Курс валют USD 0 EUR 0

Шевкет Алиев мечтал сохранить историю родного села

Комментариев: 0
Просмотров: 66

Лидия ДЖЕРБИНОВА

 

Мечтайте о великом: лишь великие мечты в силах затронуть людские души.

Марк Аврелий

Крымские татары в депортации мечтали вернуться на Родину, в Крым, а вернувшись, стали организовывать встречи односельчан. Выжившие в войну в Крыму и пережившие депортацию односельчане, собравшись в родных селениях, вспоминали родных и друзей. Очевидцы депортации не вечны: нужно успеть записать их воспоминания, так как о прошлом должны знать потомки, ведь судьба народа — это история страны. А в ней, как правило, бывают и черные полосы, и белые, каждая одинаково важна и ценна. Стали появляться книги воспоминаний жителей различных деревень, и Шевкет Алиев проникся идеей написать воспоминания односельчан — жителей деревни Шума (Верхняя Кутузовка) Алуштинского района, но мечте не суждено было осуществиться при его жизни: год назад, после тяжелой болезни, он скончался, не дожив до своего 70-летия, которое он отметил бы в этом году, 19 октября, со своей семьей, родными и друзьями.

   

Швкет и Шейде Алиевы

 

Мама Шевкета Реян и дедушка Фати Ашир много рассказывали о природе и людях родной Шумы. Жители деревни Шума гору напротив называли Къартана-Къая, а жители Демирджи – Мерьем-Къая. Ну, как не поехать и самим не посмотреть на эти горы с разными названиями? И мечта рождалась сама собой. Дед Фати Ашир был прекрасным садоводом и занимался скотоводством. Выгонял скот на горные пастбища, выращивал замечательные яблоки и груши, ему еще до войны  довелось участвовать в слете работников сельского хозяйства в Москве. Ну как можно было пропустить это мимо ушей? Возникал вопрос: «Может еще сохранились эти сорта? Вот бы увидеть и попробовать!». Хотелось найти родственников по бабушке Хатидже Арабаджи из села Корбек. Воспоминания старшего поколения о далеком прошлом, откладываясь в памяти детей и внуков, увлекали в мечтах в ту тихую ночь с доносящимся плеском волн Черного моря.

Отец Шевкета Али Алиев, уроженец села Бакъсан Карасубазарского района, после освобождения Крыма от фашистов в мае 1944 года был отправлен в трудармию в г. Рыбинск Ярославской области. Приехав в Узбекистан, в Дальверзин-2 Бекабадского района Ташкентской области, куда были высланы его отец Абдураман и мать Айше, он познакомился с  девушкой Реян. Она родилась в зажиточной и уважаемой в селе Шума семье Сеитибрама и Хатидже Аджиалимовых. У них было шестеро детей. В годы коллективизации и раскулачивания их семью спасло то, что Сеитибрам-ага  на свои средства провел в село водопровод и обеспечил учащихся школы калошами. В 1943 году он умер, и когда семья должна была отметить годовщину его смерти, наступила ночь 18 мая, и всех крымских татар сорвали с родной земли, заставили бросить все нажитое своим трудом и увезли за тридевять земель, в далекую неизвестность. Старший сын Ашир удочерил свою сестренку Реян, так как нужно было помочь семье, да и своих детей у них с Хатидже не было. Переехав из Дальверзина в Бекабад, все стали работать на Узбекском металлургическом заводе. Али и Реян поженились в 1946 году. Али проработал 38 лет сталеваром в мартеновском цехе. Он был выдвинут на получение звания Героя Социалистического Труда, но помешала национальность. А дед Ашир проработал много лет прокатчиком в прокатном цехе этого же завода. Жизнь шла своим чередом.

В семье Али и Реян ждали ребенка. В очередную ночную смену, на подходе к заводу, у беременной Реян начались схватки. На помощь сбежались женщины, новорожденного Шевкета завернули в телогрейку и отнесли к старушке-односельчанке. А рожавшая в холодную октябрьскую ночь Реян оказалась в больнице с воспалением легких. Основной кормилицей малыша стала тетя Фадме, у которой родилась дочь Севиль, молока с трудом хватало на двоих. Бабушка вынуждена была три месяца ходить с ребенком из дома в дом к кормящим женщинам, которые по очереди кормили малыша.

Шевкет после восьмого класса Бекабадской школы поступил в Кокандский автодорожный техникум, на вечернее отделение, откуда его призвали на службу в армию, в город Рыбинск Ярославской области, где в свое время его отец отбывал трудармию. Отслужил два года. Судьба его свела с Шейде. Семья ее мамы — Гульсум Урге с тремя детьми из села Капсихор (Морское, Судак) в депортацию попала на Урал, а именно — в Красновишерский район Пермского края, на лесоповал. Муж Джанбас Эреджеп был призван в трудармию в Куйбышев, а Гульсум на лесоповале строгала ветки. Жить было очень трудно. Однажды она решила продать немного табака, вывезенного с Родины в ту страшную ночь депортации,  но ее арестовали. Наказали выселением из жалкого жилья. Ее с тремя детьми поселили в свинарнике. Об этом узнала какая-то компетентная комиссия, и после ее проверки семью поселили у хозяина небольшого дома. Определили паек, но он до них не доходил – хозяева дома забирали его себе. Преодолевая трудности жизни в чужой стороне, Гульсум отыскала мужа. В Куйбышеве у них родилось еще двое детей. Дальнейшие поиски родственников привели их в 1953 году в город Бекабад. Вскоре старшие сестры Заде и Хатидже вышли замуж, брат Мустафа женился. Отец работал плотником на металлургическом комбинате. Родители, Шейде и младшая сестренка жили с семьей брата, где уже было трое детей. Со временем родители ушли в мир иной, и Шейде устроилась ученицей швеи на Бекабадскую швейную фабрику. В 1972 году вышла замуж за Шевкета, работала контролером отдела технического контроля на Кокандской швейной фабрике имени Ахунбабаева, а Шевкет — механиком в кокандской автоколонне 2425.

После переезда в Бекабад он работал главным механиком на предприятии объединения железнодорожного и автомобильного транспорта. Шейде —  воспитательницей в одном из детских садов. Мечта продолжить свою жизнь на исторической Родине не давала покоя. Шевкет включился в национальное движение крымских татар. И вот 1989 год. Приехали в Крым. Шума! А дома, в Узбекистане, двое детей и старенькая бабушка Хатидже, за которыми нужен уход. Шевкет возвращается, чтобы присматривать за ними и работать (для обустройства в Крыму нужны были деньги). Шейде остается в Симферополе и начинает свою борьбу за клочек родной земли. Отправляется в район Свободы города Симферополя, где активисты собирали заявления на выделение земли под застройку жилого дома. Далее в Белое, откуда желающих обустроиться на Родине погнали милиционеры с дубинками. Затем Молодежное, где уворачиваясь от дубинки замахнувшегося милиционера, Шейде крикнула: «Мы хотим жить на Родине. И вы нам это не запретите!». В ожидании решения горисполкома на выделение участка, после поданного заявления год жила то у родственников, то проводила ночь на вокзале. Наконец в феврале 1990 года горисполком Симферополя выдал решение на участок в микрорайоне Ак-Мечеть.

Вскоре Шевкет с детьми переезжают и начинают строительство дома. Шейде 23 года проработала в Доме ребенка «Елочка» младшей медсестрой, неоднократно поощрялась за примерный труд и снискала уважение коллектива. Эти люди не мыслят жизни без активной деятельности, Шевкет даже после выхода на пенсию работал охранником на Крымской племстанции. Шейде работает гардеробщицей в новой крымскотатарской школе №44 им. Героя России Алиме Абденнановой. На свет появились продолжатели рода — внуки Али и Айше. Год назад ушел из жизни Шевкет Алиев и оставил завещание односельчанам сохранить историю своего села. Он успел сделать несколько фотографий шуминцев с подписями и краткой информацией о них, которые можно использовать при подготовке книги. Надеемся, отыщутся те, кто возьмется осуществить эту мечту. Успехов им на благородном поприще!

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65