Курс валют USD 0 EUR 0

Источник силы народа в любви к родной земле

Комментариев: 0
Просмотров: 290

Те, кто озаряет жизнь других, не останутся сами без света.

Джеймс Метью Бари

 

Садиха ЗИЯДИНОВА, «Крымскотатарский музей культурно-исторического наследия»

Читатели газеты «Голоса Крыма» в каждом номере  имеют возможность ознакомиться с интересными кулинарными рецептами наших соотечественниц. Одной из них является Наджие Мамутова, гостеприимная  хозяйка традиционной крымскотатарской семьи… Попадая во двор дома Мамутовых,  тебя радушно встречают распустившиеся на арке прекрасные текомы. Маленькими островками во дворе разбросаны благоухающие розы. И будто вытягивая шеи, пытаются привлечь внимание желтые фонарики золотых шаров, бережно подвязанные и собранные вместе, словно излучающие лучики тепла и жизнелюбия. Переступив порог этого дома,  ощущаешь теплоту и доброжелательность от изящности предметов обихода. На книжных полках  расставлены томики книг,  каждая вещь передает атмосферу традиционного быта. И вполне закономерно, что  при встречах с хозяевами дома невольно в их  памяти всплывают события, факты их детства и молодости, лучшие годы из прожитой совместной семейной жизни. Хотелось бы предоставить вниманию читателей некоторые воспоминания, которые удалось услышать в ходе многочисленных и содержательных встреч с семьей Мамутовых. И повод выдался более чем значимый. Совсем недавно Наджие-ханум и Субхи-ага передали в фонды Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия свои семейные реликвии – эль-къап (манжет платья)  и леген (таз для омовений) — экспонаты, которые  займут достойное место в музейной коллекции и станут предметом изучения научных сотрудников музея.

Проживая в Ташкенте и тоскуя по родному Крыму, семья Наджие-ханум  и Субхи-ага приобретала книги крымскотатарских поэтов, писателей, в том числе книги, изданные в 1925-1935 годах. Эти раритетные издания семья передала крымскотатарской национальной библиотеке имени И. Гаспринского, объясняя это желанием внести свою посильную лепту в сохранение культурного наследия.

Хозяин дома Субхи-ага Мамутов, уроженец села Бешуй Симферопольского района, будучи уже человеком пожилого возраста, перелистывая страницы своего детства, еле сдерживает волнение и печаль.

— В начале войны отец Сеитхалил Ибраимов, уроженец деревни Корбекуль Алуштинского района, перевез всю семью в Кызыл-Коба, близ Ангарского перевала, а сам ушел в партизаны, в горы, — рассказывает Субхи-ага. — Иногда отец ночью спускался с гор, чтобы повидаться с нами, а рано утром снова уходил в партизанский отряд. Я, мальчишка 7 лет, все время просил его взять с собой в горы. В один из своих приходов отец разбудил меня на рассвете, и мы пошли с ним в партизанский отряд. Когда мы были около джами, он остановил меня и сказал: «Бар къайт эвге, огълум»  («Иди обратно, сынок, я возьму тебя с собой  в следующий раз»), как будто что-то предчувствовал. Эта была наша последняя встреча. После этого с отцом я больше не виделся. Нас, маму и 12 детей, выселяли  без отца, мама ждала ребенка, самый младший, 13-й, братишка Сейяр, родился в товарном  вагоне. Нас привезли в Паркент, который находится в 30-35 километрах от Ташкента. Вскоре Сейяр умер. Через год я, братья Сервер, Сейран, сестры Анифе, Шефика и Замире осиротели. Из всех детей нас осталось шестеро. Мама Зубиде Ибраимова умерла в 1945 году. Анифе и Шефика уехали в Ташкент. Чуть позже сестра Анифе забрала сестренку Замире к себе. Сейран стал жить у старшей сестры в Чиназе. Я и брат Сервер остались в Паркенте. В январе 1946 года к нам приехал дядя Шукри, которого я видел впервые. Он забрал меня с собой и увез через Ташкент в Янгиюль. Когда вечером мы с ним приехали и вошли в дом, я расплакался. Передо мной стоял и встречал нас Мамут-эмдже, очень похожий на моего отца. Это был его младший брат. Дядя Мамут посмотрел на меня, погладил по плечу, прижал к себе и сказал: «Агълама, огълум, эписи яхши олур» («Не плачь, сынок, все будет хорошо»). Мамут-эмдже был самым младшим из всех четырех  братьев. Так в депортации была разбросана  большая отцовская семья. В этих сложных условиях нам  помогала  выжить сила духа, которую мы черпали  из самых потаенных уголков души.  С высоты прожитых лет я снова и снова задаюсь вопросом: где же мы брали силы? И невольно сам себе отвечаю: возможно, в любви к близким, к жизни, родной земле.

Вскоре мы переехали в колхоз имени Буденного Чиназского района. Меня усыновили, и я стал носить фамилию Мамутов.  В этом колхозе я пошел в школу, окончил 7 классов. С самого детства я привык к труду, так как приходилось много работать дома по хозяйству. Между дворовыми ребятами шел разговор, что в Ленинабаде есть техникум, где готовят горных мастеров. Узнав об этом, я  решил поехать туда и поступить. Родители согласились, я сдал экзамены, и меня зачислили студентом Среднеазиатского политехникума. У меня было огромное желание учиться, поэтому четыре года пролетели незаметно, как итог – диплом горного техника.  При распределении на работу направляли в Украину, в Желтые Воды. Но я попросил комиссию направить меня на такой же рудник урановых руд в Киргизию, в город Майли-Сай. Мою просьбу комиссия удовлетворила. На этом руднике я проработал 6 лет. В этом маленьком уютном городке я встретил свою будущую супругу — Наджие, и уже в 1958 году мы поженились.  Вырастили двоих сыновей – Руслана и Рената. В 1978 году я окончил в Ташкенте политехнический институт. В те годы здесь преподавал Февзи Якубов.

В 1990 году вместе с сыновьями и невесткой Эльвирой переехали в Крым, построили дома. Несмотря на материальные  трудности и нестабильность, мы все жили с ощущением счастья и всеобщего подъема  — на своей земле мы строили дома, возрождали свою культуру и традиции. Одновременно со строительством дома я  много времени посвящал общественной работе: был избран председателем местного меджлиса, работал в ПРИК ООН, курировал строительство начальной школы и амбулатории в массиве Каменка.  Жизнь шла своим чередом. Наш народ возвращался в родной Крым. Конечно же, возвращение было нелегким. Но, воодушевленные справедливым ходом истории, крымские татары преодолевали все трудности. Я вел активную общественную жизнь. Когда же было 55-летие депортации нашего народа, со стороны Феодосии был пеший марш. Мы встречали людей, размещая по домам по 5-6 человек,  наутро шли вместе с ними на митинг. Воодушевление было безмерным: мы вернулись в Крым, мой трудолюбивый народ строит жизнь на Родине, создает семьи, растит детей, внуков и правнуков…

Без прошлого  нет будущего. Окунаясь в еще одну историю жизни наших соотечественников,  понимаешь, что большая любовь, живущая в сердце и в каждой клеточке человеческого тела, может быть неиссякаемым источником активной жизненной позиции. И каждый из нас, как семья Наджие и Субхи Мамутовых, незримой, но крепкой нитью связывает наше прошлое и настоящее.   Крымскотатарский музей культурно-исторического наследия  и Национальная библиотека имени И. Гаспринского выражают благодарность и признательность семье Мамутовых за переданные экспонаты и уникальные книги.

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Субхи и Наджие Мамутовы передают книги в дар Крымскотатарской библиотеке

IMG_1981    IMG_1986

Леген и эль-къап от Мамутовых пополнили фонды Крымскотатарского музея

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_news.php on line 65