Курс валют USD 0 EUR 0

В схватке со Временем Память одержит победу

Комментариев: 0
Просмотров: 75

Айдер Мустафаев 40 лет с супругой вместе

 

«У крымских татар есть пять Заслуженных мастеров спорта СССР, четыре Заслуженных тренера СССР и валом мастеров спорта СССР международного класса, — с гордостью за свой народ говорил в одном из своих последних интервью борец Айдер Мустафаев. — Вот о них нужно писать и говорить. Многие из них незаслуженно забыты». Он был энергичен и целеустремлен, как настоящий борец, всегда рвался в бой. Был категоричен и прямолинеен, не умел обходить острые углы и сглаживать ситуацию. До последних своих дней жил идеей открыть детский спортивный центр, где с супругой, тоже  спортсменкой и педагогом, заниматься с  детьми с трехлетнего возраста, с последующим определением приоритетных для них спортивных направлений. С энтузиазмом инициировал и взялся за организацию в Крымскотатарском музее культурно-исторического наследия выставки о  выдающихся спортсменах-крымских татарах, рассказать об их достижениях. Но не успел…

Айдер-ага-борец — и сразу понятно, о ком идет речь

Многие в Крыму его называли просто: Айдер-ага-борец, и всем сразу становилось понятно, о ком идет речь.

Шесть с лишним лет назад Айдер-бей пришел в редакцию «Голоса Крыма» с идеей рассказать о своем друге — Заслуженном тренере России чеченце Алихане Джамалдинове, сумевшем в Дагестане создать спортивную школу, взрастившую  чемпионов Олимпийских игр, мира и Европы.

«Хочу, чтобы и мой народ знал о таких личностях. Нам, к сожалению, не удалось создать в крымскотатарских поселках подобные секции и школы. В конце 1990-х, обращаясь за поддержкой оснастить хотя бы списанным спортивным инвентарем времянки на самостроях для занятий с детьми и молодежью, слышал в ответ заезженную фразу: «Пара ёкъ, чаре ёкъ» («Нет денег, нет возможности»). Пример Алихана Джамалдинова для Крыма поучителен. Напечатайте статью о нем, тем более что повод для этого подходящий – 10 мая Алихан-бей отмечает свое 70-летие, и к нему со всего света на ежегодный Международный турнир по вольной борьбе «Дружба – мир Кавказу!» съедутся спортсмены, единомышленники и друзья», — с энтузиазмом говорил он. Тогда «Голос Крыма»  откликнулся на это предложение  — статья «Спартаковцы Алихана» была опубликована (29.04.2016/№17), и Айдер Мустафаев повез несколько номеров на юбилей другу в Дагестан. Спустя некоторое время в ответ на нашу публикацию он привез в подарок книгу «Жизнь в борьбе» с  дарственным автографом самого Алихана Джамалдинова. Через год Алихана не стало, а в мае этого года, спустя пару недель после 75-го дня рождения, прервался жизненный путь и Айдера Мустафаева…

Об Айдере Мустафаеве — мастере спорта СССР,  пятикратном чемпионе Узбекистана и чемпионе Всесоюзных студенческих игр 1972 года, Заслуженном  тренере УзССР и СССР, воспитавшем плеяду сильнейших спортсменов, среди которых многократный чемпион мира, Европы, Кубка мира и двукратный олимпийский чемпион Махарбек Хадарцев, — мы попросили рассказать его супругу Ларису Брускову, с которой он сорок лет делил победы и горести,  успехи и промахи.  Их объединили спорт, общие взгляды и интересы, семья укрепила союз, дети, внуки и общее дело дарили счастье и вдохновляли на новые идеи и начинания.

Дядя с деревянным чемоданчиком

—  Своего отца Айдер помнил лишь лет с девяти, — рассказывает Лариса Александровна. – В 1948 году, когда Айдеру было всего 11 месяцев, Мустафу Куртумерова (по прозвищу Джанибек), уроженца села Шума Алуштинского района,  на основании 58 статьи приговорили к 25 годам лишения свободы. Арестовали его в узбекском городе Бекабаде, куда он был депортирован в 1944 году вместе с женой и четырьмя детьми. Айдер был пятым ребенком и родился уже на чужбине. Когда отец, отсидев восемь с лишним лет в лагере в Мордовской АССР, вошел в их двор, он просто его не узнал. Айдер не понимал, чего это вдруг незнакомый дядя с небольшим деревянным чемоданчиком в руках кинулся его обнимать. И самое удивительное, что о реабилитации своего отца он узнал уже в достаточно зрелом возрасте при случайном стечении обстоятельств. На соревнования за рубеж Айдера не выпускали — как же, крымский татарин, отец был осужден по 58-й. Но в конце 1980-х его товарищ сказал: «Не переживай, теперь тебя в любую страну спокойно выпустят. Я пробил по своим каналам: твой отец был реабилитирован. Так что ты теперь чист». «Откуда ты знаешь?» — удивился Айдер. «Я должен знать все о тех, с кем дружу», — ответил товарищ. Как оказалось, этот парень работал в КГБ. И вправду, с тех пор Айдер стал выездным и мог выезжать на соревнования и турниры сам и со своими воспитанниками.

С родителями после окончания школы, г. Бекабад

 

Айдер рассказывал, что его маме Айше Куртсалиевой  приходилось браться за любую работу, когда отец отбывал срок, надо было детей кормить, растить. Средняя его сестра Сидхие вынуждена была после восьмого класса тоже работать, чтобы помочь матери, еще умудрявшейся отправлять посылки  отцу в лагерь. Сидхие приходилось нянчиться с младшим Айдером. Он не раз вспоминал, как получал от нее подзатыльники за то, что порой при ровесниках называл ее мамой. После возвращения отца их жизнь стала налаживаться. Отец был очень хозяйственным, всю жизнь проработал водителем, обрабатывал, поливал и охранял сады и виноградники. Он приучил его к порядку во всем: рано вставать, убирать двор, быть ответственным.

С сестрами Сидхие и Реян

Айдер рос маленьким, худеньким, но с детства не мог мириться с несправедливостью. Клеймо «предатели», навешенное на крымских татар, ему не давало покоя. Поэтому-то он и борьбой начал заниматься с одиннадцати лет, хотя тренер не хотел его принимать и выгонял: иди, мол, окрепни, ты слабенький… Но когда дух крепок и упорство огромное, то приходит и сила физическая. Айдер настоял и занимался, начал участвовать в соревнованиях, приносить победы школьной команде.

Свою свекровь Айше я, к сожалению, не застала, она рано умерла, но благодаря ей Айдер получил  начальное музыкальное образование. Его мама неплохо пела, а младшая его сестра Гондже красиво танцевала, поэтому и Айдер окончил музыкальную школу по классу аккордеона, играл в школьном ансамбле, с которым  выступал в республиканских конкурсах.

«Принять! В виде исключения!»

— О том, что Айдер едет поступать в Ташкентский институт физкультуры, родители не знали. Классная руководительница почему-то не дала ему школьную характеристику, а в те годы без нее не принимали документы в вузы. Так вот товарищи Айдера сами написали ему характеристику. Но приемная комиссия, разумеется, не принимает такие документы – без печати и должной подписи. Айдер в расстроенных чувствах, ухо разбито, он ведь сразу после Всесоюзных соревнований. Кто-то посоветовал ему идти напрямую к ректору: «Он мужик классный – все поймет и решит».

Решительности Айдеру не занимать. Он — к ректору. Тот, просмотрев документы, спрашивает: «Почему характеристика и справка с места жительства без печати? Почему такой внешний вид?». Айдер рассказал, что из-за Всесоюзных соревнований по вольной борьбе не успел должным образом подготовить документы». «Ну и как выступил? Победил?»

Услышав утвердительный ответ, ректор заглянул в аттестат: «Тяжело учиться-то будет!».  «Я справлюсь», — твердо заверил Айдер. Ректор молча взял ручку и на его заявлении поставил свою резолюцию: «Принять! В виде исключения!».

Но и тут происходит казус. Старший тренер института Ефим Борисович Колтунов  настаивает на сдаче документов на дневное обучение, Айдер отказывается — родителям надо помогать. Но завкафедрой Виктор Леонидович Гришаев все ж таки убедил. Так  Мустафаев стал студентом-очником Узбекского государственного института физической культуры, а по ночам разгружал вагоны, на полставки устроился дворником и полставки музработником в детский сад. А детей Айдер очень любил, и они к нему всегда тянулись.

Он учился, усиленно тренировался. Жили 8 человек в одной комнате со старостой  курса Рустемом Ибрагимовым из Самарканда. У них всегда была жесткая дисциплина, дежурства на приготовление завтрака и ужина, уборку. Айдер отмечал, что Рустем научил его правильной организации рабочего дня.  С ним вместе они  нанимались на разные строительные работы на так называемой «бирже труда». Рустем с виду крепкий, его узбеки сразу примечают и забирают, а Айдера не берут. Так он настаивал: «Если не понравится моя работа – не заплатите», и шел вместе с Рустемом. По два ведра раствора на строительные леса поднимал, всю самую тяжелую и черновую работу выполнял. Ну и, конечно,  справлялся – без оплаты не оставался. А еще у него обязательные тренировки. Бывало, придут с такой тяжелой ночной работы домой, и Айдер просит Рустема: «Может, в институт не пойдем, отдохнем немного?». «Ты, конечно, можешь не идти, но я хоть и твой друг, но в журнале отмечу как отсутствующего», — отвечал невозмутимо Рустем. И Айдеру приходилось утром вставать и идти вместе с ним.

В студенческие годы Айдер Мустафаев стал мастером спорта по вольной борьбе, в составе сборной Узбекистана  среди юношей в первенстве СССР в Махачкале завоевал бронзовую медаль в весе до 52 кг. Его фотография висела на доске прославившихся выпускников в бекабадской школе №2  им. Н.Крупской. Еще бы, он же представлял сборную Узбекистана. А классная руководительница, которая не дала ему характеристику, встретив его, сдержанно сказала: «Мустафаев, я всегда знала, что ты пробьешь себе дорогу в жизни».

Айдер Мустафаев окончил факультет, который давал ему право работать не только преподавателем физкультуры, но и заниматься тренерской работой. Поэтому руководство ТашГУ, заинтересованное  в перспективных молодых кадрах, приглашает его на спортивную кафедру в качестве тренера и преподавателя.  Как победитель Всесоюзных студенческих  игр в Минске (1972 г.) Айдер Мустафаев был включен в сборную СССР для подготовки и участия  во Всемирных студенческих  играх в Москве (1973 г.), но ректорат ТашГУ не отпустил, мотивируя тем, что он нужен вузу как специалист и тренер, а не как действующий спортсмен.

Стоит отметить, что Ташкентский университет в 1980-е годы по спортивной работе входил в десятку лучших вузов страны. Аркадий Борисович Побережский тренировал сборную университета по греко-римской  борьбе, Айдер Мустафаев – по вольной, но и сам продолжал выступать в соревнованиях и первенствах.  В те годы многие студенты с Кавказа поступали в ТашГУ, и среди них были спортсмены-вольники, ставшие впоследствии мастерами спорта СССР, победителями разных престижных спартакиад и первенств. За годы тренерской деятельности Айдер Мустафаев воспитал  15 мастеров спорта СССР, двух мастеров спорта международного класса. Наиболее яркий и известный из его учеников — Махарбек Хадарцев, двукратный олимпийский чемпион, многократный чемпион мира, Европы, СССР.

Мужчина с заглавной буквы

В мае 1980 года в Ташкенте состоялась Универсиада Урала, Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Казахстана в честь 60-летия ТашГУ. На это масштабное мероприятие приехала и баскетбольная команда Казахского государственного университета, капитаном которой была 20-летняя Лариса Брускова. Она родом из г.Кустанай (Казахстан), окончила школу с золотой медалью и училась на третьем курсе химфака КазГУ. Женская баскетбольная команда с Ларисой во главе заняла в том соревновании 1 место.

— И тогда на этой Универсиаде преподаватель ТашГУ Айдер Мустафаев и старший тренер команды «СКИФ» (Спортивного клуба института физкультуры) Леонид Константинович Величко   предложили  мне перевестись в их вуз, предлагали заманчивые спортивные перспективы, — вспоминает Лариса Александровна. – Я даже Айдера не заметила и не запомнила. Уехала в Алма-Ату, а потом (наверное, это молодость) я уже выступала за сборную Казахстана, решила попробовать за сборную Узбекистана, а там и предел мечтаний – сборная СССР, надумала все же перевестись на химфак ТашГУ. И тут уже нас, спортсменов, курировал Айдер Мустафаев, поддерживал, помогал решать проблемы при сдаче сессий.

Он  изменил мои приоритеты.  Это мужчина с заглавной буквы, о таких говорят: настоящий джентльмен. Умел делать все, не делил работу на мужскую и женскую, был душой компании, отличный тамада, хорошо пел и играл на аккордеоне. В разные периоды своей жизни он брался за подработку: готовил и реализовывал еврейскую мацу, колбасу, шил, клепал заклепки на детские куртки, таксовал по ночам на своем автомобиле.  Он имел два высших образования: выпускник Узбекского государственного института физической культуры и юридического факультета ТашГУ. 25 лет преподавал на кафедре физвоспитания и спорта университета, пройдя путь от преподавателя до доцента кафедры.

Крымские татары должны жить в Крыму

— Айдер  не мог мириться с запретом на возвращение коренного народа в Крым. Он об этом часто размышлял с ветеранами крымскотатарского национального движения: Ленарой Мамбетовой, Ремзи Военным и другими. Поэтому и вторую нашу дочь сам назвал Ветана (Родина). Он вырастил четверых детей: двух сыновей (от первого брака) и двух дочерей. Считал, что очень важно помочь им получить хорошее образование. Тяжело переживал смерть сына, которому едва исполнилось сорок, а Айдеру тогда было 70. Айдер всех покорял феноменальной памятью, знал спортивные успехи и достижения, участие в Олимпиадах, чемпионатах, где и когда. Готовясь к выставке, посвященной спортсменам-крымским татарам, много и долго всех обзванивал, уточнял и расспрашивал. Он инициировал и организовывал турниры разных уровней, находил спонсоров для их проведения на высоком уровне, на приобретение кубков и медалей.

На родине и жить, и петь веселее, 1998 г.

После возвращения в Крым пытался донести до всех, от кого это зависело, целесообразность открытия на самостроях спортивных площадок, клубов и секций. Народ должен растить здоровое, физически крепкое поколение, и в первую очередь следует развивать национальную борьбу, хоккей на траве, греблю, что уже было создано в местах депортации и имело свои кадры и базу.

В 1996 году Айдеру как специалисту выделили квартиру, в которой мы жили всемером: с четырьмя детьми и моей мамой. Какой-то период он возглавлял  Детско-юношескую спортивную школу, где сумел собрать хорошую кадровую команду из числа крымских татар. Ему удалось подтянуть к работе многих спортсменов, оказавшихся в крымской глубинке. В 2003 году его ДЮСШ заняла 1 место в городе по результатам спортивной работы. В том же году Айдера пригласили судьей на турнир памяти Олега Ананьева в Осетию, где он встретился со своим воспитанником Махарбеком Хадарцевым, который к тому времени стал уже успешным предпринимателем и политиком.

В Крыму в общественной жизни своего народа Айдер старался также принимать активнейшее участие. Состоял в Совете старейшин «Намус», в составе Совета старейшин Алушты, подготавливал со своими единомышленниками Умером Чабановым, Садыком Берберовым и другими письма и обращения о решении ряда насущных проблем и вопросов крымских татар в различные государственные и международные организации, например, о признании геноцида крымских татар.

В борьбе — как в танце

— У нас была одна мечта на двоих, — продолжает Лариса Александровна. —  Создать детский спортивный центр для занятий с детьми с 3-летнего возраста. Я даже окончила факультет физического воспитания и спорта Запорожского государственного университета. Мы заметили, насколько сегодня малыши физически слабые, зажатые, их сложно оторвать от папы с мамой. Если с ними заниматься с 3 лет, тестировать их физические возможности, характер, то к 6—7 годам можно точно определить, в каком виде спорта ребенок проявит себя лучше всего, и направлять его усилия в это русло, как делают в Китае, например.

В борьбе, как в танце, важно знать и чувствовать, как руку повернуть, шею, ногу поставить. Правильно выбранная тактика, движение и техника решают многое. Он знал, что в борьбе своя философия, и он ее тонко чувствовал и понимал. Как-то на одном из турниров в Крыму представители власти вышли прямо на ковер вручать кубки и дипломы. «Это грубейшее нарушение, ковер для борца – святое», — возмущался он.

Айдер всегда очень дорожил настоящей дружбой, всегда держал свое слово. Очень любил детей, еще больше внуков, занимался с ними.  Он был доволен своей жизнью и всегда говорил: «Если вдруг предложили бы все начать заново, прожил бы так, ничего не меняя». Его друг Валера Татарский, который живет в Германии, он окончил химфак ТашГУ, написал очень теплые воспоминания об Айдере и периоде его работы начальником летнего лагеря ТашГУ в зоне отдыха Юсуфхона: «Айдер в течение более десяти лет играл ключевую роль в хозяйственной, спортивной и культурной жизни лагеря. Ему принадлежали  многие установочные правила  и распорядок жизни отдыхающих и спортсменов. Айдер обладал одновременно сочетанием редких качеств —  мудрости, мягкости и жесткости, невероятной отзывчивости и сострадания, целеустремленности в поставленных задачах и в поиске компромиссных решений! Не помню случая, когда Айдер мог бы отказать кому-либо в помощи и поддержке. Айдер был физически мощным спортсменом, духовно сильным и справедливым начальником лагеря, отзывчивым и преданным другом. В любой компании Айдер был не просто своим, он повсеместно был душой и неповторимым любимцем всех присутствующих! Айдер – настоящий нравственный гигант, всегда спешивший на помощь ради справедливости, даже незнакомым! Обладая талантом распознания тонкостей человеческих душ, прекрасным юмором и музыкальной одаренностью, Айдер притягивал к себе людей самых разных социумов — от студентов, спортсменов, рабочих до профессоров и руководителей крупных организаций и компаний! Для семьи, для друзей и близких будет очень не хватать замечательного Человека!

Единственным утешением может послужить то, что Айдер вошел в бессмертие, оставив свой генетический код в детях, внуках и правнуках».

А для меня он остался тем же рыцарем печального образа, воевавшим с ветряными мельницами. Вечно неугомонный, неутомимый. Он и в 75 был подтянут, не терял формы, 40 раз отжимался, 50 раз выполнял упражнение на пресс «книжка», тренировался с 10-килограммовыми гантелями и 16-килограммовыми гирями, никогда не жаловался на здоровье, у него даже медкарты не было в поликлинике. В мае у него случился приступ. Сердце было настолько изношенным, — сказали врачи.  Пять лет назад он похоронил своего сорокалетнего сына, это было для него серьезным ударом, возможно, тогда на ногах перенес инфаркт.

Именные часы с дарственной гравировкой «Лучшему тренеру от Госкомспорта СССР. 1990 г.» теперь семейная реликвия. Вручение состоялось в Москве на первом слете тренеров Олимпийских чемпионов. Айдер Мустафаев с гордостью вспоминал, как торжественный концерт в честь лучших тренеров страны вели легендарная теле- и радиоведущая Ангелина Вовк и Аркадий Арканов. Время неумолимо отсчитало свой срок, но память отмерила новый. В детях и внуках, учениках и воспитанниках дело и жизнь Айдера-ага-борца продолжаются. Значит, в схватке со Временем Память одержит победу.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65