Курс валют USD 0 EUR 0

В свадебное путешествие через… сорок лет

Комментариев: 0
Просмотров: 176

Встреча с друзьями-коллегами

 

Хубедин КУРТБЕДИНОВ

 

Путевые заметки

…Шел 1977 год, который оказался для меня знаковым и определил мою будущую жизнь. В этот год закончил с отличием юридический факультет и военную кафедру университета, получив квалификацию юриста-правоведа и воинское звание лейтенанта. По распределению попал в органы прокуратуры, где назначили меня на должность старшего следователя прокуратуры города Душанбе. До начала работы оставалась неделя, а я почти год не был дома, в Фергане. Хотелось успеть увидеть родителей и близких, набраться сил у родного очага. За час юркий «Як-40» доставил меня домой. Чувствовалась радость родителей и близких за меня.

На следующий день, после того, как покормила «похудевшего сыночка», мама неторопливо начала разговор о том, что ей и отцу скоро семьдесят лет, и что мне уже пора… жениться. От неожиданности не знал, что ответить, рассмеялся и молчал. Вызвать жалость тем, что мне всего лишь двадцать два, и что мне еще рано жениться, не удалось. Я понял, что основной причиной был страх родителей, что там, вдали от них, могу жениться не на крымской татарке. Все мои заверения во внимание не принимались. Чтобы как-то выйти из этой ситуации и найти компромисс, пообещал маме, что как только она предложит кандидатуру, приеду в следующий раз и рассмотрю ее. Она говорит: «Кандидатура уже есть, можно рассматривать. Она наша, коушанка, мы хорошо знаем ее родителей, бабушку и дедушку, очень хорошие люди, а девушка только закончила школу…». В общем, как я понял, красавица, спортсменка и комсомолка. И даже есть номер домашнего телефона, который передала моя тетя Шание (это она ее приметила, разрекламировав своего племянника, получила ее номер телефона). Я стал соображать, что дипломатическая работа в этом деле достигла наивысшей точки, и для практической ее реализации не хватало меня, и «сбежать» обратно в Душанбе просто так мне не удастся.

Но надежда, что смогу выкрутиться из этой ситуации, меня не покидала. Думаю, ну ладно, посмотрю я вашу «комсомолку», но может же она мне не понравиться? Может. С этим-то никто не поспорит. Предложу искать другую кандидатуру, пока приеду в следующий раз, а там еще год пройдет. Все, выход есть. Поэтому, чтобы не обидеть родителей, согласился позвонить этой красавице, звали ее Гульнарой. Звоню, трубку берет уверенный женский голос, я представился и сообщил, что хочу услышать Гульнару. Голос на том конце удивленно-загадочно пообещал передать трубку. Через некоторое время кокетливо-детский голос признался, что она Гульнара. Я ей сообщил, что я тот красавец, о котором рассказывала моя тетя, хочу ее увидеть и предложил встретиться. Тут, на мое удивление, она сказала: «Я сегодня занята… не могу, можно только завтра». Чтобы уже как-то закрыть вопрос, назначил встречу на завтра, в 12, в центре города, у остановки. Она обещала прийти «в синей юбочке и белой блузочке». Я про себя подумал: даже не комсомолка, а просто пионерка, только к наряду не хватало пионерского галстука. На следующий день пришел к назначенному месту пораньше и стал ждать свою судьбу «в синей юбочке и в светлой блузочке». У меня было такое ощущение, что в этот день все женщины и девушки сговорились одеться в такую форму. Было тяжко, одна шла безобразно полная, другая еще что-то, и благо все они проходили мимо. Ну вот, наконец, появилась худенькая, да, еще точно «пионерка», в синей юбочке и светлой блузочке. Увидев меня, она стала улыбаться и выдала себя окончательно, но быстро скрылась, проскользнув в подъехавший автобус. Я догнал ее в салоне автобуса, где мы и познакомились. Через несколько остановок мы вышли. Она шла по делам к сестре, попросила не провожать.

40 лет назад

 

Я, довольный и с чувством выполненного долга, вернулся домой и сообщил об этом маме, что девочка неплохая, но ей еще рано замуж, это практически ребенок и ей надо еще подрасти. И, вообще, это не тот вариант. Мама загадочно улыбнулась, но ничего не сказала. Только вечером я понял, что выкрутиться уже будет сложно. Вечерний консилиум родителей и близких родственников, несмотря на мои возражения, постановил, что поскольку я встречался с девушкой, то должен… познакомиться с ее родителями. Вот так, аккуратно, меня перевели ко второму этапу «знакомства». Родители «пионерки» мне понравились больше, чем она, особенно ее отец, который, по простоте своей, в тот же вечер сообщил свое мнение, что он благословляет наш брак. Так, действительно, 1977 год оказался для меня знаковым. К прочим своим достижениям я еще оказался помолвленным. Многое, что случилось со мной тогда, не совпадало с моими книжными представлениями о жизни, но я благодарен за это Всевышнему и своим родителям.

В июне 1978 года отыграли свадьбу с Гульнарой. На свадьбу меня с работы отпустили на одну неделю. В эту неделю нам кое-как удалось вместить все мероприятия, и когда мы уже с Гульнарой летели в Душанбе, это был седьмой день отпуска. В самолете моя молодая супруга спросила, когда мы поедем в свадебное путешествие? Я долго думал, не знал, как ответить, чтобы ее не обмануть. Сказал, что сразу, как будет свободное время. Как говорится, любовь – это до первого поворота, а там начинается жизнь, и она так быстро пробегает: появились девочки мои, детсад, школа, институт, надо трудоустроить и выдать замуж, там внуки, а еще надо досмотреть пожилых родителей и…  И все, и если еще живы, появляется то свободное время, о котором я говорил на борту самолета, говоря о свадебном путешествии. В этом году мы с Гульнарой отметили сорокалетний юбилей нашей свадьбы. Я вспомнил о своем обещании о свадебном путешествии и предложил ей поехать в Душанбе, как тогда, в первый раз. Поскольку не было других предложений, она согласилась поехать в свадебное путешествие…  через сорок лет, в город, в котором мы сделали свои первые шаги в нашей совместной жизни.

Ну вот, как и тогда, 40 лет назад, мы вдвоем в самолете, в этот раз «Boeing». Это был ночной рейс, прибывающий в Душанбе рано утром. Попытался заснуть, чтобы немного облегчить четырехчасовой полет, не получилось. Перед глазами мелькали события, как-будто из прошлой жизни. Ей тогда было 18, а мне 22, летели сразу после свадьбы, пришлось везти с собой много вещей. В Душанбе нас встречали мои друзья — человек тридцать. В аэропорту однокурсницы «ревностно» разглядывали мою избранницу. Потом колонна машин поехала в Варзобское ущелье, где мои друзья устроили нам теплый прием. Пока мы жили в Душанбе, часто, по разным событиям и без, собирались с друзьями. С Гульнарой уезжали из Душанбе со слезами на глазах, нам было тяжело расставаться с людьми, которые за эти годы стали нам близкими, дорогим для нас был и Душанбе, город нашей молодости и город, в котором сложилась наша семья.…Мне еще не приходилось встречать рассвет и восход солнца на высоте 10 км. Это очень красиво. Широкая панорама горизонта начинает менять цвета от темно-синего до золотисто-багрового, темно-синие линии начинают постепенно и ступенчато светлеть, белеть, обретать светло-желтую окраску, а затем желтеть и багроветь. Меняется окраска неба — от тонких светлых лучиков до полного рассвета. Затем наступает настоящее чудо: из-за горизонта маленьким красным язычком показывается солнце, которое потихонечку вырастает в золотисто-багровое светило. До посадки оставалось минут 30, но самолет на снижение не шел. Мы летели над территорией Таджикистана, а это горы. Под нами располагались могучие вершины седовласых гор, которые неестественно светились на фоне рассвета и первых солнечных лучей. Было ощущение, что они гордо, как воины, стояли на страже своей земли. Между вершинами тянулись глубокие ущелья, разделяющие их и выводящие в долину горные речушки. За 12 лет учебы и работы в Таджикистане я сильно проникся любовью и симпатиями к этой земле и к ее людям. Таджики, как и их величественные горы — это могучий, мудрый, трудолюбивый и гостеприимный народ, многовековая история которого полна светлых и трагических страниц.

Наконец показалась долина в окружении гор, и самолет пошел на снижение. Через несколько минут уже летели над Душанбе. Высокие здания из стекла и металла изменили облик города до неузнаваемости. Новое здание аэропорта стало украшением, придающим городу современный и респектабельный вид. Поскольку мы прилетали очень рано и не хотелось никого беспокоить, нас встретил представитель отеля — молодой парень, и повел  к комфортабельной машине. По ходу движения, рассматривали город, но ничего не узнавали. Центр полностью перестроен. Сопровождающий был немногословен, так как практически не знал русского языка. Мои вопросы понимал, но ответить не мог.

До первого телефонного звонка мы успели позавтракать и пару часиков отдохнуть. Звонил мой друг Тохир и пообещал вскоре зайти за нами. В холле встретились с ним и, несмотря на то, что не виделись 35 лет, не почувствовали изменений, произошедших с нами за эти годы. Тот же Тохир Норматов, нет, теперь генерал Норматов. Он все эти годы проработал на ответственных должностях в системе МВД Таджикистана. Такие люди, как он, на своих плечах принесли долгожданный мир и спокойствие в республику после той, примерно десятилетней «войны», которая началась в конце 1990-х годов и унесла не только тысячи и тысячи жизней, но однозначно подорвала экономику страны и повлияла на жизненный уровень людей. Тохир пригласил нас посмотреть центр города и повел на центральную площадь мимо бывшей Швейной фабрики имени 50-летия СССР. Отсюда, примерно через метров сто, на бывшей улице Горького, 36, как и тогда, стояло здание прокуратуры города. Здесь я остановился. В этом здании я проработал около шести лет, именно здесь состоялось мое профессиональное становление. Хотелось зайти в здание и побыть в нем, потрогать стены, двери, посмотреть в окна… Но здание было огорожено и стоял пост. Пришлось сделать несколько фото на память.

На центральной площади Рудаки стоит величественный памятник, символизирующий независимость Республики.  Парк культуры и отдыха красиво реставрирован. Здание ЦУМа закрыто на реставрацию. За ним начинаются здания министерств и ведомств. В самом конце улицы — построенное в оригинальном стиле здание Министерства иностранных дел республики. Два основных рынка столицы — Путовский и Зеленый снесены, взамен построен оригинальной архитектуры двухэтажный крытый рынок «Мехргон».

Так, мы пешком обошли центр города и остановились в кафе. За чашкой чая долго общались с Тохиром, вспоминали однокурсников, коллег по работе и друзей. К сожалению, о многих говорили в прошедшем времени, они покинули сей мир. Многие работают за пределами республики. Не сбылась мечта увидеться со всеми однокурсниками.  В городе из однокурсников, кроме Тохира, остались еще Шамсиябону Джураева (бывший Главный государственный нотариус республики) и Матлюба Абдуллаева (бывший ответственный работник Генеральной прокуратуры республики). На следующий день, вечером, в одном из ресторанов города, на сборе мы оказались втроем: Шамсия, Тохир и я (к сожалению, Матлюба по делам выехала, и не была в городе). Для нас троих это были самые счастливые минуты в нашей жизни, мы несколько часов находились в «золотых» студенческих годах и покидали ресторан, чувствуя в себе энергию тех лет.

Утром проснулись от сигналов дорожной автоинспекции, с балкона отеля было видно, как перекрывали дороги. В дни нашего пребывания в Душанбе проходил саммит руководителей стран СНГ. Видимо, в рамках этого мероприятия, недалеко от нашего отеля, в парке, президенты Таджикистана Э. Рахмон и Узбекистана Ш. Мирзиеев торжественно открыли памятники Абдурахмону Джами и Алишеру Новои. Стремительное налаживание межгосударственных отношений между соседними странами и народами чувствовалось во всем. Простые люди за много лет смогли навестить своих близких по ту сторону границы, не говоря уже о взаимовыгодном политическом, экономическом и культурном сотрудничестве между странами. Ближе к обеду, когда отрылись дороги, вместе с Тохиром посмотрели окраины города. В спальные районы города ветер перемен не дошел, стояли старые здания. Заехали в 63 микрорайон города, где мы прожили 5 лет, и по просьбе своих девочек сделал на память несколько фото: нашего дома, квартиры на третьем этаже, песочницы, садика, куда они ходили, и аллеи, где гуляли с мамой и встречали папу с работы.

В этот день была назначена встреча с близким другом Абдукадиром Мухамадиевым. Познакомились с ним в прокуратуре города, он несколько лет, практически каждый день, после занятий приходил в прокуратуру и помогал мне в работе. К моменту окончания учебного заведения, он уже был готов без стажировки работать в любой должности. Я был уверен в нем, поэтому рекомендовал его в органы прокуратуры. И он не подвел, работая на руководящих должностях в органах прокуратуры, вплоть до Первого заместителя Генерального прокурора республики. Абдукадир заехал за нами в отель и пригласил на обед в один из ресторанов города. Вспоминали друзей и коллег по работе, интересные моменты прошедшей жизни. Он также передал просьбу своих сокурсников встретится вечером. Я согласился, и вечером мы с Гульнарой оказались в компании трех заместителей Генерального прокурора республики: Абдукадира, Абдусами Содикзода и Мадиброхима Осимзода. Абдусами во время учебы тоже помогал мне в работе в прокуратуре города. Он и Мадиброхим после учебы, по распределению, также были направлены на работу в прокуратуру. Наше общение затянулось надолго, в отеле мы оказались ближе к полуночи.

Между встречами с друзьями навестили сестру Зилиху-апа. Впервые приехав в Душанбе в 1972 году поступать на учебу, останавливался у нее дома. Думал, увидимся и пообщаемся и с ее мужем Мухтором-ака, но не было суждено, примерно за 10 дней до нашего приезда он покинул сей мир. Встретились с сестрой и ее прекрасными дочерьми Зебо и Эльзарой, помянули Мухтора-ака, вспомнили близких и родных.

На следующий день я встретился еще с одним дорогим мне человеком — Каримом Алиевым. Он проходил у меня практику, потом стажировку, а после моего отъезда в Фергану, занял мою должность и заканчивал начатое мной большое уголовное дело по секретному заводу «Фанон». Вместе с ним посетили Соборную мечеть Душанбе, на пятничной молитве. Говоря о прошлых делах, которые я расследовал, он рассказал о судьбе «Остапа Бендера», так я назвал одного из подследственных в статье, опубликованной в газете. Карим эмоционально поведал, что тот стал известной далеко за пределами среднеазиатского региона личностью, чуть ли не миллиардером, занимал высокие посты в Узбекистане и т.д., но прозвище Остап Бендер за ним закрепилось навсегда. Помню, как-то звонил прокурор города и попросил срочно выехать в горисполком, там якобы дали взятку председателю горисполкома. Бросил все дела, выехал. К моему приезду оперативные работники собирали объяснения и задержали молодого человека невысокого роста и худощавого телосложения. Когда его привели ко мне в кабинет, он клялся и божился, что не имеет отношения к тем деньгам, которые оказались в приемной председателя горисполкома, и что он там оставил на время пакетик с лекарством, которое купил для матери. В ходе следствия выяснилось, что действительно это была не взятка, и само дело не прокурорской подследственности, но в связи с большим резонансом, прокурор попросил, чтобы я его расследовал и передал в суд. Мой подследственный был классическим мошенником, обманывал доверчивых людей, обещая «выбить» им квартиры, машины, и вообще все, что надо.  В тот день, когда он «попался», его подвели расчеты. Он очередной своей «жертве» пообещал «сделать» квартиру, сообщив, что запросто решает это с председателем горисполкома, с которым «на одной ноге». Взял пакетик с деньгами у «жертвы», ну и для того, чтобы у последнего не было сомнений, вместе с ним пошел в приемную горисполкома. Там он подходит к секретарю и на ухо говорит, что он принес лекарства председателю, когда тот освободится, он сам зайдет, передаст ему и положил пакетик на полочку, рядом со столом секретаря. Сам вместе с «жертвой» вышел из приемной. Пока он жертву выпроваживал из горисполкома, незадачливая секретарша пакетик с лекарствами сама занесла председателю, что, конечно, не входило в сценарий «моего героя». Когда он вернулся забрать свой пакетик, то он уже был на столе у председателя горисполкома, а последний, увидев деньги, со страху позвонил прокурору города и в милицию. За месяц у меня набралось около двадцати эпизодов мошенничества, один изобретательнее другого, ни одного похожего. Ему удалось «провести» даже заместителя прокурора республики. До меня, оказывается, уже вели следствие в отношении него по мошенничеству в одном из районных отделов милиции. Тогда он, завязав дружбу с водителем министра связи республики, в отсутствии последнего, в его служебном кабинете, с его сотового телефона позвонил заместителю прокурора республики и, как министр, попросил помочь его бедному племяннику, которого незаконно «гнобила» милиция, и уголовное дело в отношении него вскоре было прекращено. По-разному складываются судьбы людей, у всех свои университеты и свои достижения.

…Вот так, встречи, поездки, воспоминания, размышления, и незаметно проскользнули считанные дни нашего пребывания в Душанбе. Нас ожидал ночной рейс в Краснодар. К 12 часам ночи мы еще не собрали чемодан, приезжали прощаться родственники, друзья и однокурсники. Несмотря на то, что мы улетали далеко за полночь, Абдукадир настоял на том, что сам отвезет нас в аэропорт и проводит. Тяжело было прощаться, хотелось всех крепко-крепко обнять, всем пожелать долгой и счастливой жизни, а земле и потомкам Исмоила Сомона — мира и процветания.

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65