Курс валют USD 0 EUR 0

Владимир Поляков: Наша работа должна быть ориентирована на русского читателя, чтобы он, наконец, узнал правду о людях, с которыми рядом живет

Комментариев: 0
Просмотров: 839

22 июня исполняется 78 лет с момента нападения нацистской Германии на Советский Союз. Война, унесшая жизни 27 миллионов советских граждан, навсегда разделила жизнь людей того поколения на до и после. На территории бывшего СССР трудно найти семью, где кто-то из родственников не воевал на фронте. Вследствие насильственного выселения из родного края, на протяжении многих лет тема участия крымских татар в Великой Отечественной войне подавалась в искаженном виде. Попытки тиражировать мифы, с целью в той или иной форме оправдать депортацию, продолжаются до сих пор. О трудной и кропотливой работе, направленной на восстановление исторической правды, мы говорим сегодня с ученым-историком, профессором КИПУ Владимиром Поляковым.

 

— Весной этого года по вашей инициативе на кафедре истории КИПУ начала работать общественная приемная по сбору сведений о крымских татарах —  участниках Великой Отечественной войны. Каковы первые итоги ее деятельности?

— Идея с приемной себя полностью оправдала. В течение последних месяцев каждую среду к нам приходили люди. Иногда до 10 человек за раз. Приезжали не только со всего Крыма, но и из Краснодарского края, Узбекистана. Помимо непосредственного приема, велась переписка. Сейчас, в связи с окончанием учебного года, мы временно прекращаем работу приемной.

Могу привести точные цифры по работе приемной: 96 личных посещений, во время которых нам были переданы сведения о судьбах 140 участников войны. Иногда человек приходил и рассказывал сразу о двоих и троих родственниках. Был рекордсмен, предоставивший информацию о десятерых участниках войны. Мы все записывали, уточняли и перепроверяли полученную информацию. Прежде всего необходимо представить правильно написанное имя и фамилию воина, год и место его рождения, и если он вернулся с войны, то когда умер и где похоронен в послевоенное время. Потому что многое мы находим сами по базам данных «Мемориал» и «Подвиг народа», но если человек остался жив, мы дальнейшую его судьбу не знаем. Мне помогают мои студенты Дарина Шестопалова, Оксана Оленская, Эбазер Чачи. Эбазеру я поставил задачу: число крымских татар-участников войны — тема его дипломной работы и диссертации.

Нужно прямо сказать, что если бы мы работали только с базой «Мемориал», мы бы многое упустили, потому что в базе такие искажения фамилий и имен, что в некоторых случаях трудно сообразить, что речь идет о крымском татарине. А когда люди приходят и показывают документы, мы, уже с учетом предполагаемых искажений и ошибок, находим человека в базе.

 

— Помимо той информации, которую вам предоставляют рядовые граждане, вы и ваши помощники занимаетесь анализом сведений из созданных Минобороны электронных архивов документов. Можете ли вы как-то обобщить собранные сведения?

— Уже можно говорить о некоторых конкретных результатах. Впервые мы можем заявить о численности крымских татар, награжденных орденами и медалями за подвиги, совершенные в годы войны — 1974 человека. Каждое имя в этом списке подтверждается документами. Здесь и человек, получивший одну медаль «За отвагу», и человек, у которого вся грудь в орденах. Это такой, пока усредненный показатель. Сюда не входят те, кто был награжден такими медалями, как «За оборону Москвы», «За взятие Берлина». Потому что эти награды выдавались всему личному составу подразделений, которые участвовали в этих сражениях. Хотя это тоже очень важно. Но на данном этапе мы остановились на наградах, выданных за личные подвиги. Могу сказать, что это число еще может несколько  вырасти по мере поступления новых сведений. Наверное, не будет ошибкой сказать, что оно дорастет до 2 тысяч.

Анализ показал, что больше всего наград (этим мы никого не удивим) — 11 имеет наш сокол Аметхан Султан. По 6 наград имеют Фетислям Абилов и Джафер Осман Топчи. По 5 наград — 13 человек. По 4 награды — 31 человек, по 3 награды — 65 человек. Это достаточно высокий показатель.

Как представлены женщины? Очень высоко представлена Алиме Абденанова. Она была бы в этом списке даже без звания Героя России. До этого у нее был орден Красного Знамени. Ну а звание Героя сразу поднимает ее статус чрезвычайно высоко. По три награды имеют также Гульсум Кострова и Камила Милушева.

 

Когда знакомишься с судьбами неизвестных людей, многими из них проникаешься, как будто бы это близкие люди. Например, Эмир Трупчу, у него 4 награды. Это немного. Но они все получены в 1941-1942 гг. Представьте, если бы он не погиб, это был бы такой герой, о котором мы все бы говорили.

Еще одна очень близкая мне судьба — Якуб Меметов. Летчик сбил 9 самолетов, погиб в 1943 году. А если бы не погиб? Он летал в одной эскадрилье с Покрышкиным, который стал трижды Героем Советского Союза. Причем, свою награду он получил раньше Покрышкина. В мемуарах Покрышкин тепло пишет о своем товарище крымском татарине, который прикрывал его в бою и которого он прикрывал. Это были два равноценных аса. Но он погиб, имея 9 сбитых самолетов, а Героя давали за 12.

В целом же интернет забит всевозможными неточными цифрами о Героях — крымских татарах, причем в их число включают и чеченцев и представителей других национальностей. Зачем? С учетом послевоенных награждений Фетисляма Абилова и Алиме Абденановой, можно точно сказать, что крымских татар-Героев СССР и РФ — 7. По отношению ко всем крымчанам, получившим звание Героя Советского Союза, — это 17%. Вполне адекватный показатель. Если же усложнить задачу и рассматривать только рожденных в Крыму людей, потому что многие крымчане приехали в зрелом возрасте, то выходит 28%. Это уже совершенно меняет ситуацию.

Второй вопрос. В Крыму два дважды Героя СССР. Но Папанин получил свои золотые звезды до войны, за освоение Севера.

Полные кавалеры ордена Славы, их всего в Крыму два, и оба крымские татары — это Сеит-Неби Абдураманов и Насибулла Велиляев. Потому что все остальные полные кавалеры ордена Славы, жившие в Крыму, прибыли на полуостров уже после войны.

Крымские татары дали одного генерала — Исмаила Булатова. Идут постоянные споры: а как же второй — Абляким Гафаров? Но Гафаров был приравнен к генералу. Как будем считать? Всего четверо крымчан в войну были генералами. Если добавить Гафарова, то надо будет прибавить еще несколько человек, которые были директорами крупных заводов. Были и такие. Пока я этим вопросом вплотную не занимался, но планирую.

Еще один интересный момент. 8 крымских татар были командирами полков. Здесь не буду говорить, много это или мало. Не знаю, потому что анализ по остальным не делал.

Приблизительно такое же количество политработников. Самые высокие должности политработников — член военного совета армии, начальник политотдела дивизии и замполиты полков. Они представлены очень хорошо. То есть коммунистическую партию и крымских татар противопоставлять нельзя. Крымские татары были и руководителями и пр. Но другое дело, что они первые попали под раздачу. Потому что, если награждения  командиров полков, батальонов в 1944 году продолжались, то ни один политработник больше ни одной награды не получил. И многие из них были сняты со своих должностей. Их убирали в резерв и уже в большинстве случаев не доверяли. Но некоторые из крымских татар оставались на своих должностях и дальше.

 

 — Показывают ли документы, как повлияла депортация на представление служивших в действующей армии крымских татар к орденам и медалям?

Что еще хотелось бы отметить. Если в 1941-1943 гг. бывало, снижали высокую награду, но это не было по национальному признаку. Потому что косили всех. Подали, допустим, представление на 10 человек, и всем понизили степень награды.

Начиная же с 1944 года, это была система. Крымского татарина подали на высокую награду — обязательно ее снизили. Наиболее благоприятным по награждению крымских татар был 1943 год. Ни в 1944-м, ни в 1945-м, когда были наиболее массовые награждения, число удостоенных наград крымских татар не поднялось до уровня 1943-го. Награждения продолжались на базовом уровне. Потому что, когда дело касалось медали для снайпера, минометчика, шофера, командирам была без разницы национальность, никто не вникал. И приказом командира полка давали медаль. А вот как только вопрос о награждении достигал уровня армии, начиналось снижение. Командиры дивизии еще представляли крымских татар к высоким наградам — орденам Ленина, Красного знамени, а армия уже косила. Бывали случаи, когда есть объективные критерии, например, число сбитых самолетов, число боевых вылетов. И вот Абдураим Решидов получил звание Героя Советского Союза в 1945 году, но он имел при норме в 100 боевых вылетов — 200. То есть эти показатели было трудно обойти. А там, где субъективно… Что такое подвиг? Один считает это подвигом, другой — что ты просто выполнил свой долг. Вот такая картина.

 

— Возобновит ли общественная приемная свою работу?

— Что я бы хотел сказать, обращаясь к людям. Мы не останавливаем свою деятельность. 1 сентября мы вновь возобновим прием, потому что нам нужна ваша информация. Работа продолжается. Если мы сейчас установили имена только награжденных, то ставим перед собой сверхзадачу — попытаться установить поименно и собрать информацию о всех крымских татарах-участниках Великой Отечественной войны.

Мы попытаемся сделать этот список, определить точную цифру. Сейчас я уже почти закончил работу над фамилиями, начинающимися на букву А. И мы смотрим, сколько среди них было призвано до войны, сколько погибло, кто награжден, кто попал в плен. Причем, бывало и так, что попал в плен, потом освободился, воевал и награжден. Мы все это учитываем.

 

— Как вы намерены использовать собранный материал? У вас было намерение издать цикл книг об участии крымских татар в войне?

— Да, мы декларировали, что будет издана серия книг. В общем-то, мы уже готовы полностью представить, в издательстве ждут книгу о партизанах. Но пока нет финансирования. Мы готовы уже представить книгу о награжденных. Опять же ждем финансирования. Если ситуация затянется, может быть, будем принимать предложения со стороны, но я боюсь, чтобы они не носили коммерческого характера. Раньше писали книги для крымских татар. Они писались на крымскотатарском языке или издавались узким тиражом, и  их мало кто читает. На мой взгляд, наша работа должна быть ориентирована на русского читателя, чтобы он, наконец, узнал правду о людях, с которыми рядом живет, что не было 20 тысяч предателей, чтобы он знал, сколько было героев крымских татар. Потому что часто можно услышать фразы типа «у вас один Аметхан, и тот не татарин». Поэтому эти книги о партизанах и награжденных должны быть в каждой библиотеке и школе.

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65