Курс валют USD 0 EUR 0

Борьба наркомпроса  Крыма с «классово-чуждыми элементами» среди  преподавательского состава в 1933 году

Комментариев: 0
Просмотров: 120

Диляра АБИБУЛЛАЕВА, кандидат исторических наук, доцент КИПУ

 

В истории страны и Крыма XVI  съезд ВКП(б) (в июне 1930 г.) открыл этап «наступления социализма по всему фронту». В экономике он характеризовался полным отказом от НЭПа и рыночных отношений, ликвидацией даже мелкой частной собственности, огосударствлением всех отраслей хозяйства, осуществлением пятилетних планов развития. В политике был взят курс на построение бесклассового социалистического общества, прежде всего на ликвидацию мелкобуржуазных классов в городе и деревне в ходе коллективизации и ускоренной индустриализации. Решения XVI съезда ВКП(б), постановления ЦК партии и Совнаркома СССР от 25 июля и 14 августа 1930 года о всеобщем начальном образовании на селе и семилетнем в городах и рабочих поселках положили начало «культурной революции». В короткий срок «культурная революция» была призвана решить важнейшие задачи: ликвидировать неграмотность, создать систему народного образования, сформировать кадры новой интеллигенции, превратить литературу в искусство, гуманитарные науки — в инструмент идеологического воздействия на массы, использовать научные достижения для социалистического строительства. В 1920-30-е годы была создана сеть из тысячи школ, кружков, пунктов, где грамоте обучались миллионы взрослых и детей. В первой половине 1930-х годов была создана стройная система народного образования от начальной до высшей школы с четко выраженными задачами для каждого звена. В конце 1930-х годов более 80% населения умело читать и писать. При наличии некоторых успехов в системе образования началась борьба со стороны советской власти против кулацких, националистических элементов среди педагогических кадров начальной и средней школы, особенно национальных школ.

Проблеме развития народного образования в Крымской АССР в 1920-30-е годы посвящены научные труды Б.В. Змерзлого, Г.Н. Кондратюка, Е.Н. Пащени, А.А. Эмировой, С. Усмановой, Д.П. Урсу, очерки под редакцией В.Г. Сидякина и др. Следует отметить, что в публикациях имеются ценные сведения о преобразованиях в системе образования Крыма в 1920-40-е годы, но политика выискивания «социально-чуждых элементов» в начале 1930-х годов среди преподавателей учебных заведений и работников просвещения практически не затронута. Данная проблема впервые будет рассмотрена на основе архивных источников, которые вводятся в научный оборот.

В ходе «культурной революции» 1930-х годов с особенной силой начал действовать «остаточный» принцип финансирования учреждений культуры, науки, образования, в том числе высшего, что привело к провалу планов их развития. Почти не строились новые учебные корпуса школ, техникумов, вузов, библиотек, в основном перераспределялись среди них старые здания, использовались даже жилые дома. Школы и вузы переходили на двухсменные, даже трехсменные занятия. Для подготовки учителей в предвоенные годы была создана широкая сеть двухгодичных учительских институтов с урезанным «высшим» образованием, а также педагогических техникумов (на базе восьмилетки). Качество высшего и среднего образования значительно снизилось.

К середине 1930-х годов значительно улучшилось материальное обеспечение, хозяйственное возрождение страны создало более благоприятные условия для роста зарплаты работников просвещения, что создало предпосылки для повышения их общественной активности и профессиональной сознательности. Следует отметить, что при наличии некоторых достижений имелись и определенные негативы, вызванные началом кампании выискивания «классово-чуждых элементов» среди преподавательского состава в Крыму. Для выработки «морально-политического единства» понадобились массовые репрессии лучших представителей народов СССР, что снизило интеллектуальный потенциал учреждений науки и культуры.

19 марта 1933 г. на закрытом заседании коллегии наркомпроса Крымской АССР был проработан материал, опубликованный в газете «Правда», об извращениях ленинской национальной политики в национально-культурном строительстве БССР и ряде других национальных республик и областей. Было принято постановление, в котором указывалось, что: «1) в целях дальнейшего обеспечения правильного проведения национальной политики партии о всемерном повышении качества национально-культурного строительства предложить всему руководящему составу наркомпроса и его органов на местах усилить классовую большевистскую бдительность, провести более решительную и энергичную борьбу с буржуазно-кулацкими националистическими тенденциями; 2) в двухнедельный срок провести тщательную проверку личного состава аппарата наркомпроса и аппарата ОНО и разработать конкретный план мероприятий по их качественному укреплению; 3) обязать заведующих секторами и заведующих ОНО в декадный срок разработать планы мероприятий по усилению руководства помощи и реализации решений партии и правительства о начальной и средней школе; 4) заострить особое внимание на работе национальной школы, качестве ее учителей и педагогов, и на решительной борьбе с извращениями в этой работе национальной политической и генеральной линии партии; 5) обязать в двухнедельный срок произвести тщательную проверку профессорско-преподавательского состава пединститута, педрабфаков техникумов наркомпросом под углом выявления их социального происхождения, прошлой деятельности и качества современной работы, решительно изгоняя чуждые буржуазно-кулацкие, националистические оппортунистические элементы, заменяя их наиболее выдержанными кадрами из молодых научных работников и педагогов; 6) поручить тов. Умерову (инструктор по ликвидации неграмотности и малограмотности в наркомпросе Крыма) совместно с планово-экономическим сектором в месячный срок произвести полный учет и проверку учителей начальных школ, ФЗС и ШКМ под углом выявления их социального происхождения, прошлой деятельности, качества работы и очищения чуждых элементов и представить все необходимые для проверки сведения об учащихся; 7) проверить работу сектора науки, искусства и литературы, качество работы научных учреждений (музеев, научно-исследовательских станций), руководителей театров, кино, радио, в частности, на подборе репертуара, контроль за их деятельностью. Заслушать доклады Центрального музея, татарского театра; 8) государственный контроль за выходом газет, журналов, различных литературных произведений, выпускаемых местными издательствами, и борьба с идеологическими извращениями и чуждыми элементами в литературе; 9) поручить Крымгосиздату проверить качественный состав авторов и переводчиков, принять меры к недопущению сотрудничества идеологически чуждых буржуазно-националистических элементов; 10) усилить интернациональное воспитание в школах, разработать мероприятия по интернациональной пропаганде в политпросветучреждениях».

Данное постановление наркомпроса стало началом унизительной кампании против учителей учебных заведений и служащих всех уровней, учреждений науки, искусства, литературы, редакций газет и журналов. Следует отметить, что выискивание классово-чуждых элементов коснулось не только учебных заведений региона, серьезной проверке подверглись учреждения науки, искусства, литературы, редакции газет и журналов, о чем свидетельствует содержание данного постановления.

В архивном фонде сосредоточены материалы по учету личного состава и характеристики профессорско-преподавательского состава Крымского пединститута им. М.В.Фрунзе по состоянию на 1 июня 1933 г. Интересным представляется знакомство с содержанием характеристик, составленных по месту работы на преподавателей вуза как социально-чуждых элементов: «Леманов Исмаил Леманович — 1871 года рождения, из крестьян-поселян. Доцент кафедры крымскотатарского языка и литературы, заведует этой же кафедрой. Преподает методику крымскотатарского языка и литературы. Имеет большой педагогический стаж работы — с 1890 г. Беспартийный. Пытается овладеть марксистско-ленинской методологией в области своей специальности, хотя ему не всегда удается. Первые годы революции принимал активное участие в мусульманском националистическом движении, а по советизации Крыма, с 1921 года работает в университете и институте. Оснований для суждений о том, что он окончательно перешел на позиции советской власти и отказался от старого националистического мировоззрения, нет. И поэтому работает Леманов, возможно, исключительно в связи с отсутствием более квалифицированного работника. При первой возможности его заменить — замена необходима».

«Акчокраклы Осман Асанович — 1879 года рождения. Ассистент на кафедре крымскотатарского языка и литературы. Образование получил за границей — в Турции и Египте. Длительный период работал в различных дореволюционных националистических газетах, а с 1917 года начал свою преподавательскую деятельность. В идеологическом отношении не устойчив и ориентируется в зависимости от соотношения классовых сил. В общественной жизни участия не принимает, в педагогической работе овладеть марксистско-ленинской методологией не может и не ведет никакой работы над собой. В пединституте ведет фольклор. Допущение его к педработе обуславливается отсутствием другого работника, могущего вести этот курс».

«Багаутдинов Абдулла Касимович — 1905 года рождения, происходит из рабочих, член ВКП(б) с 1927 года. В Крымпединституте работает с 1932 года в качестве преподавателя истории ВКП(б) и ленинизма. Теоретическую подготовку для работы в ВУЗе имеет. В его педагогической работе, благодаря нечеткости отдельных формулировок, ввиду недостаточного владения русской речью, были случаи отдельных недопониманий, которые вызывали у студентов недостаточное представление в освещении отдельных исторических фактов. В институте ведет большую общественную работу, ударник, дважды премирован».

«Кадыров Нуредин Кадырович — 1899 года рождения, член ВКП(б) с 1920 года. Воспитанник турецкого детского приюта. Окончил аспирантуру. В Крымпединституте работает с 1931 года в качестве преподавателя политэкономии, с 1932 года заведует кафедрой политэкономии. С педагогической работой справляется, но как заведующий кафедрой слаб. Не сумел проявить достаточную организаторскую способность. В его педагогической работе методических ошибок не было замечено».

В июле 1933 г. в пединституте было 16 преподавателей, из них 4 преподавателя были крымскими татарами. Директором института был Шумин, заведующим учебной частью был Зеленский, а секретарем партийной организации был член ВКП(б) Измайлов.

В августе 1933 г., согласно решению бюро ОК ВКП(б), проводился пересмотр личного состава работников ОНО. От райкомов и горкомов партии в наркомпрос поступают характеристики на заведующих ОНО. В это время наркомом просвещения Крымской АССР был Али Асанов. 21 августа 1933 г. Крымский областной комитет партии направляет секретное письмо наркомпросу Асанову Али, где сообщает, что «на ближайшем бюро ОК ВКП(б) стоит доклад «О кадрах системы наркомпроса», в связи с этим просьба предоставить в ОК ВКП(б): 1) какие меры намечает наркомпрос по очистке учительских кадров от социально чуждых и несоответствующих своему назначению учителей, сведения необходимо дать в районном и национальном разрезе; 2) характеристику на работников аппарата наркомпроса и ОНО; 3) степень реализации указаний ОК и решения коллегии намеченного наркомпросом плана по очистке аппарата НКПа и ОНО от чуждого и непригодного элемента; 4) как реализованы указания ОК и решения коллегии в связи с опубликованным в центральном органе «Правда» материалом о Белорусском наркомпросе. Материалы представить не позднее 25 августа 1933 г. в ОК ВКП (б) Александровичу».

В отчетных материалах о состоянии кадров народного образования в Крыму были представлены сведения, и было отмечено, что, несмотря на большую работу, проведенную наркомпросом по изучению кадров, и замену классово-чуждых элементов, все же таблицы показывают о большом проценте по происхождению классово-чуждых элементов, работающих в данное время в школах, и имеется следующая картина: г. Симферополь — 90 чел., г. Феодосия — 44 чел., г. Керчь — 33 чел.

Районы: Карасубазарский — 29 чел., Фрайдорофский — 28 чел., Ялтинский — 26 чел., Евпаторийский — 22 чел., Джанкойский — 20 чел., Ленинский — 20 чел. Из 29 человек, уволенных в Карасубазарском районе, 14 человек были татарами.

По Ишуньскому району снято с работы классово-чуждых 10 человек: 9 кулаков и 1 бывший мулла. По неграмотности — 10 человек, по разным причинам — 8 человек. В Симферопольском районе 2 человека уволено: один — сын кулака, второй — сын бандита. Оба были комсомольцами, скрывали свое происхождение. В Старокрымском районе снято классово-чуждых — 2 человека, за искажение марксистско-ленинской педагогики — 2 человека, за прогул и халатность — 2 человека, непригодные по неграмотности — 8 человек, всего 15 человек.

Фрайдорофский район: снято с работы «классово-чуждых» — 7 человек, по неграмотности — 4 человека, за бесхозяйственность — 5 человек. Судакский район: «классово-чуждых» — 5 человек, все татары: 1) Мусрет Аедин — сын помещика, не вел коммунистического воспитания в школе, связь с кулачеством; 2) Муртаз Урге — торговец, организовывал учителей, чтобы они не явились на районную конференцию, не проводили коммунистическое воспитание. Вел агитацию против кооперации; 3) Абла Велиула — кулак, мулла. В семье все лишены права голоса. Моральное поведение было не педагогическое; 4) Меджитов Амет — сын кулака. Отец выслан. Семья исключена из колхоза. Работу в школе не обеспечил. В общественной работе участия не принимал. Профсоюзный билет при обмене как «классово-чуждому» выдан не был; 5) Нежмедин Нусред — сын помещика. Работу в школе не обеспечил.

В Керчи было снято с работы 9 учителей: «классово-чуждых» — 3 человека, за прогулы — 1 человек, за присвоение хлебных карточек — 1 человек, как не справившиеся с работой — 3 человека.

15 декабря 1933 г. в наркомпрос Асанову были направлены списки из Старокрымского района снятых педагогов: «а) классово чуждых — 3 человека, из них 1 — татарин Карамамутов, осужден за разжигание антагонизма между двумя колхозами; б) за методические извращения (2 чел.), Мустакиди — грек, не готовился к уроку, занятия проводил безо всякого плана, не вел антирелигиозного воспитания; Кирюхина — русская — избила детей, не имела педагогического подхода, занятия проводила аполитично; в) за прогулы и халатность — 2 человека (немка и болгарин); г) за педагогическую неподготовленность (8 человек, из них 5 — татары); д) учителя, вышедшие из духовной семьи (8 чел., из них Халилев, Анифиев, Лятифов, Ильясов, Ваниев — сыновья муллы); е) учителя, вышедшие из буржуазно-кулацких семей и слу-жившие в белой армии (9 человек, из них 1 татарин Аметов — служил в белой армии, у остальных родители раскулаченные: дочь городского головы — дворянка, дочь полковника, дочь крупного садовладельца. В результате в 1933 г. педагогов по Крыму было снято 200 чел., из них 100 чел. как классово-чуждые и 100 чел. как не справившиеся с работой и по неграмотности».

В результате выискивания «классово-чуждых элементов» и увольнения педагогов возникла серьезная проблема обеспечения педкадрами учебных заведений Крыма. В документе «контрольные цифры по педкадрам на 1934-1935 гт.» отмечалось о необходимом количестве педагогов в начальной школе: «1) необходимое потребное число учителей — 2700; 2) фактическое наличие — 2632; 3) требуется учителей: а) на замену отсева за год — 156; б) на расширение сети — 68; 4) покрытие потребности: а) выпуск Крымских педтехникумов — 78; б) краткосрочные курсы — 128; в) прием к приглашению из других областей — 63; г) мобилизация учителей, занятых не по своей отрасли — 15.

В средней школе: 1) необходимое потребное число учителей — 2111; 2) фактическое наличие — 1689; 3) требуется учителей: а) на замену отсева за год — 102, б) на расширения сети — 320, итого — 422; 4) покрытие потребности: а) выпуск пединститута — 52 чел., б) краткосрочные курсы — 60, в) продвижение из 1-го концентра — 60, г) прием и приглашения из др. областей — 69, д) мобилизация учителей, занятых не по своей специальности — 25, е) совмещение специалистов — 16, ж) совмещение учителей — 140. Итого — 422 чел.».

После проведенных чисток преподавателей начальных и средних школ начался поиск социально-чуждых элементов среди педагогов техникумов. 7 декабря 1933 года наркомпрос Крымской АССР получает задание №106 из РСФСР с обращением «Всем директорам техникумов и педтехникумов». Это рассылается в учебные заведения, в котором требуют немедленно выслать в сектор кадров наркомпроса Крымской АССР материалы по нижеследующим вопросам: 1) сколько было уволено в этом 1933 г. преподавателей как «классово-чуждых», в чем оно выражалось, обосновать фактами; 2) сколько было уволено как слабо подготовленных для работы в техникуме; 3) сколько еще имеется «классово-чуждых» элементов среди преподавательского состава; 4) сколько имеется слабо подготовленных преподавателей; 5) сколько требуется преподавателей на 1934-1935 учебный год, с какой специальностью в национальном разряде. Эти сведения необходимо предоставить в кратчайший срок с тем, чтобы к 11 декабря материал был предоставлен. Этот документ, подписанный наркомпросом Крымской АССР Али Асановым и заведующим сектором кадров Андринюком, был отправлен в музыкальный и театральный техникумы, Бахчисарайский, Ялтинский и Феодосийский педагогические техникумы.

11 декабря 1933 года в наркомпрос Крыма был направлен ответ на документ №106 директором Бахчисарайского техникума, следующего содержания: «1) Бахчисарайским педтехникумом 1 июля 1933 г. был уволен преподаватель татарского языка и литературы Байбуртлы Ягъя как «классово-чуждый» элемент, по возрасту 50 лет, учительский стаж 30 лет, был членом национальной партии «Милли Фирка» и секретарем Курултая во время переворотов. Ярый националист, к другим национальностям относился враждебно. В 1932-1933 учебном году во время урока студентам рассказывал, как ему жилось и что во время царизма зарплату посылали почтой, каждый день ели мясные обеды и т.д. Такими кулацкими разговорами отравлял студентов. Комсомольская ячейка и администрация узнали о его социальном положении, но за неимением преподавателя пришлось использовать один год под строгим контролем. 1 июля 1933 года был уволен; 2) преподаватель по физкультуре Яджиев был уволен 1 июля 1933 г; 3) в данное время среди имеющегося преподавательского состава «классово-чуждых» не наблюдается; 4) среди имеющихся преподавателей слабо подготовленных не имеется; 5) на 1934 — 1935 учебный год по плану понадобятся преподаватели: а) один заведующий учебной частью, татарин, член ВКП (б), со стажем, б) один преподаватель по педагогике, татарин, в) преподаватель по истории социально-экономического цикла — 1, г) по физкультуре — 1, желательно татарин — 1, д) по математике — татарин — 1», Такие отчеты поступали в наркомпрос от всех техникумов Крыма, и многие преподаватели подверглись увольнению с указанием причин.

Кампания по выискиванию врагов среди преподавателей и служащих в системе образования является трагической страницей в истории просвещения Крыма, и она достойна более глубокого научного исследования.

(Из научного сборника КИПУ «Вопросы крымскотатарской  филологии, истории и культуры»)

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65