Курс валют USD 0 EUR 0

Главная роль его – судьба, на сцене жизни вечного театра

Комментариев: 0
Просмотров: 151

Лидия ДЖЕРБИНОВА, специально для «ГК»

Нужна актеру похвала,
И даже скромные дела
Отметить надо, похвалить,
Нельзя актеров не любить.
Вот поднят занавес опять,
Он начал роль свою играть.
Марк Львовский

Со стародавних времен у народов принято малышам петь колыбельную на сон грядущий. И та колыбельная­ проникала в сердце на всю жизнь, и с возрастом увлекала воспоминаниями в далекое­ теплое и ласковое прошлое. Народные колыбельные передавали радость, заботу или печаль, а песни, мелодичные и красивые, таят в себе судьбу народа или историю­ влюб­ленных. С молоком матери дитя проникается любовью к родному очагу, к Родине. А герой нашего сегодняшнего рассказа стал подпевать своей маме в восемь месяцев. И до сих пор поет, исполняя уже драматические­ и комедийные­ роли на радость зрителям. Это – Дилявер Сеттаров, заслуженный артист Украины. В этом году, а именно сегодня – 22 декабря, ему исполняется 70 лет. Поздравляя ­его с юбилеем, желая здо­ровья, долгой и плодотворной жизни, мы расскажем о его творчестве и судьбе.
Дилявер Сеттаров окончил Ташкентскую государственную консерваторию ­имени Мухтара Ашрафи. В Крым приехал имея за плечами достаточный опыт работы. Свою­ творческую деятельность продолжил в 1989 году в театре, который сегодня носит название «Крымскотатарский академический музыкально-драматический театр». На его сцене сыграл множество запоминающихся ролей. У него есть и роли в кино – роль Мемета каведжи в фильме «Татарский триптих», состоящем из трех новелл; «Легенды ханского дворца», с десяток других ролей в различных фильмах…
Крымскотатарский театр, начавший свою работу в Симферополе в начале XX века, нужно было восстанавливать с нуля. Труппа этого театра, да и сам театр, пережили взлеты и падения. В 1920-х годах, в эпоху «крымскотатарского ренессанса», ставились пьесы как заграничных, так и крымскотатарских авторов. В театре играли Айше Тайганская, Ава Клычева, ­Эмине Челебиева, Айше Пармаксызова, Али Теминдар, ­Ибадулла Грабов, братья Билял и Эмир-Амет Париковы. В 1930-е годы многие­ деятели культуры были репрессированы по обвинению­ в национализме, в том числе и руководитель театра Умер Ипчи, поэт Абдулла Лятиф-заде и др. С началом войны многие артисты были призваны на фронт.
В 1942 году гитлеровцы, с целью показать свою лояльность к местному населению и его культуре, возобновили деятельность театров Симферополя. За отказ работать артистов ждали жестокие последствия. Ставя спектакли, артисты-патриоты участвовали в антифашистском подполье, за что музыкальный руководитель Крымскотатарского театра Абибулла Каври был расстрелян фашистами, а актер-режиссер Али Теминдар – схвачен и замучен в гестапо.
После возвращения крымскотатарского народа на родину в конце 1980-х – начале 1990-х годов из мест депортации, было решено возродить театр. Большой вклад в общенародное дело внесли известные деятели культуры Ильяс Бахшиш, Сеитхалил ­Османов, Айше Диттанова и др.
Свою деятельность в возрождавшемся театре начали многие крымскотатарские актеры. В этом театре в ноябре 1989 года по приглашению Ильяса Бахшиша начал работать и Дилявер Сеттаров. В числе первых актеров также были Сеитабла Меметов, Мустафа Куртмоллаев, Эшреф Ягъяев, Расим Юнусов и Фатма Асанова. Первый спектакль, поставленный в возрожденном театре, назывался «Арзы къыз». Роль Асана исполнил Дилявер Сеттаров. Дальше было много других ролей, которые были встречены благодарным зрителем бурными аплодисментами и цветами.
Но шесть лет назад он, в числе 18 человек, ушел из театра. Сегодня Дилявер Сеттаров служит Мельпомене в крымскотатарском театре «Алтын бешик», который базируется в одном из микрорайонов Симферополя (Ак-Мечеть) и ­успешно гастролирует не только по Крыму, но и за его пределами.
Говоря о творчестве Дилявера Сеттарова, нельзя не вспомнить о его родителях, давших ему и еще четверым детям соответствующее их желанию образование.
Его отец – Зейвер Муртаза-оглу Сеттаров, из рода Аджи Ваитлер, родился в 1928 году в деревне Скеле, что в Балаклаве под Севастополем. ­Отец Сеттара-картбаба – Ваит-картбаба, накопил деньги и отправился пешком в хадж, на что у него ­ушло три года. А вообще, как говорит сам Дилявер, их род начинается от ­одного из шотландцев, прибывшего в Крым в XIX веке. Ну а разве мог он устоять перед красой балаклавской красавицы? Приглянулась такая девушка ­иностранцу, и они поженились, от этого брака пошел род Аджи Ваитлер.
Один из представителей этого рода – Муртаза-бей, родившийся в 1900 году, знал арабский язык, читал Коран, славился своей силой и знанием лесных троп. Как-то, ­узнав, что в Бахчисарае появились бродячие циркачи с медведем, он отправился туда. Зрителям было предложено побороться с медведем, но при одном условии, что побеждать медведя можно два раза, а на третий – непременно сдаться. Ну, Муртаза-бей решил показать свою силу и вызвался на этот поединок. Но он нарушил условие боя, решив вступить в третий раунд, и не сдался медведю. На что отреагировала шимпанзе, бросившись на победителя, врезала ему пощечину, и так отомстила за друга.
Муртаза-эфенди с семьей еще до начала вой­ны переехал из Скеле в Алупку. Здесь жизнь пошла немного по-другому. Старшие дети – Сабри и Сервер, стали учиться в школе. Сабри учился вместе с гордостью крымскотатарского народа – дважды Героем Советского Союза Амет-Ханом Султаном. Вместе по-мальчишески хулиганили, вместе сбегали с некоторых уроков, вместе ныряли в море за монетами, которые бросали отдыхающие. Вместе окончили 7 классов. Амет-хан поступил в железнодорожное фабрично-заводское училище, по окончании работал слесарем в железнодорожном депо и одновременно учился в аэроклубе. А Сабри Муртазаев, 1921 г.р., окончил курсы шоферов. Покинули этот мир два друга в один год – в 1971-м.
Сабри и Сервер Муртазаевы оба воевали на фронте. Сабри доставлял снаряды на передовую, проявляя смекалку и храбрость. Был награжден двумя медалями «За боевые­ заслуги» и орденом Красной звезды. Место его службы – 975 стрелковый полк 270 стрелковой дивизии. Но он, как и все соотечественники, после вой­­ны ­оказался в Узбекистане. Работал водителем грузовика на автобазе в Троицком. Заслужил ­уважение и авторитет в коллективе, но душа стремилась на родину. В результате по первой вербовке он с семьей оказался в переселенческом доме села Алексеевка Первомайского района. Здесь он тоже проявил свою активность – смог организовать укладку асфальта от центральной трассы до села.
Его брат Сервер, 1918 г.р., был награжден орденом Отечественной войны 1 степени. В 1945 году вернулся из Берлина в Крым. Никого из своей семьи не нашел. В результате «выяснения», где ­они, оказался в Новосибирске на строительстве вокзала. Только в 1953 году его реабилитировали. Приехав к родственникам в Узбекистан, работал шофером в Чирчикском райгазе. В Крым вернуться не посчастливилось – умер в Троицком.
А Муртаза-картбаба с началом войны был призван на фронт, но после оставления Перекопа нашими войсками, окольными путями добрался до Алупки, и до конца войны находился в крымских лесах вместе с партизанами. Он был прекрасным проводником в горах и лесах. Себя он называл «немой пулеметчик». Этому есть объяснение: он не знал ни одной детали пулемета, но собрать его мог с закрытыми глазами.

Зейвер и Сайде Сеттаровы (стоят), Муртаза-картбаба с женой Сефае и дочерью Зуньяр

В годы оккупации­ ­его сын Зейвер жил ­один (Ребия-бита – жена Муртазы картбаба, с сыном Шевкетом жили в другом месте). Тринадцатилетний подросток Зейвер ходил до Мелитополя за продуктами, а во время депортации смог взять с собой только несколько вареных яиц, и все. ­Эшелон, в котором среди других крымских татар был Зейвер, прибыл на станцию Келес, что в Ташкентской области. Его ра­зыскал ­отец, и жили они вместе.
Обустройство складывалось тяжело. Голод заставлял совершать недостойные­ воспитанного человека поступки. Проходя как-то мимо разделанной туши барана, которая­ была выставлена для продажи, Зейвер попросил кусочек мяса, так его огрели палкой. Но кушать-то хочется. И вот идет он и видит пасущуюся корову. Подошел и снял цепь с колышком. Пошел на базар, поменял цепь и кол на катык и лепешки, хотел было поесть, как его отыскал хозяин краденого. Отвел к себе во двор. Показал корову и сказал, чтобы ежедневно корове приносил мешок травы. За ­это хозяин давал Зейверу что-нибудь из съестного, иногда перепадало даже мясо.
Мама Дилявера Сеттарова – Сайде-ханум, родилась в 1931 году в д. Кучук-Мускомия.
Дилявер рассказывает: «В семье, где родилась моя мама Сайде, с ней вместе было 5 детей: Хайсер, Сервер, Айдер и Сервинас. Отец – Амет-картбаба, участвовал в финской войне, откуда вернулся весь израненный. Недолго продолжилось время мирной жизни: началась страшная вой­на 1941–1945 гг. Его из-за ранений на фронт не призвали. Прорвав сопротивление­ советских войск, захватчики оккупировали Крым. В их доме поселились немецкие офицеры, выселив хозяев на нижний этаж.
Как-то молодая Сайде, ведя корову на выпас, попала под обстрел, снаряд попал в небольшое озерцо, которое было в нескольких шагах, и, к счастью, не взорвался. Жили в постоянном страхе. После насильственного выселения в мае 1944 года ­они оказались в Янгиюле. Здесь их заставили копать канал. От непосильного труда и голода многие ­умирали. Позже председатель колхоза имени Карла Маркса из Юнус-Абада на предоставленной телеге перевез людей в свой колхоз. Маминой семье выделили одну комнату на семь человек. Двое­ маминых братишек умерли.

Сафие-бита и Амет-картбаба

Амет-картбаба работал в колхозе скотником и хорошо знал свое­ дело. Его несколько раз рекомендовали на ВДНХ, но он постоянно отказывался. ­Имел трудовые медали. Вскоре отличившимся в труде трем семьям выделили участки под застройку жилых домов, среди них была и семья мамы. Их домики с фруктовыми де ревьями и виноградником, цветущими розами заметно выделялись аккуратностью и ухоженностью.

 

Сайде Сеттарова с сыновьями: Айдером, Зубером, Дилявером и Хайсером. Садвинсовхоз, Кибрай

Мама работала в колхозе, где выращивались овощи и фрукты. Ее приметил мой будущий отец Зейвер. ­Они поженились, и у них родились пятеро детей: я, Айдер, Хайсер, Зубер и Зарема. В ­Узбекистане мы получили специальности: я – артист, Айдер – водитель, Хайсер и Зубер – парикмахеры, как говорят, высшего класса, Зарема окончила татлит в пединституте имени Низами. Без Крыма они свою дальнейшую жизнь не представляли. Переехали в Крым, в п.Гвардейское (Сарабуз). Так посоветовал Эскендер-ага, который туда приехал раньше. Он подсказывал многим возвращающимся соотечественникам, где продавались дома. У него образцовое парниковое хозяйство. Зубер сейчас работает в охране ГРЭС. А Зарема преподает в школе и была признана лучшим учителем года, за что была награждена поездкой в Турцию­. Все братья занимаются теплицами, да я и сам не прочь поработать на своем приусадебном ­участке в Ак-Мечети. Эта любовь у нас от отца.

Отец Зейвер Сеттаров (сидит третий слева) с родственниками

Отец Зейвер, после переезда из Келеса, 50 лет проработал в первом отделении­ садвинсовхоза «Кибрай». Пользовался ­уважением сельчан, поэтому жители избрали его председателем махаллинского комитета, а жили мы в местечке Заринка – бывшем поместье помещика Заринкова. Сначала отец разводил красивейшие­ розы, которыми мы ­одаривали ­учителей на выпускных линейках и экзаменах в школе. Он занялся и теплицами. Они у него были ­огромные. Выращивал рассаду. Помогали дети. После моей службы в армии, мы с отцом поставили три теплицы по семь метров шириной и тридцать длиной. Между теплицами росли рядами разных сортов персиковые деревья, яблони и виноград».

(Окончание следует.)
comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65