Курс валют USD 0 EUR 0

Этапы жизни Исмаила Муфтий-заде

Комментариев: 0
Просмотров: 309

Л. Королева на презентации своей книги

 

В прошлом году увидела свет Монография кандидата исторических наук Ларисы Королевой «Общественно-политическая и просветительская деятельность Исмаила Муфтий-заде (1841 – 1917)». На ее презентации в читальном зале Крымского инженерно-педагогического университета профессора А. Непомнящий, В. Поляков, доценты Д. Прохоров, Д. Абибуллаева отметили актуальность поднятой в монографии темы и популяризации истории становления и развития просветительского и общественного движения в Крыму второй половины XIX – начала XX вв. посредством биографического исследования известного политика, историка и гуманиста. К сожалению, тираж издания ограничен всего 300 экземплярами, и мы предлагаем нашим читателям ознакомиться с некоторыми главами из новой книги.

 

Лариса Королева, кандидат исторических наук, доцент КИПУ

Родословная Муфтий-заде

Исследование родословных выдающихся деятелей имеет не только исключительно кабинетное значение. Оно позволяет изучить эпоху, в которой жили те или иные представители рода. В свою очередь, сам род выступает своеобразной средой, в которой на основе сложившихся семейных устоев, бытовых условий и моральных принципов воспитывались младшие его члены. В данном случае есть смысл обратиться к очень интересным личностям в крымскотатарской культуре и общественной жизни второй половины XIX — начала XX вв., представляющим род Муфтий-заде. Он стал своеобразным символом беззаветной преданности Родине и служения крымскотатарскому народу, реальным воплощением офицерской чести и политических принципов.

Очевидно, род Муфтий-заде был достаточно влиятельным и известным среди крымскотатарского народа накануне присоединения Крымского ханства к Российской империи. Об этом свидетельствует тот факт, что его основателем был муфтий Мусаллаф эфенди, по сути являвшийся мусульманским духовным лидером. И. Александров отмечал, что «все мусульманское духовенство, состоявшее к концу владычества в Крыму хана Шагин-Гирея при духовных учреждениях, в силу манифеста 8 апреля 1783 года, осталось на своих местах и после присоединения Крыма к России». После ликвидации ослабевшего Крымского ханства мусульмане региона оказались без реального политического лидера, а назначить, как прежде, нового из Стамбула оказалось невозможным. В то тяжелое время во главе крымского мусульманского духовенства стояли муфтий Мусаллаф эфенди и кади-аскер Сеит Мегмет эфенди.

 

Традиционно муфтии были очень влиятельными представителями мусульманского духовенства. Они были знатоками шариата и давали разъяснения его основных положений, принимали решения по спорным вопросам в форме особого заключения — «фатвы», основываясь на принципах шариата, фикха и прецедентах. По сути, эта должность была высшей в мусульманской общине Крымского ханства и продолжала таковой оставаться весь имперский период истории региона. Это была довольно влиятельная и высокооплачиваемая государственная должность в Крыму. При последнем хане оклад Мусаллафа эфенди был равен 200 р. в месяц, или 2400 р. в год, о чем сообщали высокопоставленные должностные лица администрации Шагин-Гирея.

В тяжелых условиях утраты государственности Мусаллаф эфенди реально возглавил крымскотатарский народ и стремился к его сохранению и развитию. Очевидно, не без его участия судьба крымских татар оказалась не такой катастрофичной. По сути, он пошел на сотрудничество с российской администрацией края. Это давало возможность муфтию Мусаллафу эфенди влиять на политику администрации Таврической области в отношении, по крайней мере, крымских татар, защищать их интересы. С другой стороны, необходимо отметить, что именно с этого времени носитель этой должности стал на долгие десятилетия представителем крымскотатарского народа перед власть предержащими.

Именным указом муфтий Мусаллаф эфенди был переутвержден в своей должности уже 24 апреля 1784 г. Ему устанавливалось жалованье, которое назначалось из местных доходов.

Известно, что 17 ноября 1784 г. в бахчисарайском собрании знатных беев и мурз Крыма именно муфтий Мусаллаф эфенди поставил свою подпись под адресом, приветствовавшим прибытие императрицы Екатерины II на полуостров. От имени всех крымских татар социальная элита народа в данном документе стала выразителем «радостных чувств» в связи с предстоящим визитом монархини и ее блестящего сопровождения. О признанном авторитете и огромном влиянии духовного лидера крымскотатарского народа после ликвидации ханского управления свидетельствует тот факт, что автограф муфтия Мусаллафа эфенди в этом адресе стоял первым.

11 июня 1784 г. было объявлено о назначении правителем области действительного статского советника Василия Васильевича Каховского, а генерал-губернатором — Григория Александровича Потемкина. Таврический муфтий и кади-аскер были вновь подтверждены в своих правах, а все городские каймаканы, кадии утверждены в своих должностях. Думается, что это было не только актом доброй воли российской администрации, но и результатом влияния муфтия Мусаллафа эфенди. Очевидно, именно ему и его единомышленникам, которые не покинули крымскотатарский народ во времена ликвидации национального государства, удалось сохранить религиозную вертикаль и инфраструктуру для полноценной духовной жизни мусульманской общины региона на многие десятки лет.

В 1791 г. Таврический муфтий Мусаллаф эфенди умер. Очевидно, ему удалось сделать очень многое, его деятельность стала основой для сохранения духовной жизни мусульман Крыма. Он сумел сохранить авторитет должности муфтия и заложил основы, которые позволили его преемникам стать реальными защитниками и представителями народа, а позже — лидерами своего народа.

Достоверно известно, что потомком Мусаллафа эфенди был Батыр-Челеби Муфтий-заде (Муфтизаде), родившийся 17 июня 1817 г. По исполнении восемнадцати лет он начал свою блестящую военную карьеру. Известно, что 18 августа 1835 г. Б.-Ч. Муфтий-заде в унтер-офицерском чине был зачислен в лейб-гвардии крымскотатарский эскадрон, который находился в составе лейб-гвардии сводно-казачьего полка. Это элитное воинское подразделение было создано заботами героя Отечественной войны 1812 г. генерала Кая-бея Балатукова. Его укомплектовали в 1826 г. лучшими ветеранами четырех Крымских коннотатарских полков, принимавших активное участие в военных кампаниях против наполеоновской Франции. В нем проходили офицерскую службу представители знатных татарских родов Крыма, среди которых можно назвать представителей влиятельных крымскотатарских фамилий Абдураманчиковых, Аргинских, Биярслановых, Балатуковых, Дедакских, Ногаевых, Кучукбеевых, Хункаловых и, конечно же, Муфтий-заде.

Интересно, что для них была разработана оригинальная военная форма с этническими элементами. Личный состав подразделения был одет в повседневные синие суконные куртки и шаровары. Во время парадов эскадрон щеголял в красных куртках с 4 газырями на груди, обшитыми кругом гвардейским басоном (у офицеров — галуном). Заметными были и головные уборы. Они изготавливались по «старо-мурзацкому» образцу и тоже обшивались вдоль и поперек гвардейским басоном (у офицеров — галуном). На вооружении у лейб-гвардии крымскотатарского эскадрона находились пики, сабли и пистолеты.

Об успешной службе Б.-Ч. Муфтий-заде свидетельствует его блестящая карьера: 6 декабря 1841 г. он получил первый обер-офицерский чин корнета, а ровно через десять лет был произведен в полковники и возглавил лейб-гвардии крымскотатарский эскадрон. Командование таким подразделением было делом не только почетным, но и очень ответственным. Гвардейцы были всегда на виду и их служба в столице — очень напряженной. Многочисленные парады, смотры и эскортирование было делом привычным, но довольно хлопотным. Тем не менее, полковнику Б.-Ч. Муфтий-заде удавалось четко и слаженно руководить вверенным его заботам подразделением, о чем свидетельствуют многочисленные «монаршие благоволения».

Начало Восточной (Крымской) войны лейб-гвардейцы встретили в Санкт-Петербурге. Под командованием полковника Б.-Ч. Муфтий-заде их перевели в Кронштадт. Там лейб-гвардии крымскотатарскому эскадрону было поручено патрулировать побережье Балтийского моря от возможных попыток англичан высадить десант. Находившаяся в отпуске льготная часть эскадрона в военное время оказалась под командованием ротмистра Омера Балатукова. Она принимала участие в героической обороне Севастополя, в бою у Черной речки и других важных военных операциях.

Свою службу полковник Б.-Ч. Муфтий-заде выполнял добросовестно и ответственно. Об этом свидетельствует факт награждения бронзовой медалью на Андреевской ленте, а после окончания военных действий ему 26 августа 1856 г. вручили орден Св. Станислава второй степени (установленного для мусульман образца).

В мирное время лейб-гвардии крымскотатарский эскадрон продолжал свою службу в прежнем напряженном режиме, который определяли столичная жизнь и близость к императорскому двору. Полковнику Б.-Ч. Муфтий-заде удавалось блестяще выполнять свои обязанности, и 30 августа 1858 г. он был награжден орденом Св. Станислава второй степени «с императорской короной». Вскоре, 7 ноября 1858 г., полковник Б.-Ч. Муфтий-заде был направлен в родной Крым. Там ему поручили командование находящейся в отпуске льготной частью эскадрона. В то время в разоренной войной Таврической губернии было трудно в материальном плане даже гвардейскому полковнику, получавшему годовое жалованье в размере 411 р. и не имевшему иных источников дохода. Такое положение вынудило полковника Б.-Ч. Муфтий-заде в конце февраля 1861 г. обратиться к управляющему Военным министерством генерал-лейтенанту князю Виктору Илларионовичу Васильчикову (1820 — 1875) «во внимание» беспорочной четвертьвековой гвардейской службы с просьбой «исходатайствовать разрешения начальства» назначить «приличное по званию его содержание». Через несколько лет — 25 июня 1864 г. — его перевели в 14-й гусарский Митавский полк, а через месяц — зачислили в «списочное состояние» полка. Безупречная и напряженная служба в гвардии без отпусков заметно подорвала здоровье полковника Б.-Ч. Муфтий-заде. Это привело к тому, что 4 февраля 1865 г. он был отправлен в отставку по болезни. Однако его заслуги были высоко оценены командованием. Б.-Ч. Муфтий-заде присвоили очередное, уже генеральское, звание с правом ношения мундира, а также назначили довольно солидную пенсию в сумме более 343 р., что составляло две трети его оклада.

Незадолго до смерти, весной 1884 г., генерал-майор Б.-Ч. Муфтий-заде возбудил дело о внесении его семьи в родословную книгу дворянства Таврической губернии. Основанием для этого стали документы о безупречной службе и указ об отставке, выданный ему командующим 14-м гусарским Митавским полком. К сожалению, генерал-майору Б.-Ч. Муфтий-заде не удалось узнать результатов решения Таврического губернского дворянского депутатского собрания от 14 февраля 1886 г., потому что накануне он умер.

Во время нахождения на льготе Исмаил Муфтий-заде женится на внучке знаменитого героя Отечественной войны 1812 г., георгиевского кавалера генерал-майора князя Кая-бея Балатукова. Дочь Мемет бея и Зейнеп-Султан, Сайде, родилась в 1859 году. Она была знакома с военным прошлым своей семьи и стала верной супругой гвардейского офицера. Этот удачный брак принес в семью и довольно крупное состояние. (Известно, что И. Муфтий-заде и его родители не были владельцами ни родового, ни благоприобретенного имения). Теперь семья Муфтий-заде стала владеть землями в Евпаторийском уезде при д. Токсаба.  К 1893 г. И.Муфтий-заде владел землями в Евпаторийском уезде в количестве 831 десятины, а его жена имела в собственности в том же уезде 2298 десятин земли.

Проследим за судьбами семьи И. Муфтий-заде. Тем более что в них отразились трагические события истории крымскотатарского народа в XX веке.

По семейным преданиям, Сайде ханум (ханым) «была женщиной энергичной и волевой, к тому же справедливой и доброй». Ее заботами были построены школа, больница, устраивались благотворительные мероприятия. Кроме того, она являлась действительным членом «Общества для пособия бедным мусульманам Крыма в Симферополе». При взятии Крыма большевиками дом И. Муфтий-заде был отнят. Конфискации подлежали и личные вещи семьи, в том числе и обширная библиотека. Часть семейного книжного фонда уже в 1921 г. была передана в татбюро при областном комитете большевиков. Позже представители местной общественности обратятся с просьбой передать часть книг из библиотеки И.Муфтий-заде в управление по религиозным делам мусульман. В конечном итоге власти решили, что «ввиду наличия исторически ценных книг на арабском и татарском языках, считать недопустимым передачу ее в Управление по религиозным делам мусульман». В 1923 г. была создана комиссия для изъятия литературы. Очевидно, часть книг попала в Народный комиссариат просвещения. Тогда же последнему было предложено книги научного и исторического характера передать в музей, а остальные сдать в архив. Сайде ханум была вынуждена скрываться и часто менять место жительства. Она не хотела покидать родной Крым, надеясь, что «неспокойные времена пройдут, и все вернется на круги своя». Не вынеся обрушившихся лишений и преследований, Сайде-ханум скончалась в начале 20-х гг. XX в.

На сегодняшний день дом И. Муфтий-заде по ул. Кладбищенской (ныне ул. Крылова) и кладбище, на котором были похоронены Исмаил и Сайде, разрушены за годы советской власти.

Семья Сайде и Исмаила Муфтий-заде была дружной. В этом браке у них родились семеро детей: сыновья Селим, Мемет и Якуб, дочери Зейнеп, Лейла, Хатидже и Мерьем.

Трагедией для семьи Муфтий-заде стала безвременная кончина Мемет-бея. Он родился 9 июля 1888 г. и был зарегистрирован в симферопольском приходе Кады Маале. Юношей он получил звание корнета Крымского конного полка, и перед ним раскрывались широкие перспективы военной службы. Родители передали ему в Евпаторийском уезде в собственность 250 десятин земли при деревнях Биюк-Такса и Кучук-Такса. Однако 16 июня 1913 г. он умер от тифа. И. Муфтий-заде был в отчаянии: «на голову этого сильного, бодрого не по летам старика свалилось внезапное горе, — вспоминали современники. «Старик не перенес этого горя, и с этого дня свет жизни погас для него. Физически он был здоров. Но на земле бродила уже только тень былого полковника Исмаила Мурзы Муфтий-заде».

11 декабря 1914 г. безутешные родители получили обратно недвижимость покойного по шариатскому решению, вынесенному исполняющим должность муфтия аджи Мустафой эфенди. Выданное им удостоверение гласило: «Дано сие из Таврического магометанского Духовного правления жене полковника Сайде ханым Муфтий-заде вследствие ее просьбы в том, что если после смерти бездетного мусульманина останутся: отец, мать, родной брат и четверо родных сестер, то из имущества покойного согласно магометанскому шариату мать унаследует одну шестую часть, а все остальное наследственное имущество достанется отцу наследователя; брат и сестры покойного права на наследство не имеют».

Старший сын Селим женился на девушке из родовитой семьи. Его супругой стала Хатидже Кипчакская. Впоследствии именно Селим продолжил военные семейные традиции. Накануне I Мировой войны он уже проходил службу в корнетском звании в Крымском конном ее императорского величества Александры Федоровны полку. Знаменательно, что он продолжил исследовательскую и просветительскую работу отца, написав «Памятку крымца конного ее величества государыни императрицы Александры Федоровны полка 1784 — 1914», изданную в Симферополе в 1914 г. Кроме того, Селим был активным деятелем «Общества для пособия бедным мусульманам Крыма в Симферополе». Он до конца защищал Крым от большевиков и был вынужден эмигрировать. Позже Селим Муфтий-заде оказался во Франции. Долгие скитания на чужбине вынудили блестящего офицера устроиться на работу таксистом. Впоследствии, оторванный от родины, он, по семейным преданиям, женился на француженке и навсегда остался во Франции. Судьба сына Якуба остается неизвестной.

 

(Продолжение следует)

 

 

 

 

Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65