Курс валют USD 0 EUR 0

Борьба за театральное искусство

Комментариев: 0
Просмотров: 794

Исмет ЗААТОВ, кандидат искусствоведения

Хочу остановиться на нескольких, немногочисленных, сохранившихся после депортации крымскотатарского народа в Госархиве  Крыма документах, по содержанию которых можно было бы судить об общем состоянии дел в сфере крымскотатарского театрального и музыкального искусства того времени.

Все они датируются 1935 годом. В первом из них, за подписью секретаря Председателя ЦИКа Кр. АССР Ягъяевой, говорится о том, что на имя Председателя КрымЦИКа Ильяса Тархана поступило письмо от Крым-Постпредства (при СНК СССР. — И.З.) по вопросу о командировании музыкантов и танцоров на Кинофестиваль в Лондон с резолюцией Тархана на нем следующего содержания: «т. Бекирову. Расследовать причину опоздания и доложить мне».

Очень красноречивые свидетельства  о материальном и финансовом состоянии крымскотатарского профессионального театрального дела, сложившегося на тот период, можно почерпнуть из докладной записки директора Крымского государственного татарского драматического театра Абибуллы Баккала на имя второго секретаря Крымского обкома ВКП(б) Биляла Чагара и Председателя Крым ЦИКа Ильяса Тархана от 6 августа 1935 года. Записка была написана на крымскотатарском языке, латинским шрифтом. В первом пункте письма Аб. Баккал просит крымское руководство ускорить процесс строительства отдельного здания для  крымскотатарского театра и приурочить его открытие к 15-летнему юбилею советской власти в Крыму (т.е. в 1936 г. — И.З.). Во втором пункте письма речь идет о том, что, несмотря на неплохие сборы от спектаклей, театр является дотационным. В связи с этим Совет Народных Комиссаров Крымской АССР еще в 1934 году выделил театру для погашения долгов 20 тысяч рублей, но Народный комиссариат просвещения Крыма на тот момент так и не выплатил этих денег. В третьем Аб. Баккал предлагает руководству республики назвать Крымский государственный татарский драматический театр именем И.Тарахана, отметив тем самым вклад последнего в развитие крымскотатарского национального театрального искусства. В четвертом он просит повысить категории оплаты артистам крымскотатарского театра, указывая на то, что при одинаковом профессиональном уровне артистов крымскотатарского и русского театров актеры последнего получают зарплату значительно большую, нежели крымскотатарские артисты. В приложении к докладной записке значилось 27 фамилий актеров. Самая низкая зарплата — 135 рублей была у артистки 4 категории 1 группы Анны Чолаковой, самая высокая у артистки 1 категории 1 группы Сары Байкиной — 450 рублей.

О том, что для главного действующего лица, стоявшего за продвижением идеи создания Крымского государственного татарского оперного театра оперы и балета, каковым, если судить по вышеприведенным фактам, по нашему убеждению, являлся именно Ильяс Тархан, не существовало в развитии искусства Крыма больших и малых дел и какое постоянное внимание он оказывал этому вопросу в своей повседневной деятельности, свидетельствует и этот сохранившийся в архиве документ: «№Р-118 от 23 ноября 1935 г. НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ТЯЖЕЛОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ СССР тов. СЕРГО ОРДЖОНИКИДЗЕ.

Центральный исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Крым АССР, получив в свое распоряжение высланную Вами по Вашей инициативе бригаду по грамзаписи, приносит Вам искреннюю благодарность от лица народов Крымской республики.

Бригада Грампласттрест во главе с тов. Соболевым в составе т.т. Шора, Дудкевича, Артюхова и друг., прибывшая в Крымскую республику с передвижкой 6 ноября и проработавшая до 23 ноября, благодаря проявленной ею инициативе и практической помощи в организации записи сумела записать 68 художественных произведений представителей разных национальностей Крымской Республики, а также 41 запись Юбилейной сессии Крым ЦИКа.

Председатель ЦИК Крым АССР

/ТАРХАН/

Зам. Председателя СНК Крым АССР

/НЕСТРУЕВ/».

 

Для более полной характеристики деятельности Председателя ЦИКа Крымской АССР следует отметить, что, конечно же, являясь одаренной, творческой личностью, он был небезразличен к проблемам развития народного искусства и, как руководитель государственного масштаба, постоянно и живо откликался на те или иные события в культурной жизни многонационального Крыма, это хорошо видно и из текста двух последующих архивных документов. Для Тархана важным вопросом являлось не только развитие театрального искусства в Крыму. Он также пристально следил и за процессом становления в республике киноискусства, включавшего в себя как кинопроизводство, так и кинопрокат. О том, что он старался держать руку на пульсе этих процессов, хорошо видно из приветственного адреса президиума торжественного собрания кино-фотоработников Председателю КрымЦИКа Товарищу Тархану в честь 15-летия Советской Власти в Крыму и 15-летия Советской Кинематографии (сохранен стиль оригинала текста. — И.З.), прошедшего в Симферополе 16 ноября 1935 года. В тексте упоминается также  о том, что за это время в Крыму сеть киноустановок выросла в 20 раз и достигла 420-ти, из них 38 звуковых.

А в  рапорте Крымского кинотреста товарищу Тархану, датированном тем же числом — 16.11.1935 года, составленном в Симферополе по случаю пятнадцатилетия Советской власти в Крыму, отмечалось, что на тот момент в Крыму создано 22 городских кинотеатра и 5 городских летних кинотеатров. Трестом выдвинуто на руководящие работы 10 товарищей из коренного (крымскотатарского. — И.З.) населения. На 1936 год предусматривается постройка  новых звуковых кинотеатров в Севастополе, Керчи, Симферополе, а также сельских звуковых кинотеатров в новых районах Ак-Шеих (ныне Раздольненский), Колай (бывший Азовский), Куйбышев (ныне Бахчисарайский) и озвучение кинотеатров в городе Алуште, поселке Ак-Мечети (ныне Черноморское), Еникале (в г.Керчи), Ст.Крыму.

В статье предпримем попытку определить градус царившего в республике в целом и в крымскотатарском культурном социуме в частности общественно-морального климата, а также, что планировалось и что было сделано его руководством и коллективом.

Некоторые сведения об этом можно почерпнуть из текста того же архивного дела. Здесь к объяснительной записке к годовому отчету Татарского Театра Оперы и Балета (так в оригинале. — И.З.) за 1937 год приобщены Общие сведения и Выполнение финансового плана. Общие сведения начинаются со слов (дословно):

«Крымский Государственный Татарский Театр Оперы и Балета организован 1-го Июля 1937-г./Постановление СНК Крыма от 20/ VI за № 1029…».

Как вытекает из дальнейшего текста общих сведений, к своей непосредственной деятельности оперный театр приступил пятого сентября 1937 года.  С первого июля, то есть с момента организации театра и до самого начала сентября месяца, его руководством производился подбор и набор кадров. С целью выявления талантливой молодежи для пополнения труппы оперного театра как в Симферополе, так и практически  во всех районах республики, были проведены олимпиады искусств и смотры творческих сил. Одновременно производился ремонт и подготовка помещений здания, предназначенного для работы крымской оперы по улице Горького, 17. Далее в тексте общих сведений было отдельно выделено, что Крымский государственный татарский театр оперы и балета находится в непосредственном ведении Управления по делам искусств при Совете Народных Комиссаров Крымской АССР. Данные в общих сведениях были подписаны временно исполняющими обязанности директора и главного режиссера оперного театра, соответственно Томским и Резником.

Немаловажной по своей адресности, на наш взгляд, также является и приведенная в общих сведениях краткая музыковедческая характеристика, дающая общую картину состояния и положения как национальной, так и общей музыкальной культуры Крыма. В связи с этим приведем эту часть общих сведений полностью, без правок в оригинале: «… Крымская Татарская музыка и пляска необычайно богаты, а между тем работы над развитием этого искусства не велось никакой. Националисты Крымское искусство стремились удержать в первобытном состоянии, этим самым задерживался рост художественной интеллигенции, которая сумела бы сдвинуть с мертвой точки такое положение.

Музыкальная культура в Крыму стоит на очень низком уровне. Отсутствие симфонического оркестра, отсутствие настоящего хорового коллектива отражаются на всей работе самодеятельности Крыма, которая находится в крайне плачевном состоянии, несмотря на наличие талантливых детей. Перед Крымским Государственным Татарским Театром Оперы и Балета стоит большая и ответственная задача создания подлинного национального по форме и социалистического по содержанию искусства по примеру братских республик.

Вокруг театра собираются лучшие поэты, писатели и композиторы Крыма. Театром переводятся на татарский язык классические и советские романсы и песни, оперные хоры и арии, а также обрабатываются народные песни и танцы. К этой работе театром привлечены кроме крымских композиторов и ряд московских».  Далее указаны  фамилии этих московских композиторов, без имени и отчества — Чемберджи, Макаров-Ракитин, Витачек.  Естественно, у исследователей вызвал интерес тот факт, какие же творческие личности скрывались за этими фамилиями и почему именно на них пал тогда выбор организаторов Крымскотатарского театра оперы и балета.

Постараемся предоставить информацию, проливающую свет на эти вопросы. Советского композитора Чемберджи звали Николай Карпович. Родился он 11 (24-го —  по новому стилю) августа 1903 года в Царском Селе (ныне город Пушкин) в греко-армянской семье. Его отец Карп Владимирович Чемберджи — лейб-медик Его Императорского Величества, судя по фамилии (слово «чемберджи» в переводе с крымскотатарского и урумского означает «бондарь»), он являлся выходцем из выселенных в 1788 году из Крыма в Приазовье так называемых крымских греков — урумов (греко-татар). Матерью Николая Чемберджи была родная сестра выдающегося крымского армянского композитора Александра Афанасьевича Спендиарова — Валентина Афанасьевна Спендиарова. Когда мальчику было два года, скончалась его мать. После похорон супруги отец отправил сына в Крым, где тот воспитывался в семье своего знаменитого дяди-композитора. В 1917 году Николай Чемберджи уехал в Москву, где сначала занимался исполнительством, а потом поступил в Московскую консерваторию, которую окончил по классу композиции у А. Н. Александрова. Чемберджи являлся дирижером Центрального театра рабочей молодежи «ТРАМ», был членом ПРОКОЛЛа (Производственный коллектив студентов Московской консерватории) и считался «попутчиком» в Российской ассоциации пролетарских музыкантов. Писал массовые песни, марши. Во время Великой Отечественной войны создал в Уфе первую башкирскую оперу «Карлугас» («Ласточка»). Н.К.Чемберджи — автор многочисленных сочинений для большого симфонического оркестра национального характера, среди которых, в частности, «Таджикская сюита», «Молдавская сюита», симфония «Армения». Н. К. Чемберджи умер 22 апреля 1948 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Очередным привлеченным из Москвы композитором был Макаров-Ракитин Константин Дмитриевич. Родился он 20 мая (2 июня) 1912 года в Александровске-Грушевском (ныне г. Шахты Ростовской области). В 1928-1930 годах учился в Ростове-на-Дону в музыкальной  школе по классу фортепиано  у Н. Ракитиной, усыновившей его. В 1935-м окончил Московскую консерваторию по классу композиции у Н. Я. Мясковского и до 1937-го под его научным руководством обучался в аспирантуре. В 1937-1939 годах он ассистент Н. Я. Мясковского в Московской консерватории. В первые дни Великой Отечественной войны ушел добровольцем на фронт. Погиб 3 сентября 1941 года в бою под Ярцевом, на Вяземском направлении. Самым значительным произведением композитора является опера  «Невеста солдата» — по повести «Шел солдат с фронта» В. Катаева (1940), балетная музыка «Дон Кихот и Дульцинея»  и симфония (1936).

Следующее имя в этой группе это сын знаменитого чешского и советского скрипичного мастера Евгения Францевича Витачека — композитор Фавий (Фабий) Евгеньевич Витачек. Он родился  4 (17) января 1910 года в Москве. В 1931-м окончил Московскую консерваторию по классу композиции Н. Я. Мясковского. В 1937 — 1944 годах преподаватель инструментовки в музыкальном училище имени Гнесиных. С 1943 года преподаватель музыкальной литературы в Московской консерватории. С 1944-го старший преподаватель, с 1945-го доцент, а с 1974 года профессор по классу инструментовки и чтения партитур музыкально-педагогического института имени Гнесиных. Ф.Е.Витачек является автором ряда значительных музыкальных, в том числе симфонических произведений (1931 — 1948), среди которых выделяется концертная сюита для оркестра домр и балалаек на тему марийских и удмуртских народных мелодий.

Как выяснилось из просмотренных нами последующих архивных документов, из трех вышеупомянутых московских композиторов впоследствии для непосредственной работы по написанию для репертуара Крымскотатарского оперного театра произведений крупных форм у руководства выбор пал на Николая Чемберджи. На наш взгляд, определяющим фактором при принятии данного решения скорее всего тогда явилось то, что детство и юность, а, следовательно, и становление как музыканта, композитора прошло в крымскотатарской этнокультурной среде городов Карасубазара, Судака и Ялты, в которых проживала семья композитора А. Спендиарова. По всей вероятности, и сам Чемберджи за то время, которое он прожил в Крыму, успел ближе познакомиться с крымскотатарским музыкальным искусством и, будучи в теме предъявляемых к претендентам на написание крымскотатарских музыкальных произведений для крымского оперного театра, по мнению его руководства, более всех из трех претендентов подходил для этой роли.

Среди упомянутых в  общих сведениях крымских композиторов речь, скорее всего, шла о приглашенном первоначально из Баку для участия в создании Крымскотатарского оперного театра, но уже к этому времени арестованном и ожидавшем на тот момент своей участи в симферопольской тюрьме Асане Рефатове, художественном руководителе Дома народного творчества Крымской АССР, композиторе Ягъе Шерфединове и, по всей вероятности, о делающем тогда свои первые шаги в профессиональном написание музыки музыкальном редакторе Крымского радиокомитета молодом композиторе Ильясе Бахшише.

Далее из текста общих сведений явствует, что «… работа в Театре проводится на студийных началах, приглашены педагоги из Москвы. Состав артистов в основном колхозники и рабочие». К сожалению, ни имен, ни фамилий приглашенных в оперный театр для преподавания сценических дисциплин и из каких учебных заведений Москвы они были приглашены, никаких свидетельств на данный момент в Крымском архиве обнаружить не удалось. Состав же артистов, состоявший в основном, как было сказано, из колхозников и рабочих, будет рассмотрен позже.

Для артистов-студийцев помимо специальных предметов, в число которых входили вокальные занятия, хоровое пение, актерское мастерство, национальный танец и балетный станок, преподавались на тот момент русский язык, татарский (крымскотатарский.– И.З.) язык, история СССР, политзанятия и математика.

В заключительной части общих сведений говорилось, что результатом этой работы театра являются выступления его хора и балета, а также  сольные выступления его артистов на концертах, посвященных 20-й годовщине Октября (7 ноября 1937 года. – И.З.), годовщине смерти ВЛАДИМИРА ИЛЬИЧА ЛЕНИНА (24 января 1938 года. – И.З.) и 20-й годовщине РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии) (23 февраля 1938 года. – И.З.), получившие высокую оценку общественных и руководящих организаций.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65