Курс валют USD 0 EUR 0

Беспартийные конференции – инструмент завоевания симпатий народа

Комментариев: 0
Просмотров: 228

Эльдар СЕИТБЕКИРОВ, «ГК»

 

У новой крымской власти, после победы большевизма в Крыму, в числе прочих вопросов, требующих разрешения, стояла задача завоевания доверия крымских татар и скорейшего вовлечения их в советское строительство. Действия сугубо силовыми методами не могли привести к быстрым позитивным результатам, тем более существовали очаги вооруженного сопротивления в лице отрядов зеленых, поэтому позиция уступок, вступление в переговорный процесс с национальной политической элитой, предоставление ей мест в руководящих органах власти сыграли стабилизирующую роль на полуострове после кровопролитий гражданской войны.

беспартийные конференции

На первых порах большевизм не вдохновлял широкие крымскотатарские массы. История национальной борьбы начала ХХ века демонстрирует связь крымскотатарских деятелей с рядом других общероссийских политических течений, но не с РСДРП(б), а события 1918 года, вызвавшие вооруженный конфликт между Курултаем и большевиками, казалось бы, создали между ними непреодолимую пропасть, но политика, составляющие которой – искусство возможностей и интересов, усадила две непримиримые стороны за стол переговоров.

Советское строительство не допускало многопартийности, в связи с чем, не имея возможности легализовать свои партийные институты, многие революционные деятели предпочли остаться беспартийными. Обретение партбилета не гарантировало получение «доверия населения», особенно на первых порах, когда власть еще только устанавливалась, а народ еще не был настолько запуган репрессивной машиной нового государства.

Руководство большевиков, абсолютно трезво оценив обстановку, взяло курс на созыв беспартийных конференций с целью ускорить сближение коммунистов с беспартийными.

В Крыму первая такая татарская конференция состоялась в августе 1921 года и собрала до 700 делегатов. До сих пор исследователями не обнаружены протоколы ее заседаний. Но о II Всекрымской татарской беспартийной конференции сохранилось больше сведений.

Коммунисты старались держать работу конференций под контролем, тщательно продумывали темы докладов и персоны докладчиков.

По сведениям, на каждой беспартийной конференции партийная организация должна была иметь своих представителей, изучающих состав конференции с целью выделить там подходящих советских работников, которые могли бы быть поставлены на соответствующую работу.

Секретарь Крымского ОК РКП(б) А.И. Израилович по этому поводу высказывался следующим образом: «Беспартийная конференция созывается РКП и мы этого не скрываем и, созывая Беспартийную конференцию, мы желаем установить с ними тесную связь. Только лишь непонимание нашей политики вызывает некоторые прения между нами, т.е. между коммунистами и беспартийными. Чтобы устранить эти прения, мы созываем Беспартийные конференции. Если бы мы боялись беспартийных, мы бы их не созывали, зная, что каждый народ имеет свои особенности, свои нужды, мы созываем отдельные конференции, как, например: татарскую, немецкую, эстонскую и другие. Мы этим хотим сказать на понятном им языке о нашей политике и выслушать их. Мы не сомневаемся, что через год— два беспартийные поймут сущность нашей политики и сольются с РКП. Мы не на словах, мы на деле несем национальное освобождение, мы активно работаем над вовлечением татар в советское строительство, над татаризацией советских аппаратов. Если вы признаете нашу политику в вопросах земельном, хозяйственном и экономическом, то этим вы признаете и нас. РКП завоевала симпатию не только в пределах советской России, но с ней считаются за пределами, примером чего может служить Генуэзская конференция…»

Согласно протоколу II Всекрымской татарской беспартийной конференции первое ее заседание состоялось 2 мая 1922 г. в Симферополе в помещении Партклуба по ул. Пушкинской (некоторые авторы называют другую дату) под председательством Османа Дерен-Айерлы. Присутствовало 200 делегатов со всех концов Крыма. После пения Интернационала и Ант эткенмен Челебиджихана делегаты приступили к выбору президиума. Единогласно были избраны: О. Дерен-Айерлы, И. Фирдевс, С. Меметов, В. Ибраимов, Воинова, Б. Чобан-Заде, А. Озенбашлы, Х. Чапчакчи, Тулев З., Ислям Карлы, Телепчи Зекие и Меджит Бекиров (фамилии воспроизведены по протоколу. – Э.С.)

После этого председательствующий О. Дерен-Айерлы от имени Татбюро ОК РКП(б) предложил следующую повестку дня:

  1. Текущий момент;
  2. Международное и внутреннее положение советской власти;
  3. Хозяйственное строительство в Крыму;
  4. Сельское хозяйство в Крыму;
  5. Борьба с голодом;
  6. Участие татарских трудящихся масс в советском строительстве;
  7. Задачи сельскохозяйственного технического образования среди татар;
  8. Народное здравоохранение в Крыму.

На вопрос председательствующего, нет ли возражений, делегат Тарпи предложил также внести в повестку дня отчет о I Всекрымской татарской беспартийной конференции в 1921 году, также вопросы о вакуфных землях и религиозный вопрос.

Свое несогласие с поступившим предложением выразил партиец Исмаил Фирдевс: «Полагаю, что прибавить эти вопросы к повестке дня излишне, ибо в докладе о привлечении татарских масс в советское устроительство комиссией по татаризации советских аппаратов будет доложено о результате I-й конференции. Вакуфный вопрос разрешается особой комиссией, которую необходимо избрать. Религиозный же вопрос не может быть здесь обсужден». Изменения в повестку дня попытался внести и профессор Бекир Чобан-заде, заявляя, что узнать о результатах I-й конференции, законное право присутствующих делегатов, в связи с чем  предложил содокладчикам по вопросу о привлечении татар к советскому строительству заслушать Амета Озенбашлы и Халиля Чапчакчи, съездивших в Москву по этим вопросам.

Стараясь не дать развиться инициативам беспартийных, секретарь ОК РКП(б) А.И. Израилович попытался пресечь поступившие предложения, заявив, что «перед беспартийной конференцией никто не должен отчитываться, ибо беспартийная конференция не государственный орган. Данная конференция должна быть деловой и не должна заниматься чисто политическими вопросами».

Пытаясь найти компромисс и сохранить запланированную схему мероприятия, Осман Дерен-Айерлы настаивал: «раз здесь восемь ответственных работников должны докладывать по восьми важным вопросам – это и будет отчетом, почему не нахожу нужным изменять повестку дня. Что касается религиозного вопроса, то могу сказать, что крымские татары 150 лет изнывали более под царским игом, чем религией. Для решения таких вопросов, как вакуфных, так и распространяющейся эмиграции необходимо набирать комиссии».

В результате прений были поставлены на голосование вопросы: 1. Об избрании комиссии для разрешения вакуфного вопроса, эмиграции; 2. О выступлении содокладчиками товарищей, съездивших в Москву, к докладу об участии татарских трудящихся масс в советском строительстве.

Предложения были приняты единогласно.

После решения процедурных вопросов конференция перешла к приветствиям и основным докладам. Из имеющихся в нашем распоряжении текстов приведем отдельные выдержки из них.

А.И. Израилович (О международном и внутреннем положении советской власти): «Советская власть после 3-летней войны могла бы отдохнуть и заняться мирным строительством, но этому помешал голод. Вся страна с советской властью во главе должна была бы обрушиться на борьбу с этим злом. Помощи от соседей не было никакой, т.к. капиталистические страны желали гибели советской власти. Вся страна окружена кольцом врагов, которые боятся, что при торговых отношениях с Россией примеры революции перейдут на Запад и тогда капиталистам не устоять на своих местах, но, несмотря на все предосторожности, там развивается революционное движение – Индия, Египет предъявляют свои национальные требования тем, кто их давит. Антанта знает, что очаг всей революции находится на территории советской России. И она хочет нанести ей решительный удар. Но армия советской России сильнее не только своим оружием и техникой, но тем, что против нее не пойдет западноевропейский пролетариат. Если буржуазия заставит рабочих воевать против советской власти, то они свои штыки обратят против нее. Вот почему буржуазия старается накинуть петлю на русскую экономику. Советская власть должна выработать пути, какими можно поднять производительность страны. Советская власть в настоящий момент сильна, по крайней мере сильнее, чем была раньше, так как она опирается на мировой пролетариат. Вот почему она с поднятой головой идет на борьбу с мировой буржуазией. На Генуэзской конференции Чичерин поставил вопрос о международном разоружении и созыве Всемирной конференции, на которой были бы представлены все (народы) страны, не исключая Индии, Алжира и пр. Западноевропейские страны обещают свою помощь России в том случае, если она признает все царские долги довоенного времени и все долги военного времени – отдать им все фабрики и заводы, принадлежащие иностранцам и т. п. Советские делегаты не согласились на эти условия, так как Россия пролила свою кровь не для того, чтобы быть рабой западной буржуазии. Довоенные царские долги делегаты уплатить согласились, но военные лишь в том случае, если Антанта уплатит советской России убытки, причиненные вмешательством ее в гражданскую войну, что равно 50 млрд. рублей. Антанта считается с советской Россией, так как интерес ее к России слишком велик. Большое значение для советской России имеет союз с Германией. Это явилось яблоком раздора среди западноевропейских государств. Это большой успех советской России. Союз заключен без аннексий и контрибуций – без всяких счетов. Это является уже большой победой, несмотря на то, что борьба еще предстоит. Нам нужно расторгнуть интересы Англии и Франции, но у нас еще свой враг — голод. Победа на этом фронте уже сделана. Число голодающих от 30 миллионов сокращено до 12 миллионов. Мы для этого жертвуем всем. Крестьяне и рабочие понимают и идут нам навстречу. Несмотря на то, что в народе религиозные предрассудки слишком велики, мы отдали приказ о сборе золота в церквях и народ идет к нам на помощь….»

От имени КрымЦИКа конференцию приветствовал Юрий Гавен. В своей речи он  подчеркнул: «Мы сочли необходимым созвать эту конференцию потому, чтобы выяснить мнение делегатов с мест по всем этим вопросам… Прошлогодняя засуха это тяжелое состояние нашего хозяйства еще больше углубила и вызвала настоящий голод. Особенно сильно от голода пострадало татарское население, которое было обречено на вымирание. Принятыми мерами голод местами был ослаблен. Мы надеемся, что конференция даст нам советы и материалы, и мы в скором времени победим голод и разруху…»

Селим Меметов, представляя Совнарком Крыма, озвучил такую точку зрения: «Советское правительство всегда отчитывается перед рабочими и крестьянами о своих делах. Оно всегда совершает то или иное дело с согласия рабочих и крестьян. Например, на повестке дня нашей конференции стоят вопросы, как-то: международное и внутреннее положение советской власти, хозяйственное строительство, сельское хозяйство, борьба с голодом, который обрушился на нас вследствие нашей экономической слабости. Советская власть побеждает неумолимый голод, но, однако, для окончательной победы необходимо последнее усилие, и я полагаю, что товарищи поистине поймут значение этих вопросов и согласно с этим вынесут соответствующие постановления».

Протокол заседания содержит ценные сведения о взглядах профессора Бекира Чобан-заде на международную ситуацию. Современникам, привыкшим о нем говорить как об ученом, поэте, будет небезынтересно узнать о его политических воззрениях.

«По нашему мнению, Генуэзская конференция была бы справедливой, если бы открылась в одном из городов угнетенного Востока, например, в Ташкенте или Каире, или в Асхабаде, — считает Чобан-Заде. — Протест товарища Чичерина на конференции против недопущения представителей Востока на конференцию дает нам надежду, что права угнетенных восточных народностей будут защищены. При заключении Брестского договора не было упомянуто ни одним словом о Востоке. Генуэзская конференция без участия представителей ничего не сможет дать. Восточные народности и в политическом и в экономическом отношениях являются отсталыми, но наша надежда, наше счастье не в конференциях, не в договорах, а в революциях и войнах. Я вполне солидарен с тов. Израиловичем, который указал на готовность Красной Армии к новым состязаниям. Это самый трезвый взгляд на способ отстаивания прав трудящихся. Для освобождения Востока договорами и конференциями ничего не достигнешь. Для этого требуются сотни лет, между тем как путем революции, восстания и войн он освободится в течение десятков лет. Крымские татары, как одна из волостей угнетенного Востока, вправе требовать приглашения на конференцию представителей Турции, Афганистана, Персии, Алжира, Туниса и наиболее революционного Египта. Если тов. Чичерин настоит на этом, то, с одной стороны, будет опираться на революционный пролетариат, и с другой, на революционный угнетенный Восток. И тогда империализм ни старого, ни нового света не может быть страшен».

К большому сожалению, протокол заседаний конференции, имеющийся в архивном деле, на этом ограничивается. Отдельные документы по конференции встречаются в других делах, которые требуют обработки и систематизации. По этому поводу хотелось бы обратить внимание наших вузовских преподавателей на прекрасную тему для курсовой и дипломной работы старательного студента.

Всекрымским конференциям предшествовали окружные конференции, проходящие по всему Крыму. Списки их участников помогают определить имена местных активистов.

В тот период еще открыто высказывались критические мнения, хотя уже существовала опасность репрессий. Крайне важно сделать сравнительный анализ работы и выдвигаемых требований беспартийных конференций крымских татар и других национальных меньшинств, в частности немцев, евреев, греков, болгар и др.

Организация и проведение беспартийных конференций также продемонстрировали готовность отдельных молодых крымскотатарских большевистских деятелей работать на благо народа со всей общественно-политической элитой крымских татар. Происходило их сближение, взаимодействие, случалась и взаимовыручка. Каждый партиец проявлял здесь свою индивидуальность. Отдавая должное в этом вопросе Осману Дерен-Айерлы, вскоре ставшему Председателем Совнаркома Крыма, Амет Озенбашлы оставил нам такие сведения: «Еще ближе к последним (беспартийным. – Э.С.) стоял Дерен в момент беспартийной конференции, когда он был секретарем Татбюро ОК. Как в своих выступлениях, так и в том участии, которое он принимал в выработке резолюций конференции, Дерен-Айерлы развивал ту точку зрения, что крымскотатарскому народу вместе с его трудовой интеллигенцией нужно твердо стоять против империализма и за советскую власть, защитницу ранее угнетенных  народов, и что нужно в резолюциях отразить все пожелания не боясь ничего, ибо советская власть удовлетворяет угнетенные народы почти полностью, это вполне импонировало всем нам и результатом такой его агитации было то, что мы приехали в Москву с кипой резолюций, требующих от Москвы для Крыма чуть ли «не птичьего молока». Ясное дело, что после таких заявлений Дерен стал героем дня не только в наших глазах, но и в глазах всей конференции, тем более что он не покинул, как сделали другие коммунисты, зала собрания, когда вслед за Интернационалом запели песню Челебиджана «Ант эткенмен».

 

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65