Курс валют USD 0 EUR 0

СУДЬБЫ НЕПРЕДВИДЕННЫЕ МГНОВЕНЬЯ

Комментариев: 0
Просмотров: 145

Нариман Омеров, Василий Чёрный, внук Али, и Рустем Умеров (крайний справа) с товарищами у места захоронения Али Омерова,  сентябрь 1991 г.

Лидия ДЖЕРБИНОВА, специально для «ГК»

Ушедших навсегда нельзя вернуть,

Но их дела, что крепче всякой стали,

Должны в своих трудах упомянуть

Все те, кто живы — ради тех, кто пали.

Чтоб те, кто в небесах, там жили без печали.

Максим Сафиулин

 

Как только я оказываюсь в районе старого Бахчисарая, на меня находят воспоминания довоенных лет, войны и жестокого изгнания. Да, я родилась в  далеком Узбекистане. Но   родные места моих родителей, выходцев из Бахчисарайского района, волнуют мое сердце так, что мне порой кажется, что я здесь когда-то жила. Так и в этот раз, оказавшись на улице великого просветителя крымскотатарского народа Исмаила Гаспринского, ведущей к древнему Салачику, мы любовались его окрестностями. Салачик — это исторический район старого Бахчисарая. Сама природа этого места очаровывает. Одни скалы чего стоят! Казалось, что мы попали в древность и вот-вот услышим цоканье копыт лошадей, запряженных в дорогую повозку, или скакунов, подгоняемых лихими наездниками. Внезапно мы услышали постукивание молотком о какой-то мягкий металл.

Стук доносился из небольшой мастерской, располагавшейся сразу у дороги, и мысленно унес нас в далекие времена, в кипящие трудом и жизнью шумные ряды ремесленников. Хотелось узнать все же, что за стук раздается за дверьми. Набравшись смелости, заглянули и увидели мастера, изготавливающего предметы домашней утвари в национальном стиле. Вот это да! Такая красота! Глаз не отвести! Познакомились. Мастером оказался Али Умеров. Он любезно пригласил нас в дом к отцу Рустему Умерову (род Омеровых).

Беседуя за чашечкой ароматного кофе, вкус которого в Бахчисарае особенный, выяснилось, что  отец Рустема-ага – Али Омеров внес неоценимый вклад в развитие города Бахчисарая, находясь на руководящих должностях и, будучи партизаном, свою жизнь положил за освобождение Родины от гитлеровцев. Мы договорились встретиться еще. Выйдя из гостеприимного дома, проходя мимо мастерской и небольшого магазинчика, обратили внимание на изделия ручной работы из меди, латуни и бронзы – дело рук сына Али (выпускника КИПУ), а  автор различных украшений — его отец Рустем-ага.

Супруги Умеровы

 

Прошло несколько месяцев. И вот, мы снова в гостях. Спускаемся по ступенькам (насчитали 15), входим в дом с крымскотатарской архитектурой, привязанной к ландшафту местности. Нас встречают гостеприимные хозяева Рустем-ага и Ольга-ханум, которые в этом году будут отмечать 55-летний юбилей совместной жизни. Традиционный кофе и задушевная беседа сближают сердца. Выяснилось, что у них пятеро детей. Все получили соответствующее образование. Каждый нашел свое место в жизни. На сегодняшний день в этой большой семье продолжателями рода являются еще 11 внуков и 4 правнука —  радость и гордость четы Умеровых. И снова традиционный кофе и уже долгий, обстоятельный разговор о прошлом и настоящем. Основная цель разговора — поведать детям и внукам о прошлом семьи и оставить память потомкам.

 

Рустем и Али Умеровы за работой

 

Рустем-ага родился в Бахчисарае в августе 1941 года. К тому времени у него уже был брат Нариман, 1931 года рождения. А его отец Али Омеров, уроженец села Сююрташ (Белокаменное) Бахчисарайского района, уже возглавлял Бахчисарайский райисполком. Родился его отец Али-ага  в обычной многодетной семье (14 детей) в начале прошлого века. Приближающаяся эпоха преобразований, стремление к приобретению знаний привели его в учительскую семинарию, которую ему не суждено было окончить из-за разгоревшейся гражданской войны. С установлением советской власти, Али становится комсомольским активистом, заведует избой-читальней, сначала в своем селе, потом в Коккозе. Занимает со временем и высокие должности. Становится заведующим районным отделом народного образования, заместителем наркома просвещения Крымской АССР, директором средней татарской школы в Симферополе, заведующим Балаклавским районным отделом образования, руководителем Бахчисарайского райОНО, а буквально за месяц до войны, его назначили председателем Бахчисарайского райисполкома. Ну, а когда черные тучи стремительно приближались к Бахчисараю, обоз с теплой одеждой, рацией, продовольствием и работниками райкома и райисполкома, со вторым секретарем райкома Василием Ильичем Черным и председателем РИК Али Омеровым, ушел в лес.

Али Омеров

 

Борьба предстояла трудная и жестокая. Многие из отправившихся в лес мстителей уже никогда больше не увиделись со своими близкими. В лесу отряд пополнился советскими воинами. Командиром отряда был определен Константин Сизов. С организацией отряда сначала были созданы две группы, командиром одной из которых был М.Македонский, а политруком — Али Омеров. После гибели К.Сизова, его заменил М.Македонский, который под конец оккупации был уже командиром Южного соединения партизан Крыма. Секретарь райкома В.Черный, бывший комиссар отряда, в 1942 году был ранен и переправлен на Большую землю. Комиссаром Южного соединения  стал секретарь Ялтинского райкома партии Мустафа Селимов. Трудности лесной жизни подстерегали повсюду. Партизанские вылазки наносили потери. Разграбление продовольственных баз врагами привело к страшному голоду. Местные жители помогали, как могли, продовольствием и живностью, но этого было недостаточно. А о славных делах партизан — крымских татар еще долго умалчивалось и запрещалось говорить. И все равно народ знает своих героев, благодаря честным людям. Али Омеров, будучи грамотным и политически подкованным, писал обращения к соотечественникам, вселяя в них надежду на скорую победу, ходил в разведку с группой разведчиков в качестве проводника, так как являясь коренным жителем, очень хорошо знал местность. Целью их вылазок являлась и добыча продовольствия. Как-то на мельницу в Бахчисарае они смогли доставить пшеницу, через несколько дней нужно было забрать на подводе муку. Приехали, погрузили предположительно 10 мешков, направились в лес и подверглись обстрелу врага. Смогли уйти. На одном из привалов раненный Али, которого силы покидали, попросил оставить его, а самим идти дальше. Он понимал, что друзьям тяжело его вести под руки и нужно еще нести груз в отряд. Он сказал, что к утру ему станет лучше, и он сам придет в отряд. На самом деле он был смертельно ранен и не хотел быть обузой для друзей. Друзья прикрыли его листьями, пообещав прийти за ним, но утром он уже был мертв. Как смогли, похоронили.

Август 1942 года. Севастополь уже был в руках фашистов, и Крым оказался в глубоком тылу врага. Захватчики все больше неистовствовали в борьбе с партизанами и   измывались над их семьями. Им не давали покоя и семьи уже погибших партизан. В 1943 году они узнали о семье Омеровых, арестовали и отправили в концентрационный лагерь Толле (ныне Дачное в Бахчисарайском районе) его семью с двумя сыновьями.

Лагерь был организован фашистами на курганах у реки Качи. Там было ограждение из колючей проволоки, сторожевые вышки, собаки, для тяжелораненых был натянут тент, остальные находились под открытым небом. Кормили отрубями, смоченными водой из проточной канавы и соленой хамсой. Воду не давали. Всех узников мучила жажда. За попытку достать воды из канавы их расстреливали. Лагерь пропустил около 25 тысяч человек. Умерших хоронили недалеко. По-видимому, захоронение производилось в верховьях неглубокой ложбины северо-западной границы лагерного ограждения. Хоронили также за железной дорогой Симферополь-Севастополь, находящейся на расстоянии более одного километра на запад от лагеря. В южной части лагеря, в так называемой «мышеловке», издевались над коммунистами, комсомольцами. Их раздевали, избивали, а вечером расстреливали. Вторая «мышеловка» «Красный крест» была для тяжелораненых защитников Севастополя.

 (Продолжение следует)

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65