Курс валют USD 0 EUR 0

Зубеде Муратова – артистка балета Крымскотатарского театра

Комментариев: 0
Просмотров: 153

Их жизнь – Театр!
«Голос Крыма» продолжает свою рубрику «Их жизнь – Театр!», чтобы ближе знакомить с артистами, драматургами, режиссерами, людьми, чьи жизнь и творчество тесно связаны с Его величеством Театром.

К 100-летию со дня рождения

В «Календаре знаменательных и памятных дат – 2023», подготовленном Республиканской крымскотатарской библиотекой им И.Гаспринского, значится юбилейная дата — 100 лет со дня рождения артистки Зубеде Муратовой (1923—2008). Она прожила нелегкую судьбу, выступала в довоенном крымскотатарском театре, с труппой которого оказалась в Румынии, затем в спецпоселении в Таджикистане. В начале 1990-х вернулась на родину, в Симферополь, где начиналась ее сценическая жизнь и где в 2008 году обрела свой вечный покой.
Зубеде Муратова родилась в Симферополе в мае 1923 года. Детство ее прошло в доме по ул. Кадиаскерской, 30 (ныне Краснознаменная). С 13 лет она увлеклась народными танцами, занимаясь в городской художественной самодеятельности. В 1940 году ее зачислили в Симферопольский госансамбль песни и пляски крымских татар. Усеин Баккал принял ее вместо заболевшей накануне танцовщицы Маруси Рафаиловой. И она выступала на следующий день в основном составе на ответственном концерте.
Благодаря научно-исследовательским работам профессора Дмитрия Урсу, кандидата искусствоведения Исмета Заатова и публикациям газеты «Голос Крыма» сохранились некоторые биографические сведения об артистке Зубеде Муратовой и ее воспоминания.
В январе 2003 года Исмет Заатов побывал в гостях у Зубеде-ханум, ей тогда шел восьмой десяток. Ее рассказ помог восполнить некоторые пробелы, и автор включил многие сведения в свою монографию «Крымскотатарское сценическое искусство в материалах архивов и оккупационной прессы 1941—1944 гг.»:
«По воспоминаниям бывшей артистки балета Крымскотатарского театра Зубеде Муратовой (наша беседа проходила 19 января 2003 года в ее доме в Симферополе. – И.З.), она пришла в труппу Крымскотатарского театра вместе с танцевальным ансамблем Усеина Баккала в 1942 году. В танцевальный ансамбль была приглашена им в 1940 году. Зубеде Муратова в той новой постановке пьесы «Багъчасарай ареми» («Бахчисарайский гарем». – Г.Ч.), как и совсем юная Ремзие Баккал (которой тогда было 17 лет, а Муратовой 20), играла роль одной из придворных девушек. По сценарию каждая из придворных девушек на пиршестве, которое великий хан устроил в честь княжны Ольги, должна была, исполняя сольный танец, спеть куплет поздравительной песни в честь хана и его победы над врагом. Но ни у Ремзие Баккал, ни у Зубеде Муратовой не хватало силы голоса для сольного исполнения вокального номера. Тогда режиссер-постановщик Гумар Исмагилов (почему-то именно его, а не У.Баккала запомнила в этом образе Муратова) и руководитель оркестра Ильяс Бахшиш вынуждены были пойти на изменение в сценарии постановки, разрешив молодым артисткам вдвоем в один голос спеть два куплета песни и танцевать оба танца также вдвоем».

С мужем Ибраимом Ибраимовым, Констанца, 1944 г.
Первой облавы гитлеровцев в октябре 1943 года, во время которой артистов театра вывезли в Румынию, Зубеде удалось избежать, спрятавшись в доме у подруги. Но спустя четыре месяца эта участь не миновала и ее. Вот что об этом пишет в своей книге Исмет Заатов со слов самой Зубеде-апте:
«В один из дней начала марта 1944 года Зубеде, придя домой от подруги, услышала от своей матери, что за день до этого приходили военные и велели ей явиться в комендатуру. В комендатуре ей в приказном порядке объявили, что вместе с группой «остарбайтеров» ей нужно срочно на одном из ближайших пароходов отправляться из Севастополя в Констанцу. А также велели обязательно захватить с собой все сценические костюмы и другие необходимые для концертной деятельности вещи. Услышав это, находившаяся в комендатуре вместе с Зубеде ее мать, не сдержав слез, разрыдалась. Тогда ей сказали, что она может взять с собой и свою мать».
В Констанце «…за Зубеде и ее матерью пришли актеры Крымскотатарского театра – супруги Ибадулла Грабов и Зоре Грабова (Билялова). Так как у Грабовых уже были временные румынские удостоверения личности, они помогли им забрать чемоданы с костюмами и увезли с собой в дом, в котором тогда проживали. Находился он в Хошу-маалеси. Так назывался крымскотатарский квартал Констанцы, где проживали артисты театра в дни, когда они приезжали для выступлений из села в город. Помимо них здесь останавливались и другие выходцы из Крыма. Зубеде-ханым вспомнила, что как-то на улице Дженерал Бертолод, где находилась квартира, в которой они проживали с матерью, какая-то девочка возраста 5-6 лет, громко крикнув: «Зубеде-апте!», подбежала к ней. Этой окликнувшей ее тогда девочкой была будущая известная крымскотатарская певица Урие Керменчикли, приехавшая в Констанцу со своими родителями. А на улице Дженерал Петаен в этом же квартале проживали супруги Мемет Абселямов и Сабрие Эреджепова, а также трубач оркестра театра Асан Дедеев. В том же квартале, но только на другой улице, тогда проживала и крымскотатарская актриса театра Сайде Трупчу» (Из монографии «Крымскотатарское сценическое искусство в материалах архивов и оккупационной прессы 1941—1944 гг.» И.Заатова).
В Румынии артистам приходилось перебиваться кто чем мог. Зубеде с матерью и актером театра Ибраимом Ибраимовым жарили дома чебуреки, а артист балета Энвер Девлеканов, сложив их в медный казан с утепленными стенками – давул, продавал на вокзале.
После вступления советских войск в Румынию, военный комендант объявил артистам, что они в статусе репатриантов будут возвращены в Крым для восстановления театра. Но никто из артистов тогда не знал, что месяцами ранее Крым остался без крымских татар, всех выслали на Урал и в Среднюю Азию.
В Констанце, ожидая возвращения в Крым, артисты сыграли две свадьбы.
«В один день, 10 октября 1944 года, по всем канонам национальных свадебных традиций крымских татар, с приглашением отслужившего «никях» (акта мусульманского бракосочетания. – И.З.) местного священнослужителя-имама, сочетались браком Ибраим Ибраимов с Зубеде Муратовой и Рефат Асанов с Пакизе Баккал. Следует сказать, что в самом Крыму эти обычаи, начиная с 1920-х годов, были запрещены большевиками. Людей принуждали играть так называемые комсомольские свадьбы. На свадьбе Муратовой присутствовали все артисты театра и около десяти местных крымских татар. Зубеде-ханым вспоминает, что на ее свадьбе был соблюден даже старинный обычай усаживания невесты за ширму в брачной комнате в доме жениха («перде». – И.З.), к этому времени уже почти забытый в Крыму. Свадьба проходила во дворе дома, в котором жили артисты в Констанце».
Ее супруг Ибраим Ибраимов — выпускник Крымского татарского музыкально-театрального техникума (1933—1936). С первого курса выступал на сцене крымскотатарского драмтеатра. В Румынии они решили создать семью и вернуться в Крым уже как муж и жена.
Артистов, наконец, собрали и повезли сначала в Измаил, потом в Болград. Промучившись и промерзнув несколько месяцев в проверочно-фильтрационном лагере, пройдя мучительные допросы, они оказались в Таджикистане, куда их направили как спецпоселенцев. 18 марта 1945 года они прибыли в Ленинабад.
С 1945 по 1959 годы она с семьей прожила в Ленинабаде, работала в музыкальном ансамбле горнообогатительного (уранового) комбината №6, затем в Ленинабадском областном таджикском музыкально-драматическом театре. Ее муж — артист Ибраим Ибраимов, многим в Крыму запомнившийся по главным ролям — Сейрана в спектакле А.Ширванзаде «Намус» («Честь») и Леллио в пьесе К. Гольдони «Лжец», вынужден был работать грузчиком на урановом карьере горнообогатительного комбината №6, участвовал в том же ансамбле, организованном Усеином Баккалом при комбинате. Два года служил при Ленинабадском областном таджикском музыкально-драматическом театре. В 1948 году всех актеров — крымских татар уволили, и он до 1959 года работал рабочим на предприятии. Скончался в абхазском городе Сухуми, куда переехал с семьей.
В начале 1990-х годов Зубеде Муратова смогла вернуться из Сухуми в Крым, купить небольшой домик в родном Симферополе. Принимала активное участие во всех митингах, встречах и акциях возвращающихся на родину соотечественников. В подшивке газеты «Голос Крыма» есть небольшая публикация – письмо нашей читательницы Ленуры Мустафаевой, посвященное артистке. Приведу несколько строк из него:
«Я хочу рассказать об очень скромном и хорошем человеке – о Зубеде Муратовой. Эту женщину я знаю с 18 мая 1991 года, она запомнилась мне сразу: в тот день на митинге она несла тяжелый транспарант. Чтобы помочь, я подошла к ней и взяла транспарант из ее рук. И тут мы разговорились».
Зубеде Муратова перенесла инфаркт, но по-прежнему старалась быть в курсе всего происходящего вокруг. Переживала за судьбу своего народа в Крыму, за будущее детей и внуков. По словам Исмета Заатова, не раз бывавшего у нее в гостях, она стала своего рода устным летописцем жизни и деятельности театра и его актеров, благодаря ей удалось устранить неточности и восполнить некоторые пробелы. Она помнила многие детали, даты, имена, предоставила фотографии, которые позже дополнили его монографию.
Скончалась Зубеде Муратова в 2008 году в Симферополе.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог