Курс валют USD 0 EUR 0

Вклад в Победу лишенных Родины

Комментариев: 0
Просмотров: 250

Якуб и Абдулла Баличи

 

Шевки БЕКИРОВ, хирург, доктор медицинских наук, профессор

 

Когда наступает эта дата, 9 мая 1945 года – День Победы, меня разбирают двойственные чувства – радость и горечь. Радость оттого, что, наконец, закончилась эта ужасная война. И горечь оттого, что она унесла столько человеческих жизней, принесла беды и страдания, отняла у нашего народа Родину. И каждый раз в мае мне особенно больно, сердце наполняется горечью, невозможно вынести эти воспоминания о безнаказанных унижениях и оскорблениях тех минувших послевоенных лет.

Раньше я не обращал внимания на разговоры людей с орденскими колодками на пиджаке, когда они горделиво высказывались о своих боевых заслугах и о том, что их недостаточно высоко уважают, не ценят. Я, хорошо зная реальность, думал о том, что прошедший войну человек не будет бить себя кулаком в грудь и доказывать, что он участник войны, а скромно будет молчать.

Мой дядя (эниште), Мансур Османов, прошел всю войну с первого и до последнего дня, но никогда на его пиджаке я не видел наград, хотя знал, что они у него были.

У Мустафы Балича было 9 детей: 4 дочери и 5 сыновей. Старший, Абдулла Балич, был расстрелян в годы гражданской войны. Когда пришла в Крым освободительная армия генерала Деникина, начальник контрразведки (со слов Аблямита Балича) арестовал Абдуллу Балича и его, больного, вывели и расстреляли. Дед и близкие, как ни старались, не смогли его спасти. Дед похоронил его в Корбеке. Затем большевики перезахоронили его в братской могиле в г. Симферополе. В Симферополе в сквере, недалеко от горисполкома, есть стела над местом захоронения с написью: «Павшим за становление Советской власти в Крыму от комсомольцев г. Симферополя».

Остальные 4 сына Мустафы Балича подверглись раскулачиванию и осели, в основном, в г. Янгиюле. В Янгиюле, Ташкенте, Келесе, Кибрае было очень много наших родственников. Многие из них перебрались туда из Зауралья, куда были отправлены после раскулачивания. И около Ташкента и в самом городе очень много концентрировалось крымскотатарских семей. Единственный, кто из поколения моего деда жил в Янгиюле, был его родной брат Абдулкадыр Балич. Его женой была дочь одного из богатых людей Алушты Аджире енге (хотя она всегда желала, чтобы мы называли ее тизе – она действительно была родственницей моей маме), дочь Османа Файтонджи.

По моим подсчетам (они могут быть и неверными, так как их могло быть больше), более 17 человек ушли из Янгиюля на фронт, среди них 4 сына Мустафы Балича, 2 сына Абдулкадыра Балича и много других, принадлежащих к роду Баличей, Амзаевых, Мустафаевых, Аблаевых, Одабашевых. Из сыновей Мустафы Балича вернулись с фронта по ранению в 1944 году Фельша и Керим, Абдураман погиб. Якуб Балич был направлен после очередного ранения (он был танкистом) в академию бронетанковых войск. Сын Абдулкадыра Балича, дядя Абдулла, был политработником, в 1944 году (после очередного ранения) его направили в академию.  Они оба, Якуб и Абдулла Баличи, по требованию родных бросили военную карьеру и вернулись в 1946 году с последнего курса академии в Янгиюль. Они в 1946 году вернулись в Ташкент и посвятили себя самым мирным профессиям – хирурга и педагога.

В связи с вышеизложенным вспомнил судьбы еще двух своих родственников – полковника медицинской службы Усеина Амзаева. Он работал в военно-медицинской академии в г. Ленинграде. В 1936 году его назначили начальником медико-санитарного управления фронта во время войны с японцами на Халкин-Голе. В своих воспоминаниях командующий фронтом Георгий Жуков очень хорошо отзывался о своем начальнике медико-санитарного управления полковнике Усеине Амзаеве. Эта должность уже была генеральская, но дядя Усеин с 1936 года и до отставки оставался полковником.

Дядя Абселям Ислямов, начав до войны замполитом Качинского училища, всю войну оставался в звании майора. И демобилизовался майором в 1946 году.

Разве нельзя было Аметхану Султану присвоить звание трижды Героя и Заслуженного испытателя? Он достойно заслужил и то и другое. Я мог бы тысячами перечислять фамилии наших соотечественников, незаслуженно обделенных государством.

Дядя Абдулла Балич после демобилизации стал работать в системе городского комитета КПСС. Был заведующим идеологическим отделом Куйбышевского райкома партии, откуда ему пришлось уйти (по национальному признаку). Он поступил в пединститут им. Низами в Ташкенте. Окончил его за 2 года и был назначен завучем 13 школы по ул. Ляхути, затем его забрали в пединститут, где он со временем стал проректором по заочному и вечернему образованию. Он помогал многим соотечественникам поступить и получить высшее образование.

Якуб Балич с женой Авой

 

Дядя Якуб окончил мединститут в Ташкенте. Был хирургом, защитил кандидатскую диссертацию, стал доцентом кафедры общей хирургии Ташкентского мединститута. Умер дядя Якуб рано: инсульт в 56 лет, повторный инсульт и смерть в 58 лет. Причиной смерти были фронтовые ранения и ожоговая болезнь, полученная при возгорании танка.

Возвращаясь к началу своего повествования о дате 9 мая 1945 года, хочу сказать следующее. Я был учеником 2-го класса среднеобразовательной школы №37 им. Пушкина в с. Учкупрюк Молотовского района Ферганской области. День Победы – радость, ликование.

В 1944 году были демобилизованы педагоги, так как надо было восполнить учительские кадры. И, естественно, в школе были педагоги, в основном, демобилизованные офицеры. Но какие это были учителя – истосковавшиеся по своей работе, уставшие от войны, влюбленные в свою специальность, детей. Они были особенные. По сей день вспоминаю о них с восторгом. Это красивые, молодые, подтянутые, всегда тщательно выбритые, высококультурные, тактичные, образованные люди. Они не могли быть неуважаемыми. И я всегда помню своих педагогов. Я у них научился, как надо слушать, понимать прочитанное.

Мои учителя в День Победы 9 мая 1945 года были особенные – одеты в офицерскую форму с начищенными до скрипа сапогами. Особенно отличался от всех своими многочисленными наградами директор школы Абдулла Атаханов (тоже выпускник Ташкентского института им. Низами). Он был командиром стрелкового батальона 2-й ударной армии, которая попала в окружение под Ленинградом. Очевидцы из освобожденного Ленинграда помнят этот бой в тылу врага – это выходил из окружения батальон майора Атаханова. Впоследствии, спустя 10 лет, я узнал, что весь батальон был расформирован и отправлен в трудармию. А у Атаханова на груди были ордена Суворова, Кутузова и др., и он 10 лет ходил в органы ежемесячно на подписку о невыезде за пределы места проживания. У отца были друзья, такие как Атаханов. Они были люди образованные, покалеченные войной, верно служившие своему отечеству.

В г. Коканде жила крымскотатарская семья Хатиповых. Они были раскулачены в 1930-е годы и высланы в Среднюю Азию. Был у них свой дом с виноградником и засаженный  фруктовыми деревьями двор. Мама с отцом часто навещали их (наверное, были родственниками мамы). Я его имени не помню, но был он высоким, благородным и всегда опрятно одетым. В его кабинете был письменный стол и на нем два открытых календаря с отмеченными датами гибели его двух сыновей на фронте с извещениями о смерти. Оба были офицерами. Так выполняли свой гражданский долг сыновья раскулаченных и лишенных родины родителей.

 

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65