни верти, как ни крути, а дорога жизни привела снова к родному порогу, от которого побегут новые пути-дороги новых поколений. Хотел же Энвер-ага колесить по Крыму. Здесь он тоже успел поработать с 1992 по 2000 годы в автопарке г. Симферополя. А по дорогам родного Крыма, как и мечтал, колесит на своей 99-ке, наслаждаясь родной природой. Мечта сбылась!

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65