Курс валют USD 0 EUR 0

Якуб БАЛИЧ. Жизнь, отданная хирургии

Комментариев: 0
Просмотров: 325

Якуб Балич. 1965 г.

К 100-летию со дня рождения

 

Род Баличей подарил нашему народу немало прославившихся в разные годы и в разных сферах деятельности личностей. Потомки небезызвестной ветви этого генеалогического древа уже в наши дни славят свои фамилии своим трудом и талантом. Имя Якуба Балича, столетие со дня рождения которого отмечается в декабре этого года, на слуху у многих, как, впрочем, сегодня и имя его дочери, пошедшей по стопам отца, вот уже почти полвека посвятив хирургии. Айше Балич — челюстно-лицевой хирург, врач высшей категории, более 23 лет работает в Республиканской детской больнице. Мы побывали в гостях у Айше-ханум в доме с крымскотатарским флагом у ворот и попросили поделиться с читателями «ГК» своими воспоминаниями об отце – потомке раскулаченной семьи, фронтовике, известном в Узбекистане хирурге, кандидате медицинских наук Якубе Баличе.

«В ТашМИ пришлось учиться за двоих: за себя и за маму…»

Якуб был младшим, девятым ребенком в семье Авы и Мустафы Балич. Его отец Мустафа в Корбеке Алуштинского района владел земельными угодьями, имел табачные плантации, но в 39 лет, тяжело заболев, скончался. Старшего брата — юнкера Абдуллу Балича, в числе арестованных подпольщиков-татар расстреляли в годы гражданской войны. В 1929 году девятилетний Якуб с матерью, сестрами и братьями в результате политики раскулачивания оказались в узбекском городе Янгиюль. Оттуда в августе 1940 года, после окончания десятилетки, он был призван в армию и направлен в Саратовское училище бронетранспортеров и бронемашин. В звании старшего техника-лейтенанта прошел всю войну, был неоднократно ранен. В его учетно-послужной картотеке значится, что в октябре 1945-го как слушатель инженерного автоброневого и тракторного факультета Военной академии бронетанковых и механизированных войск Красной Армии им.И.Сталина награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.». Но в сентябре 1946 года капитан Якуб Балич оставил службу в Военной академии и вернулся к родным в Янгиюль.

Якуб Балич. 1944 г.

 

— Семья моего отца была многодетной и очень трудолюбивой, — рассказывает Айше Балич. – Бабушка Ава была мудрой, хозяйственной и любящей. Когда они оказались в Средней Азии, отец знал только крымскотатарский язык, но это не помешало ему с отличием окончить русскую школу в Янгиюле и после войны получить направление в Военную академию в Москву.

Айше Балич

 

У отца от природы был музыкальный слух, и он, еще будучи школьником, самостоятельно научился играть на фортепиано. В 1946 году он поступил в Ташкентский медицинский институт (ТашМИ), где обрел не только свою судьбу и любовь в лице нашей мамы Аввы Куртбединовой, но и любимую профессию. Мама тоже училась в мединституте, жила в Янгиюле, но до этого они не были знакомы, а мама даже уже была засватана за другого парня. Но эта встреча решила все… В тот же год Якуб и Авва расписались. Это была очень красивая пара, они вдвоем очень гармонично смотрелись, внешне были похожи как брат и сестра, в загсе их сначала даже расписывать не хотели, заподозрив в кровном родстве. Жили они первое время на квартире, через два года, с моим появлением на свет, маме пришлось оставить учебу, а папе – учиться и работать за двоих. В студенческие годы он работал медбратом, ординатором в хирургическом отделении ТашМИ.

Отец боготворил свою профессию, учебе и работе посвящал всего себя, поэтому с отличием окончил институт, и его оставили хирургом в клинике мединститута. Он всегда отмечал, что ему выпала честь учиться у таких маститых ученых и застать ту атмосферу не только высокой интеллектуальности, но и интеллигентности, создаваемую профессорами Федором Детенгофом, Валентином Войно-Ясенецким (Архиепископ Лука, его главный труд «Очерки гнойной хирургии», начатый в 1923 году в ташкентской тюрьме и впервые вышедший в 1934 году, получил широкую известность и Сталинскую премию), Глебом Тереховым, Борисом Стекольниковым, и со многими из них работать бок о бок. С заведующим кафедрой госпитальной хирургии ТашГосМИ профессором Васитом Вахидовичем Вахидовым, ставшим в 1974 году директором филиала Всесоюзного научно-исследовательского института клинической и экспериментальной хирургии (ВНИИКиЭХ) в Ташкенте, у отца сложились крепкие профессиональные и дружеские отношения…

«Вне хирургии и вне семьи его трудно представить…»

— Айше-ханум, все, кто знал и общался с Якубом-ага, отмечают его высокие профессиональные качества, ответственность, требовательность, компетентность в постановке диагноза и назначении лечения, а каким он был дома, вне работы, вне хирургии?

— Вне работы, вне хирургии его, конечно, трудно представить, он жил своей работой. И тем не менее он был прекрасным и заботливым отцом, любящим и внимательным мужем, интересным собеседником. Осознавая, что мечты мамы, в связи с моим рождением, оказались нереализованными, он одобрил ее учебу на курсах техников-стоматологов. С 1950 г. мама работала зубным врачом в ортопедической стоматологии и вполне заслуженно пользовалась уважением коллег и пациентов. Полправительства Узбекистана, знатная партийная верхушка предпочитала протезироваться именно у нее. Слепок челюсти государственного и партийного деятеля Узбекской ССР И. Усманходжаева у нее был как музейный экспонат. В 1953 году в семье появилась двойня — Эльмира и Эльдар. Родители работали, и я, помню, помогала маме нянчиться с малышами. Бывало, когда рассержусь, шутя жаловалась: «У меня даже детства не было, я всю жизнь нянчила твоих детей!». Вот это «твоих детей» вызывало, конечно, смех и разряжало обстановку. Мы всегда всей семьей ходили на демонстрации и праздники. Отец очень любил нас кормить. У бабушки (маминой мамы) в Янгиюле была корова, и она часто передавала нам домашнее сливочное масло, которое я почему-то не любила. А папа непременно нас хотел им накормить, усадит нас троих за стол, намажет хлеб маслом и давай угощать, а я тихонько масло пальцем снимаю и об стол вытираю. Мама неплохо шила, и себя и нас обшивала. Мы, дети, не помним, чтобы родители ссорились или ругались. Они оба много работали, и за приготовление ужина брался тот, кто раньше пришел с работы. Куда бы ни приглашали, родители всегда ходили только вместе, на все мероприятия, свадьбы, праздники. В институте все говорили: «У Якуба Мустафаевича самая красивая жена». Она была не только женой, но и другом, поддержкой во всем для отца, они были близки по духу. Наверное, в том, что отец смог стать профессионалом своего дела, немалая заслуга мамы.

В 1965 году отец защитил, наконец, кандидатскую «Лучевые ожоги». Ему долго не давали это сделать, поскольку тема какое-то время была под запретом. Папа хорошо пел крымскотатарские песни, его любимой была «Урал дагъы», и красиво танцевал, и меня, помню, в детстве учил.

 

Встреча с крымскотатарским поэтом Феттой Акимом (второй справа), рядом с ним сидят Якуб Балич с супругой Аввой. Янгиюль, 1950-е гг.

 

— Как жили в те годы врачи, столичная интеллигенция?

— Это был период, когда не делили людей по их материальному достатку: богатый или бедный, именитый профессор или простая санитарка. Все собирались за одним столом, уважительно относились друг к другу вне зависимости от должности и ученой степени. В 1952 году родителям выделили комнату в общежитии для преподавателей, где коллеги часто общались, обсуждали и спорили на разные темы, отмечали дни рождения и праздники. Они часто бывали в компаниях с крымскотатарскими писателями, поэтами, художниками, партийными и хозяйственными деятелями: Эшрефом Шемьи-заде, Шамилем Алядином и Фатмой Аметовой, Юсуфом Болатом, Ризой Фазылом, Кязимом Эминовым, Сервером Омеровым, Сеитмеметом Таировым и многими другими. Конечно, темы их бесед для нас были закрыты. Когда собирались взрослые, мы, дети, куда-то растворялись… Отец был знаком с хирургом Гиреем Баировым, был у него в Ленинграде, когда проходил курсы повышения квалификации. И Баиров был в гостях у папы, когда приезжал в Ташкент.

Жили, не скажу, что богато, но как-то тепло и дружно. Дороги были взаимоотношения между людьми: соседями, коллегами, друзьями, родственниками.

Династия врачей Баличей

— Все трое детей Якуба Балича стали врачами, на этот выбор повлиял пример отца или его безоговорочное решение? Кто из внуков продолжил династию?

— Да, отец сказал, что все его дети станут врачами, но это не значит, что против нашей воли. Мы любим и гордимся отцом и полюбили эту профессию благодаря ему. Он был строг, но справедлив. Будучи уже студенткой ТашМИ, я как-то увидела в институте отца и окликнула его. Он остановился, подождал, пока я его догнала, и строго меня одернул: «Я здесь не папа». И никогда дети Балича не пользовались привилегиями. Хотя он десять лет проработал ответственным секретарем приемной комиссии и многим нашим соотечественникам помог, как говорят, получить путевку в жизнь, замолвив за них словечко. Ректор ТашМИ Абдумалик Гуламов, возглавлявший институт в течение 15 лет, ценил и уважал отца и прислушивался к его мнению.

Якуб и Авва Балич с детьми (слева направо) Эльдаром, Эльмирой и Айше, г. Ташкент, 1974 г.

 

Эльдар Балич окончил лечебный факультет, хотел, как и отец, быть хирургом, но из-за аллергической реакции на йод переориентировался на анестезиолога. Учился в аспирантуре в Москве. Во время страшного землетрясения в Спитаке в декабре 1988 года, его в числе других аспирантов, прямо как были в халатах, так и отправили в район бедствия. Они работали в экстремальных условиях в спасательной бригаде. Эльдар, так же как и папа, в тяжелейших ситуациях, когда срочно нужна была кровь во время операции, первым, не раздумывая, сдавал свою кровь. Он защитил кандидатскую диссертацию по нейрохирургической патологии и докторскую, работал в отделении реанимации, заведовал отделением в Ташкентском институте акушерства и гинекологии. Когда жил и работал в США, принимал непосредственное участие в спасательных работах 11 сентября 2001 года после теракта в Нью-Йорке, крупнейшего  в истории по числу жертв. К сожалению, Эльдар три года назад умер от инфаркта, а его сын Эдем Балич тоже врач, сегодня спасает людей от страшного вируса, работая в ковидном госпитале в Нью-Йорке.

Эльмира Балич – ортопед-стоматолог в ТашМИ. Она рассказывает, что в Узбекистане помнят отца студенты, коллеги, пациенты, те, чьим близким он спас или продлил жизнь. При встречах с ней они обязательно с благодарностью отзываются о Якубе Баличе. В ближайшем будущем она планирует с семьей вернуться в Крым.

А я мечтала стать пластическим хирургом, окончила стоматологический факультет ТашМИ, после 4 курса прошла практику по пластической хирургии в Ленинграде. Хотела взяться за кандидатскую, но папа посоветовал заняться практической деятельностью: «А твои дети: Энвер — это твоя кандидатская, а Сабина – докторская!», — мудро добавил он.

В Ташкенте я работала в хирургической стоматологии, 15 лет заведовала клиническим отделением челюстно-лицевой хирургии. После переезда в Крым в 1996 году мы с семьей обосновались в Симферополе. На следующий год устроилась в Республиканскую детскую клиническую больницу челюстно-лицевым хирургом, параллельно, вплоть до 2014 года, преподавала на кафедре детской стоматологии Крымского медуниверситета. Моя дочь Сабина по специальности терапевт-стоматолог.

 

— Расскажите, пожалуйста, немного о последних годах жизни Якуба Балича.

— Отец всегда много работал, непрерывно оперировал, был доцентом кафедры общей хирургии. Работы отцу прибавилось, когда он стал парторгом института. Придет с работы усталый после сложного дежурства и в сад-огород, к своим яблоням, персикам, помидорам (преподавателям института в 1960-х выделили земельные участки, и родители, наверное, лет 20 строились). Мы ему: «Ты же устал, отдохни», — а он в ответ: «А я отдыхаю…».

Отец был безотказным, к нему обращались за помощью соотечественники не только из Узбекистана, но и со всего Союза. Не раз он спасал людей, ставил на ноги. Помню, привезли парня из Янгиюля с сильнейшими ожогами более 50%, и отцу удалось его выходить. Помимо хирургической практики и преподавания в институте, отец решал многие организационные вопросы. При его непосредственном участии был открыт мединститут в Андижане, и первые три года он занимался организацией работы приемной комиссии, вступительной кампании и запуском учебного процесса. Студенты ТашМИ его очень любили и уважали за строгость и справедливость. Они старались брать с него пример, проявляя усердие и настойчивость в учебе. В 58 лет у отца случился инсульт. Сказались стрессы, напряженная работа, фронтовые ранения. Он никогда не жаловался, все держал в себе. Когда его парализовало, он все не мог свыкнуться с мыслью, что не может ходить, писать. Лежа в постели начал левой рукой писать свои лекции, в надежде вскоре вернуться к своей любимой работе. Но через год, в 1979 году, после повторного инсульта ушел из жизни. Мама умерла спустя 31 год, похоронены они с отцом рядом на кладбище Кукча в Ташкенте.

***

Мы по праву можем гордиться героическими личностями, завоевавшими славу не только в боях и сражениях на фронтах, но и в трудовых буднях: за операционным столом, у учительской доски, в полях и на стройках, в литературе и искусстве, тем самым прославляя  наш Крым и его коренной народ.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65