Курс валют USD 0 EUR 0

Джафер Сейдамет – прапорщик, ставший военным министром

Комментариев: 0
Просмотров: 140
(Продолжение. Начало в №17)

Во второй половине февраля 1917 года дивизия, в которой служил новоиспеченный прапорщик Джафер Сейдамет, ожидала в придунайских степях отправления на фронт.

Шел третий год мировой войны. Противоборствующие стороны — Антанта (Англия, Франция, Россия, Италия и ряд других стран) и Центральные державы (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария) истощали силы друг друга в жестокой позиционной войне. На Западном фронте сотни тысяч людей с обеих сторон гибли в боях под крепостью Верден и на реке Сомма. Восточный фронт, протянувшийся на огромных пространствах от Балтийского до Черного морей, вновь принимал позиционный характер после успешного наступления российских войск летом 1916 года в Галиции и на Буковине.

Успех этого наступления, получившего название Брусиловского прорыва (по имени русского генерала, командовавшего операцией), поставил Австро-Венгрию на грань военного разгрома и побудил до того нейтральную Румынию вступить в войну на стороне Антанты. Однако военная мощь Германии была еще достаточно велика, чтобы оказать действенную помощь своим главным союзникам — австрийцам.

Румынская армия к концу 1916 года была разбита. Бухарест и румынские нефтепромыслы оказались под контролем Центральных держав. В этой обстановке России пришлось спешно вводить свои военные силы на территорию Румынии, чтобы не допустить ее полного захвата и выхода германцев к южным рубежам империи в районе Одессы. Тем самым линия фронта, которую приходилось держать царской армии, еще более удлинялась. При этом, помимо военных действий в Восточной Европе, Россия была занята и борьбой с турками в Закавказье.

К началу 1917 года обе стороны уже потеряли убитыми несколько миллионов человек. Происходившее кровопролитие на тот момент не имело аналогов в мировой истории. При массированном применении артиллерии, использовании новых видов оружия — отравляющих газов и танков – армии воюющих государств несли огромные потери. По подсчетам ученых, Первая мировая война унесла около 10 миллионов человеческих жизней.

Неизвестно, как сложилась бы судьба Джафера Сейдамета, попади он в то время на фронт. Могло случиться и так, что сегодня его знали бы лишь как одного из авторов статей в газете «Терджиман». Но много ли сегодня известно об авторах «Терджимана»?

Вспоминая те дни, Джафер Сейдамет впоследствии напишет: «В тревоге за ожидавшую меня участь, я задумал еще до своей смерти успеть написать хотя бы небольшой рассказ. За несколько дней был готов рассказ «Милли дуйгъу» («Национальное чувство»), отправленный мной в «Терджиман». Вскоре пришло письмо от Асана-Сабри, в котором я с удовлетворением прочитал, что рассказ ему очень понравился и он рад за меня».

На фронт в это время должен был направиться и ближайший друг Джафера — Номан Челебиджихан. «В эти же дни получил письмо и от Челеби Джихана с сообщением, что в ближайшие дни его направят в Одессу. А уже через неделю или дней десять от него пришла ошеломившая меня почтовая открытка, уведомлявшая, что через Одессу он направлен на передовую. Всем сердцем я желал только одного: чтобы революция вспыхнула еще до того, как нас отправят на фронт», — вспоминал Дж.Сейдамет.

Начало революции

К началу 1917 года многие воюющие страны все более сталкивались с порожденными войной кризисными явлениями в экономической и социальной жизни. В России крайне неэффективная деятельность царского правительства привела к тому, что к февралю 1917-го практически все политические силы оказались в оппозиции к монархии.

В конце февраля 1917 года обстановка в столице Российской империи — Петрограде вышла из-под контроля властей. Начавшиеся бунты голодных рабочих быстро переросли в масштабные столкновения с полицией и войсками. Личный состав многих воинских частей отказался стрелять в народ и стал переходить на сторону восставших. Император Николай II пытался снять часть войск с фронта и направить их в столицу для подавления начавшейся революции, однако столкнулся с противодействием со стороны высшего генералитета. Лишившись поддержки армии, он был вынужден отречься от престола. Так завершилась эпоха династии Романовых, правившей Россией в течение трех веков.

В своих воспоминаниях Джафер Сейдамет описывает, как 28 февраля (13 марта по новому стилю) дежурил у телеграфного аппарата в штабе. «В штабе сменился караул, офицер, принявший смену ночного караула, назвал мне свое имя. Оказалось, он тоже из Крыма, Бекир Диттан из Дерекоя. Мы стали переговариваться по аппарату на турецком. Я спросил, что ему известно об отправлении нашей дивизии на фронт. Он ответил: «Сейчас не в этом главное, вроде бы, возникло дело еще важнее… Мы еще толком не поняли. Кажется, в столице началась революция»… Вот он, тот день, который я столько лет ждал с нетерпением. Я глубоко вздохнул. От волнения стало душно».

В тот день события в Петрограде завершились победой революции. А спустя несколько суток, воинская часть, в которой служил Джафер Сейдамет, уже присягала на верность Временному правительству.

После Февральской революции российская армия начала быстро разлагаться. Ни в одной стране мира революционные внутренние преобразования не могут проходить гладко в условиях необходимости ведения тяжелой внешней войны. Но взявшие власть в империи право-либеральные силы во главе с бывшими депутатами Государственной думы (распущенной последним царем накануне своего падения) свято верили, что им удастся и удержать власть и довести войну до победного конца. Россия тогда имела большие долги перед своими союзниками по Антанте и сильно зависела от западноевропейского капитала. Потому правящие круги в Петрограде не могли найти в себе решимости пойти на сепаратный мир с Германией. Хотя это был единственный выход для стабилизации экономической и политической обстановки в стране.

Политические силы тогдашней России на короткое время объединились против Николая II, но дальнейшую судьбу страны видели совершенно по-разному. Левые партии видели в происходящем шанс для прихода к власти и осуществления радикальных социальных преобразований. В противовес Временному правительству ими был организован Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, издавший свой знаменитый Приказ №1. В нем солдатам предписывалось немедленно создавать в воинских частях свои выборные комитеты, а воинские части в своих «политических выступлениях» должны были подчиняться Совету. Именно выборным солдатским органам, а не офицерам принадлежал теперь контроль над оружием.

Издание этого приказа подрывало дисциплину в войсках. А ведь любая армия, тем более воюющая, не может эффективно действовать при отсутствии единоначалия. Но логика внутриполитической борьбы брала вверх. Левые опасались, что Временное правительство, опираясь на консервативное офицерство, возьмет армию под свой контроль и не допустит радикализации революции. Офицерство же, особенно высшее, на протяжении многих лет было одной из опор царского самодержавия, и левые имели основания ему не доверять.

На этом фоне нарастала усталость народа от войны и вызванных ею бед. Народные массы не понимали смысла огромных жертв на фронте. И хотя патриотические настроения были сильны в России, идея о мире без «аннексий и контрибуций» становилась, чем далее, тем популярней. Все это, наряду с промедлением с осуществлением коренных преобразований, откладываемым Временным правительством созывом Учредительного собрания, в конечном итоге привело к трагическим событиям осени 1917 года и началу Гражданской войны.

Но тогда, в марте 1917 года, еще мало кто мог предполагать, насколько серьезные испытания несет новая эпоха. После отречения императора власть в провинции бескровно переходила от царских чиновников к представителям Временного правительства. Население приветствовало революцию на многочисленных митингах, а общественная жизнь переживала чрезвычайный подъем. Взяв двухнедельный отпуск, Джафер Сейдамет направился в Одессу, чтобы разыскать Номана Челебиджихана и Амета Озенбашлы. Там ему и предстояло узнать о том, что 25 марта (7 апреля по новому стилю) на съезде, собравшем более 2000 представителей крымских татар со всего Крыма, Челебиджихан был избран новым крымским муфтием, а он сам — председателем вакуфной комиссии.

Так завершилась недолгая служба Сейдамета в рядах старой русской армии, но судьба вскоре сведет его с военными вновь. Ну а пока 27-летний молодой человек оказался во главе комиссии, распоряжавшейся всем имуществом Таврического мусульманского духовного правления. Еще вчера он выбирал между карьерами коммерсанта, юриста и журналиста, а теперь в мгновение ока стал правой рукой крымского муфтия и одним из ведущих политиков, определявших в то бурное время судьбу края. Но как эта метаморфоза могла произойти так быстро? На то имелись свои веские причины.

(Продолжение следует)

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65