Курс валют USD 0 EUR 0

Страны Центральной Азии и афганский вызов

Комментариев: 0
Просмотров: 105

 

Поздно вечером 30 августа последний самолет с американскими военными покинул международный аэропорт Кабула. Таким образом, завершилась длившаяся почти 20 лет военная миссия США в Афганистане. По заявлению командования ВС США, за время афганской кампании погиб 2461 американский военный (Советский Союз за 10 лет пребывания в Афганистане потерял около 15 тысяч солдат и офицеров). Потери афганской стороны за десятилетия гражданской войны, очевидно, исчисляются десятками, если не сотнями тысяч жизней.

С уходом американских войск, с новым ожесточением активизировались бои на границах провинции Панджшер, последнего региона, неподконтрольного движению Талибан (признано в России террористической организацией). Сейчас Панджшерская долина, контролируемая ополчением, верным Ахмаду Масуду, со всех направлений блокирована военными формированиями талибов. Вместе с тем между талибами и их противниками ведутся переговоры о мирном разрешении противоречий. Это важно, с учетом того, что многие страны мира, в том числе и Россия, обуславливают вопрос официального признания новой афганской власти тем условием, что новое правительство в Кабуле должно представлять не только талибов, но и другие политические силы, а также национальные меньшинства страны.

На этом фоне, 1 сентября в аэропорт Кабула прибыл самолет катарских ВВС. По некоторым сообщениям, борт доставил в афганскую столицу катарских и турецких специалистов, которые должны будут осуществлять управление воздушными воротами Афганистана в послевоенный период. Если эта информация подтвердится, то можно будет констатировать, что Турция, опираясь на своих союзников — Катар и Пакистан, делает серьезный шаг в сторону усиления собственного влияния во всем регионе Центральной Азии.

События, происходящие сейчас в Афганистане, имеют огромное значение. Победа исламских фундаменталистов в стране с тридцатимиллионным населением является вызовом для всех центральноазиатских республик. Учитывая, что в этом регионе (прежде всего в Узбекистане) живет большая крымскотатарская диаспора (возможно, речь может идти о нескольких десятках тысяч человек), события, происходящие там, не могут не привлекать внимания крымских татар.

В этой связи интересно, как в самих странах Центральной Азии оценивают происходящие в регионе процессы. 17 августа весьма интересное обсуждение ситуации в Афганистане было организовано Казахстанским советом по международным отношениям. Видеозапись дискуссии была опубликована на ютуб-канале председателя совета Ерлана Карина.

В ходе обсуждения проблемы казахские эксперты констатировали, что нынешние события в Афганистане назревали на протяжении длительного времени. Уже давно было ясно, что афганское правительство, так или иначе, падет через какое-то время после ухода американских войск. Режим в Кабуле держался за счет иностранной военной поддержки, а бюджет страны формировался за счет зарубежных доноров. Эксперты отметили, что за 20 лет произошли некоторые позитивные изменения в жизни афганского общества, развитии его культуры. Но свергнутый талибами режим, слишком полагавшийся на иностранную поддержку, был дискредитирован коррупцией, недееспособностью власти, несправедливостью на местах.

Директор Института азиатских исследований Султан Акимбеков, в свою очередь, выразил мнение, что стремительный захват талибами власти был итогом хорошо спланированной спецоперации, которая осуществлялась не без участия со стороны Пакистана. Быстрое взятие талибами контроля над границами со странами Центральной Азии не дало полноценно сформироваться новому Северному альянсу (объединение противников Талибана, удерживавших власть на севере Афганистана в конце 1990-х — начале 2000-х годов).

По словам эксперта, еще двадцать лет назад Рашид Дустум (лидер узбекской общины Афганистана) и другие полевые командиры из числа лидеров национальных меньшинств имели свои маленькие личные армии, в которых могли насчитываться десятки тысяч бойцов. Теперь же этого нет. Это следствие американской политики. Американцы убирали сильных полевых командиров, стремясь заменить их структурами государственной власти (армия, полиция). В условиях страны, где прежние институты власти были разрушены многолетней гражданской войной, эта конструкция не могла решить межклановые и межнациональные противоречия. К тому же в годы правления последнего афганского президента Ашрафа Гани национальные меньшинства постепенно вытеснялись из вооруженных сил на севере Афганистана. На север завозили пуштунских губернаторов и военных. С уходом американских войск, правительственные войска на севере, состоящие преимущественно из этнических пуштунов, перестали оказывать сопротивление талибам, в то время как меньшинства не смогли сорганизоваться.

Важную роль сыграла позиция внешних сил, которые сочли выгодным для себя не бороться против установления в Афганистане власти талибов. Американцы избавились от необходимости тратить большие средства на поддержку афганского режима. В то время как Пакистан стремится использовать приход талибов к власти для открытия транспортных коридоров с Центральной Азией. В свою очередь Россия заявляет о готовности защищать страны Центральной Азии от угрозы с юга, что позволяет повысить значение оборонного блока ОДКБ. Таким образом, РФ без больших усилий может поддерживать свое влияние в регионе.

В то же время для Узбекистана и Туркменистана открытие дорог к пакистанским портам на побережье Индийского океана имеет стратегическое значение. И поэтому эти государства в скрытой форме поддерживают эти планы. Ожидается, что талибы дадут возможность реализовать проект по строительству железной дороги из Пакистана в Узбекистан, обеспечив порядок и стабильную ситуацию в Афганистане.

По мнению С. Акимбекова, если бы Узбекистан оказал ту же поддержку узбекским провинциям в Афганистане, что и в 1990-е годы, то положение дел на севере Афганистана сейчас было бы другим. Но создание транспортных коридоров будет способствовать тому, что Узбекистан будет играть все большую роль в регионе.

Как полагает эксперт, в нынешней ситуации российская помощь с защитой внешних границ ОДКБ не будет мешать строительству транспортных коридоров. Оптимальным является положение, когда перемещаются грузы, но не люди, поскольку талибы могут перенести из Пакистана на север Афганистана медресе, в которых готовятся их кадры.

Вместе с тем надо учитывать, что талибы — это диабандийское направление в исламе. В то время как радикальные исламисты в Казахстане в большинстве своем салафиты, а между салафитами и диабандами существуют определенные идеологические противоречия.

По прогнозу эксперта, талибы, оставаясь в значительной степени пуштунским движением, в ближайшее время будут заниматься укреплением своего влияния среди национальных меньшинства Афганистана — таджиков, узбеков, шиитов-хазарейцев. Не следует забывать и о светских пуштунах. Талибы будут всячески пытаться разоружить местное население. Уровень жизни, вследствие прекращения иностранной поддержки, будет падать, Но благодаря поддержке Пакистана, талибы будут удерживать власть, подавляя локальные вспышки недовольства. Население будет массово эмигрировать через Иран в Турцию и Европу.

По мнению бывшего посла Казахстана в Афганистане Омиртая Битимова, идеология талибов за 20 лет не претерпела больших изменений. Другое дело — как они ее будут реализовывать. Возможно, уже не будут рубить пальцы и совершать массовые казни на стадионе. Но по содержанию это практически то же самое. Сейчас их главная цель — держать под контролем Афганистан.

Прямой угрозы Центральной Азии нет. Но пример талибов, декларирующих идеи построения справедливого общества, борьбы с коррупцией, равенства, может быть заразительным. Есть угроза, что местные радикалы будут брать с них пример.

Как отмечает О.Битимов, существует проблема предоставления убежища в Афганистане радикальным группировкам из Центральной Азии. Для того чтобы не портить отношения с соседями, талибы на дипломатическом уровне будут делать заявления, что не допустят этого. Но идеология у них общая, поэтому их спецслужбы и тайные организации будут работать соответствующим образом. Иначе они не будут талибами.

При этом О.Битимов обратил внимание участников обсуждения на то, что основным методом борьбы талибов в течение 20 лет были теракты, атаки террористов-смертников, запугивание и убийства оппонентов. Опасность заключается в том, что теперь у других радикалов будет соблазн пойти по примеру талибов, использовать террор как средство политической борьбы.

В свою очередь заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Санат Кушкумбаев отмечает, что Афганистан ждет большая волна эмиграции светского населения из Кабула и провинциальных центров. Что серьезно ударит по потенциалу этой страны.

«Самый важный вопрос все-таки форма правления. Если — исламский эмират, то, скорее всего, многие элементы шариата. Это то, что пугает и настораживает центральноазиатских соседей. Потому что наши страны светские. Соседствовать со страной, которая теперь не просто Исламская республика Афганистан, а исламский эмират — это таит много неизвестного. Потому что, даже если они не будут поддерживать экспорт своей идеологии, само присутствие такого образования уже является притягательным фактором для радикалов в разных частях мира и в том числе в Центральной Азии», — отмечает С.Кушкумбаев.

В целом же эксперты сошлись во мнении, что прямой угрозы вторжения талибов в Центральную Азию сейчас нет.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65