Курс валют USD 0 EUR 0

3300 свидетельств народного подвига

Комментариев: 0
Просмотров: 273
(Окончание. Начало в №19)

 

Продолжаем беседу с известным крымским исследователем, историком, старшим научным сотрудником отдела истории НИИ КИПУ имени Февзи Якубова, кандидатом социологических наук Рефиком Куртсеитовым уже на протяжении многих лет занятым сбором, систематизацией информации о солдатах и офицерах-крымских татарах, награжденных орденами и медалями в годы войны.

Командиры

— Число крымских татар, награжденных орденами и медалями, влияние депортации на процессы награждения — это, безусловно, интересные вопросы. Но о чем еще могут рассказать наградные листы, составлявшиеся на солдат и офицеров, ведь помимо описания совершенных подвигов, они содержали и некоторые сведения о военнослужащих?

— В этой связи весьма интересен вопрос о партийности награждаемых. Военнослужащих, как правило, подразделяют на три категории — офицерский, сержантский и рядовой состав. Среди офицерского состава коммунистами и кандидатами в члены ВКП(б) были более 66%, среди сержантского состава — около 38,7%, среди рядовых — 21,4%. Были еще комсомольцы.

Почему я на это обращаю внимание? Существует множество разных мифов, что крымские татары какой-то своеобразный народ, не такой, как все остальные. Со стопроцентной уверенностью хочу заявить, что он был таким же советизированным народом после 20 лет правления советской власти и функционирования  национальной автономии — Крымской АССР, в которой, как и в других республиках, идеологическая работа проводилась по общим канонам. Для коммунистического тоталитарного режима, проводившего массовые  репрессии по различным социальным признакам, не имели какого-либо значения партийная принадлежность и идеологическое единство его жертв.

 

— Кого больше среди награжденных крымских татар — офицеров или рядовых?

— Вся статистика показывает, что чем выше должностной уровень военнослужащего, тем больше у него вероятности получить награду. Если взять рядового, по большому счету, он первым погибает. А чем выше по должности, тем, конечно, меньше потерь. Среди награжденных крымских татар выявилась своеобразная закономерность. Чуть больше половины награжденных — это офицеры, а вторая половина — это сержанты и рядовые в равных примерно пропорциях. Хотя, если взять пропорции по всем награжденным уроженцам Крымской АССР независимо от национальности, там пропорция совершенно другая. По всей Крымской АССР всех награждений более 35 тысяч, из них офицерский состав — более 8 тысяч, сержантский состав — 12,9 тысяч, рядовой — 14,3 тысячи. То есть сержантский и рядовой составы — это более 27 тысяч из 35.

Чем объясняется то, что доля рядового состава среди награжденных у крымских татар меньше? Тем, что основной призыв крымских татар был произведен в 1941 году. Поэтому наши награжденные — это те, кто прошел через ад войны с самого начала, когда были самые большие потери.  Помимо мобилизованных были и кадровые военные из числа крымских татар, как офицеры, так и сержанты. И еще объясняется тем, что вторая волна мобилизации после освобождения полуострова в меньшей мере затронула крымских татар, 11000 крымских татар направили в трудовую армию и только 2000 — в действующую. Абсолютное большинство призванных в 1944 г. из Крымской АССР представителей разных национальностей служили рядовыми и сержантами.

Имена и отчества — это отдельный вопрос. Мы знаем командира полка Фетисляма Абилова, который в документах проходит как Анатолий Абилов. Или полного кавалера ордена Славы Насибулу Велиляева, который идет как Леонид Велиляев. Мне попались наградные документы полковника Семена Харитоновича Брамикова, родился он в Севастополе, оттуда и призвался в 1922 г. в РККА, в графе национальность указано «татарин». Последняя должность —  замкомандира по строевой части 8-й кавалерийской дивизии 6-го кавалерийского корпуса. Войну начал в звании капитана, за время войны награжден тремя орденами, последний – орден Красного Знамени. Брамиковы-Брамыковы — это крымские татары, имеющие дворянские корни. Встречаются и другие представители дворянских родов, например, воздушный стрелок Даирский, есть Яшлавские, Мансурские и др.

Русифицированные имена и отчества встречаются достаточно часто, особенно среди кадровых военных, родившихся в Крыму и много лет служивших в русскоязычной армейской среде, где их начинали называть на русский лад.

Вторая волна крымской мобилизации была осуществлена в 1944 году. Мы знаем, что в это время 11 тысяч крымских татар были мобилизованы в трудовую армию. Но вот по новым данным севастопольского исследователя Александра Неменко, кроме этого, 2 тысячи были призваны в действующую армию, и они приняли участие в штурме Сапун-горы, и большинство из них погибли. Это подтверждается еще одним фактом. При работе с наградными листами мне действительно попадались крымские татары, призванные из Крыма в 1944 году. Их немного, но это награжденные. Поэтому их след в наградных документах прослеживается.

 

— Можно ли по наградным документам судить о том, каким было присутствие крымских татар в офицерском корпусе Красной Армии?

— Командирами полков у нас были 8 человек. Эту цифру я впервые ввел в оборот, опубликовав в научных изданиях. Такого числа командиров полков нет у многих народов СССР, которые насчитывали не один миллион человек. Сейчас некоторые исследователи приводят эту цифру, но, к сожалению, не считают нужным ссылаться на мои работы. Все командиры полков награждены самыми высокими наградами СССР.

Один из них – Абибулла Мустафаев — погиб (его судьба сложилась трагично, был тяжело ранен, попал в окружение, его выдали предатели из местного населения, и он был расстрелян гитлеровцами).

Среди командиров полков выделяется Мамут Мердемшаев — полковник, командир 1144 стрелкового полка. О его заслугах до меня никто никогда не писал, а они очень значимы. Об этом можно судить даже по перечню его наград. Первой его наградой еще в 1942 году стала медаль «За боевые заслуги». Потом он был награжден орденом Суворова III степени, орденом Александра Невского, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны. После войны его полк был расформирован, и дальнейшая информация об этом героическом человеке отсутствует. До сих пор мы не можем найти родственников и тех, кто его знал.

Очень профессиональная категория — штабные офицеры. Среди них попадаются крымские татары — начальники разведотделов, начальники штабов полков, дивизий, начальники политотделов. Например, Изеддин Сеферов — полковник, начальник политотдела дивизии. Тот же Абселям Ислямов (впоследствии редактор «Ленин байрагъы») — он был сначала заместителем командира авиаполка по политической части, а затем  замначальника политотдела авиационной дивизии. Амет Исмаилов — депутат Верховного Совета СССР первого созыва, подполковник, начальник политотдела артиллерийской бригады. Достаточно много офицеров, которые находились на самых разных штабных должностях, были начальниками штабов, начальниками, заместителями и помощниками начальников отделов дивизионного и армейского уровня.

Много было офицеров, занимавших технические должности, — зампотехи бригад, полков, батальонов. А это показатель образованности народа. Это технические должности, и на них назначали людей с соответствующим образованием. Представленность крымских татар на различных командных  должностях относительно численности народа была достаточно высокой. Всего за двадцать лет советской власти, благодаря политике «коренизации» — «выравнивания» социально-экономического и культурного развития, крымские татары приблизились по уровню своего образования к европейским народам СССР. А от уровня образования многое зависело. Люди с одним-двумя классами образования шли только в пехоту. Со средним полным образованием или даже с семилетним образованием человек мог попасть на офицерские курсы, в технические рода войск.

Следующий уровень командного состава — командиры батальонов, которые имеют боевые награды. Их, наших легендарных комбатов — 21 человек. Из них 15 командиров стрелковых батальонов — Абдуль Тейфук, Сервер  Аблялимов, Якуб Батталов, Джафер Осман Топчи, Зейтулла Хаяли, Сеитвели Ибраимов, Асан Усеинов, Заппай Келямов, Эмир Люманов, Мурат Мамутов, Гафар Меджитов, Абдураман Молла, Абдувели Мурадасилов, Мемет Решитов, Юсуф Умеров. Командиры медсанбатов — Эскендер Кайтазов, Мидат Селимов, Мемет Асанов. Командир противотанкового-истребительного батальона — Джевдет Дерменджи. Подполковник Бейтулла Муратов — командир отдельного 431-го батальона аэродромного обслуживания.

Командиры рот, батарей и дивизионов. Командирами рот, имеющими боевые награды (подчеркиваю это особо, потому что есть и те, кто погиб в 1941 – 1942 гг., не успев получить награды), был 61 офицер из числа крымских татар. К примеру, погибший под Смоленском 18 сентября 1941 года кадровый командир РККА капитан Тефик (Тауфик) Аблятифов не входит в это число. Он такой же доблестный командир. Все приводимые мной цифры даются на основании архивных данных, размещенных на сайте «Подвиг народа».

Командиров артиллерийских и минометных батарей и дивизионов выявлено 36 человек.

Командиров взводов — 194 человека. Из них 191 офицер и трое представителей сержантского состава. Очень интересный факт, поскольку командир взвода — это офицерская должность. Но у нас два старших сержанта и один старшина командовали взводами. Один из них был командиром комендантского взвода — это очень ответственная должность. Комендантский взвод бывает в полку или в отдельной части, в функции которого входит охрана командования, охрана знамени части, выполняет различные регулирующие функции.

 

— Это пехота и артиллерия. А другие рода войск?

— Что касается авиации, то крымские татары были представлены здесь достойно. У нас были 6 командиров эскадрилий — Амет-хан Султан, Абдураим Решидов, Эмир-Усеин Чалбаш, Рефиджан Сулейманов, Идрис Лятифов, Месуд (Месут) Мемедулаев (Мамедулаев). Последнего выявил в начале этого года. Мемедулаев был командиром авиаэскадрильи 997 легко-бомбардировочного полка 242 ночной бомбардировочной авиадивизии 16 воздушной армии, был призван в армию Керченским ГВК. Награжден орденами Красной Звезды (1943 г.), Отечественной войны I степени (1944 г.) и Красного Знамени» (1945 г.). В довоенной крымской прессе писали о первой летчице крымской татарке Аметовой, командире женской авиаэскадрильи. Интересно было бы узнать о ее военной судьбе и летчицах ее эскадрильи.

Есть летчики, которые совершили подвиг Гастелло, как, например, Якуб Меметов. Он и другие приведены в книге Аблязиза Велиева, который отметил их как совершивших подвиг Гастелло. В наградных документах это не указывается, но они погибли и у них есть награды.

Авиация имеет, как и все рода войск, свою структуру. В авиации я выделил две группы награжденных — это летный и технический состав. Среди летного состава — 44 человека, имеющих боевые награды. Из них 33 летчика и штурмана и 11 воздушных стрелков-радистов.

Как   же они были награждены? Летчики и штурманы были награждены 66 раз. Среди наград: орден Ленина — 5, орден Красного Знамени — 24, орден Александра Невского — 5, орден Отечественной войны I степени — 4, орден Отечественной войны II степени — 11, орден Красной Звезды — 9, медаль «За отвагу» — 9, медаль «За боевые заслуги» — 1.

Воздушные стрелки были награждены 15 раз. Среди них: орденом Красного знамени — 2, орденом Отечественной войны I степени — 1, орденом Отечественной войны II степени — 2, орденом Красной Звезды — 3, медалью «За отвагу» — 4, медалью «За боевые заслуги» — 3.

Инженерно-технический состав, который обеспечивает полеты, делится на техников и механиков.

Техники — это офицерский состав. 18 человек из них имеют 20 награждений. Конечно, награды здесь намного скромнее и их меньше: орден Отечественной войны I степени — 1, орден Отечественной войны II степени — 2, орден Красной звезды — 9, медаль «За боевые заслуги» — 8.

Механики — те, кто готовят самолеты к полетам, были награждены 54 раза: орденом Отечественной войны I степени — 2, орденом Отечественной войны II степени — 1, орденом Красной Звезды — 6, медалью «За отвагу» — 8, медалью «За боевые заслуги» — 39.

Следует особо отметить, что вышеприведенные цифры касаются только награжденных авиаторов. В начальный период войны были большие потери в авиации, многие летчики погибли, естественно, многие из них не имели наград.

 

— Сейчас, в связи с эпидемией коронавируса, много говорят о героической деятельности врачей. А есть ли среди награжденных в войну людей в белых халатах крымские татары?

— Крымские татары были, безусловно, представлены среди военных медиков. Военврачи-старшие офицеры — их у нас 15 человек. Этот список возглавляет Эмир Усеинович Амзаев, 1908 года рождения, полковник медицинской службы, начальник санитарного отдела 1-ой Краснознаменной армии (это на Дальнем Востоке, там он принимал участие в войне с японцами); Энвер Мустафа Аблаев, 1911 г.р., майор; Фатма Алимова, майор, командир отделения санитарной химзащиты 74-го отдельного медико-санитарного батальона, Асан Ибрагимович Асанов, 1912 г.р., майор; Гирей Алиевич Баиров, на момент награждения он был капитаном, но войну закончил майором; Абибулла Велиулла Дервиш, 1909 г.р., гвардии майор медицинской службы; Эскендер Адильевич Кайтазов, майор медицинской службы, командир медико-санитарного батальона; Ягъя Абибуллаевич Крубаев, майор, командир медико-санитарного взвода; Суваде Куюмджи, 1906 г.р., майор медицинской службы, врач укрепрайона 1-го Белорусского фронта; Мидат Абдураманович Селимов, 1918 г.р., майор медицинской службы; Иззет Тубакаев, майор медслужбы, старший врач штаба 5-й воздушной армии; Сулейман Хайбуллаевич Халилов, 1912 г.р., майор, начальник медслужбы 221-го лагеря репатриантов граждан СССР; Аджи Абла Эмиров, 1920 г.р., капитан, командир санитарного взвода; Мемет Бекирович Асанов — военврач 3-го ранга, командир 52-го отдельного медико-санитарного батальона; Усеин Абибуллаев, 1899 г.р., майор медслужбы, начальник медчасти 540-го полевого подвижного госпиталя 21-й армии.

Женщины-крымские татарки были хорошо представлены в военно-медицинских частях. Военные врачи-офицеры, имеющие боевые награды — от медали «За боевые заслуги» и выше — 97 человек. Мужчин — 56, женщин — 41. В отношении них было произведено 115 награждений. Есть еще средний и младший медперсонал — санинструкторы, санитары, медсестры и другие.

 

— Раз уж речь зашла о женщинах, то, наверное, уместным будет сказать и об их участии в войне?

— Темой участия крымских татарок в войне в настоящее время занимаются Аблязиз Велиев и Лентара Халилова. И по их данным общее число крымских татарок, принимавших участие, достигает 350 человек. Я верю этой цифре, и вот почему. Есть еще вторая категория награждений, не вошедшая в мою книгу. Это медали за оборону, освобождение, взятие городов, медаль «За победу над Германией». По этим наградам проходят крымские татарки, которые служили в различных частях, не только медико-санитарных. Есть женщины связистки, радистки, шифровальщицы и пр.

Здесь надо иметь в виду следующее. В Крыму существовала широкая сеть медицинских образовательных учреждений. Помимо мединститута у нас были медтехникумы и медучилища. Те, кто заканчивал эти учебные заведения, являлись военнообязанными, и с началом войны их всех мобилизовали в армию. Помимо врачей, они служили санинструкторами, которые на поле боя оказывали помощь раненым бойцам, это рядовой и сержантский состав медслужбы. Среди них были как мужчины, так и женщины, и они также представлены в моих данных.

Крымских татарок можно найти и среди награждений 1985 года, когда всех участников войны, доживших до сорокалетия победы, наградили орденом Отечественной войны  I и II степени. Когда начинаешь искать по крымскотатарским именам, то находишь среди них женщин, которые не имеют боевых наград, медалей за освобождение городов, но были награждены в 1985 году как участницы Великой Отечественной войны. Очевидно, они работали в госпиталях и других медучреждениях, но их не наградили во время войны.

 

— Награждения медалями «За оборону Кавказа», «За оборону Сталинграда» и другими подобными им наградами, вручавшимися, как правило, всему списочному составу частей, принимавших участие в соответствующих боевых действиях, не вошли в вашу книгу. Но попадаются ли в связанных с ними наградных документах какие-нибудь интересные моменты?

— Изучая акты награждения медалями за оборону городов и территорий, за освобождение и взятие городов и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.»», я выявил наградной акт (есть три формы наградных документов — наградной лист, наградной список и наградной акт, в последнем указываются только фамилии, должности и звания) по 420-му строительному батальону инженерно-строительного управления ЧФ. Командир батальона от имени Президиума Верховного Совета СССР в 1946 году награждает списочно 200 человек. Из этих 200 человек — 80 крымских татар. Когда начинаешь эти фамилии рассматривать, то вспоминаешь, что некоторые уже встречал. Например, Асан Халиев, который был представлен к званию Героя Советского Союза, но награжден орденом Красного Знамени. После окончания боевых действий, его и других крымских татар, служивших во флоте, свели в такие строительные батальоны и роты.

Чаще, конечно, встречаются наградные акты, где упоминаются по 2 — 3 крымскотатарских фамилии. Больше всего крымских татар среди тех, кто был удостоен медали «За оборону Сталинграда». Больше, чем за оборону Одессы, Севастополя, оборону Кавказа. По ним четко видно, что многие наши воины были в армиях, оборонявших Сталинград, — в 65-й и других. Например, наградили тыловую часть 8-й гвардейской армии, в состав которой входила хлебопекарня. В ней работали человек 60, из них 6 крымских татар, они, кроме этого, были награждены медалями «За боевые заслуги». Выполняли тяжелую работу, эта пекарня обеспечивала хлебом всю сталинградскую группировку советских войск. Есть воины, награжденные медалями за оборону Одессы, Севастополя, Кавказа, Сталинграда и освобождение городов, по этим медалям можно определить боевой путь солдата.

Но это было во время войны. А те люди, которые шли по линии инженерно-строительного управления ЧФ, их уже собрали после окончания военных действий. И они в 1946 году вынуждены были служить, а фактически работать в этих строительных частях, в то время, когда их семьи умирали с голоду и болезней в местах спецпоселений..

 

— Завершая нашу беседу, хотелось бы вернуться к одному из важных моментов в ваших предыдущих интервью «ГК». Согласно проведенным вами изысканиям, младший сержант Саид Халиль Усейнов стал первым среди военнослужащих, призванных в армию с территории Крыма, кто был награжден в ходе Великой Отечественной войны боевой наградой. Он отличился на третий день войны — 24 июня 1941 года. Как указывается в документах, он метким огнем вывел из строя три вражеских танка, после чего, подпрыгнув на лафет гаубицы, стал от радости танцевать. Его наградной лист публиковался на сайте Минобороны РФ среди других документов, посвященных одной из памятных военных дат. Известно ли вам что-нибудь о дальнейшей судьбе этого храброго солдата?

— Среди погибших он нигде не значится. Но это было начало войны, ад 1941 года. По этому 141-му гаубично-артиллерийскому полку Гульджан Реизова давала информацию, что в этой части служили крымские татар, в том числе и ее родственник, и что они погибли. Это был начальный период войны, окружение, котлы. Если бы он был жив, то обязательно мы бы увидели его имя в других документах.

Другое дело — крымскотатарские офицеры, о которых полностью отсутствует информация после войны, там могут быть разные предположения. Но над этим надо тоже работать, чтобы выяснить, что с ними стало. С тем же полковником Мамутом Мердемшаевым и другими такими мужественными офицерами, прошедшими всю войну. Необходимо работать с их личными делами в Центральном архиве Минобороны.

В заключение хочу сказать, в последние годы многое делается для увековечения памяти героев войны, устанавливаются памятники, но, к сожалению, встречаются акты вандализма. На аллее Славы в парке им. Ю. Гагарина на стелах высечены 88 имен Героев войны, среди них уроженцы Крыма составляют меньше половины, из них 10 человек — воины крымские татары. В СССР учет Героев велся по одному критерию — по месту рождения. В отношении воинов крымских татар, представленных, но не удостоенных звания Героя Советского Союза из-за тотального выселения крымскотатарского народа, должна восторжествовать справедливость, как это было сделано в отношении воинов других репрессированных народов в начале 90-х годов прошлого века. Количество фамилий на стелах должно увеличиться за счет Героев — уроженцев крымской земли.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65