Курс валют USD 0 EUR 0

Исмаил Керимов: предстоит выполнить сложную работу по восстановлению научного потенциала крымскотатарской филологии, истории и культуры

Комментариев: 0
Просмотров: 68

(Окончание. Начало в №23-26)

 

— Встречались ли вам в старых газетах интересные факты из жизни и быта крымских татар того времени?

— Да, такие эпизоды встречались, и не раз. Я их внимательно читал, а некоторые даже конспектировал. В них зачастую видна общая картина жизни местного населения, их чаяния, радости и печали. И еще в таких зарисовках интересно проявляется менталитет и характер людей. Например, что мы можем представить о характере какой-либо местной молодой особы, которая жила в Бахчисарае более ста лет назад? Приведу такой пример. В одном из номеров «Терджимана» за октябрь 1915 года опубликовано открытое письмо Никяр бинт Исмаил, которая, судя по всему, недавно вышла замуж за бахчисарайского мэра  (городского голову) Сулейман бека Крымтаева. Она пишет открытое письмо в газету и просит выделить место для его публикации в уважаемом ею издании. Нам неизвестно, согласовала ли она свое публичное выступление о глубоко личном деле с мужем или нет. Но самостоятельность, уверенность в себе, образованность и достоинство, проявленные в ее послании, вызывают уважение к ее личности. Чтобы не равняться со своими обидчиками, она выбрала высокий стиль письма и изложения своего состояния и мыслей. Сегодня вряд ли кто-либо из крымских татар сможет так излагать: «…меним Сулейман бек Къырымтаев иле издиваджим Къырымын базы ерлеринде су-и-тефсире огъраяракъ, бир чокъ мунасебетсиз кил-ю-кала муджип олдугъы ишидильмиштир…». То есть, Никяр бинт Исмаил, обиженная различными пасквилями в свой адрес, что она вышла замуж за Сулейман бека не по любви, а из-за его богатства, возмущена этим и требует прекратить мелких завистников и завистниц посылать ей и ее подругам инкогнито злобные и несправедливые письма. Что она жалеет тех людей, называющих себя интеллигентами, но в своих письмах проявляющих невоспитанность и некультурность… «Сулейман бек иле издиваджим хич бир кимсенинъ тесир ве тазйыгъыле олмаюп, анджакъ кенди арзум, кенди виджданым севкъыле олмуштыр. Бунынъ ичюн ялынъыз менимле тахт-ы-никяхта булундыгъым зевджем Сулейман беке аит олан хусусий ве шахсий бир меселейи хич бир кимсенинъ мудахале итмее хакъ ве саляхиети олмадыгъыны да янълышлыкъле кендилерине «зиялы» севиеси вирмек истеенлере арз ве беян идерим»…

В филологическом смысле просто блестящая записка… Этот бытовой эпизод можно сравнить с другим, произошедшим также в Бахчисарае, но на 300 (триста!) лет раньше. Эпизод взят из вышеупомянутых «Казиаскерских книг». В 1610 году жительница Бахчисарая, также молодая особа, Джанхабиб бинт Абдуллах подала в суд иск на развод со своим мужем Джафером бин Хаджи Халилем, отказавшись при этом от всего причитаемого ей имущества и долгов со стороны мужа, единственно лишь с целью быстрее закончить бракоразводный процесс. На суде она произнесла следующее (ее прямая речь в точности записана кятибом (писарем) шариатского суда): «…zevciм Cafer bin Hac Halili ihzar idub mezbûr Cafer ile hüsni-muaşiretimiz (yaqınlığıΜıΖ) olmayub halâ mehr-i müeccelimüz elli flüri ve mehr-i müaccelim yüz qoyun ve beş sığır ve bir câriye ve yigirmi sekiz hasneden fariğ olub tesmiye olunan müeccelden maqbuzım olan yigirmi flüriyi yine kendüyi teslim idub baqisinden ve mehr-i müeccelden ve nafaqa-yı iddeden ve bi’l-cümle zevciyete mütealliq da’va ve niza’dan fariğ olmaq üzre hal’-i muradım…»

В документе отмечается, что на данном судебном заседании присутствовали нижеследующие свидетели. Şühüdü’l-hal (присутствующие свидетели): eş-Şeyh Ahmed bin Haşim min sükkan-i Beşterek el-müderris, Hayder bin Hızır, Şaaban bin Yusuf, Memiş bin Mustafa, Allahqulı ibn-i Mahmud Esen, Qasım Dede ibn-i Abdullah, Perviz ibn-i Abdullah ve ğayr-ı hum min’el-hazırun.

Как видно, в  то время женщина сама могла инициировать развод, не дожидаясь решения мужа. Ведь относительная свобода и материальная независимость женщины того времени в крымском обществе гарантировались брачным контрактом, по которому жених перед вступлением в брак заявлял сумму так называемого мехр-и-мюэджеля (финансовая компенсация жене) в случае смерти мужа или его развода…

Интересно было бы привести пример какой-либо речи Инджибек-Хатун, основательницы Солхатского (Старокрымского) университета в 1332 году. Мы бы имели представление об эволюции женского характера крымской татарки приблизительно за 600 лет. Хотя в крымскотатарских словарях 1292 и 1312 годов, если внимательно просмотреть, можно обнаружить крылатые выражения относительно  характера местных дам.

Хочу привести еще одну бытовую зарисовку, но уже из совершенно другой эпохи — эпохи, когда при масштабном эксперименте рухнула вся экономическая система Крыма, складывавшаяся и формировавшаяся целыми тысячелетиями, плюс военные события, истощившие все и вся…

1922 год… Бахчисарай… Холодный дождливый осенний вечер. Продавец янтыков обращается к редким прохожим: «Майлайыкъ, сыджакъ сою, агъам!»…

Нет покупателей. Кругом голод и безденежье… В холодной развалюхе несколько корреспондентов и наборщиков газеты «Яш къуввет» сидят в ожидании своего коллеги. Голодные, дрожащие от холода… Нечем затопить печь. Молодые люди в унынии… Наконец появился коллега с поленом из высохшего дерева в руках. Сидящие обрадовались, зашевелились, пытаясь отыскать в карманах махорку и закурить… Обещали зарплату, но каждый раз оставляют на потом. Пришедший с поленом в руках сотрудник газеты говорит, что про зарплату не знает, но газета к завтрашнему дню должна быть готова! Ведь завтра партийная конференция!…

Эта печальная зарисовка из жизни Бахчисарая осени 1922 года подтверждается более страшной картиной официальных документов: в 1921 — 1922 годах в Крыму от голода умерли 100000 человек. Из них 75000 — крымские татары.

В то время (в 1922 году) и до сегодняшнего дня ни один крымский мужчина не может гарантировать женщине «мехр-и-мюэджель» (материальную гарантию на жизнь)…

 

— Как раз 101 год назад прекратилось издание газеты «Терджиман». Расскажите,  при каких обстоятельствах это произошло?

— С середины 1917 года, когда А.-С.Айвазов стал в Симферополе главным редактором газеты «Миллет», «Терджиман» редактировал его владелец — сын Исмаила Гаспринского Рефат-бей Гаспринский. Военные события стали обвально сокращать географию распространения частной газеты. Значительно уменьшилось и число местных подписчиков. И в конце концов выход газеты прекратился.  В 1918 году вышло 13 номеров «Терджимана». В последних семи номерах главным редактором указывается Иззет Нури, а издателем — «Гаспринский варислери» («Наследники Гаспринского»).  Последний номер газеты «Терджиман» увидел свет 10 февраля (по старому стилю, а по новому — 23 февраля) 1918 года. В нем есть обращение редакции к читателям с изложением того, что ранее, когда были тысячи подписчиков, издатели заранее в начале года закупали бумагу, краски и другие необходимые для печати материалы, и газета могла выходить в течение года. Теперь же, из-за крайне малого числа подписчиков и тяжелого материального положения, газета не может выходить дальше, ибо нет не только окупаемости расходов, но и снежным комом нарастают долги газеты. Рефат Гаспринский даже пытался вступить в компанию с другими издателями. Но и здесь ничего не получилось. Поэтому издание газеты прекратилось…

А до этого некоторые исследователи крымскотатарской национальной печати писали, что «Терджиман» закрыли большевики. Как выясняется, это неверно.

Сейчас изданные мной в 1990-е годы книги «Медений эснас» (1920 — 1938) и «Гаспринскийнинъ джанлы тарихи» (1883 — 1914) остро нуждаются в переиздании, поскольку их необходимо расширить и дополнить новой информацией. Тогда у читателей, учителей, студентов и ученых в руках был бы весомый объем общедоступных материалов по истории крымскотатарского языка, литературы, культуры, истории и общественной жизни крымских татар за период с 1883 по 1941 годы.

 

— Почти 60 лет истории народа, причем насыщенной очень важными и интересными событиями.

— Да. Но в изданных трудах лишь некоторые конспекты номеров газеты «Енъи дюнья», выходивших до 1938 года. Уже проживая в Крыму, я дважды ездил в Санкт-Петербург, где конспектировал номера «Енъи дюнья» за 1939 — 1941 гг. В этих конспектах, кстати, еще не увидевших свет, также множество интереснейших материалов. А если добавить конспекты из журнала «Эмель» (1930 – 1940 гг.) – всего 154 номера  (практически все арабографичные), то можем сказать, что имеем колоссальный объем неизвестной или малоизвестной информации.

Например, кто сегодня компетентно может рассказать о девушках-крымских татарках, обучавшихся в Качинском авиационном училище? О наших депутатах Верховного Совета СССР от Крымской АССР в Москве? О ректорах Крымского университета и пединститута — крымских татарах? Подробности о научно-исследовательском институте крымскотатарского языка, литературы и истории имени А.Пушкина, о людях, проявивших себя в научной деятельности, защищавших диссертации и т.д.? Сегодня вряд ли кто из нас сможет заполучить хотя бы копию диссертации, защищенной в довоенное время. Лично делал не одну попытку ознакомиться с довоенными диссертациями, но ничего не получилось. В 1930-х годах защитили кандидатские диссертации по крымскотатарской филологии У.Куркчи, А. Ислямов, Р. Муллина, Э. Куртмоллаев, К. Решидов, А. Фетислямов… Все эти диссертации канули в Лету? Дочь Керима Решидова (Джаманакълы) – Нурия-ханум (тоже, кстати, кандидат филологических наук) долгое время пыталась найти научную работу отца, защищенную в Казани в 1937 году, но безуспешно. Конечно, до выселения в семьях хранились и черновики и вторые, третьи экземпляры многих рукописей и машинописей, но все это начисто исчезло после выселения.

Поэтому обычные газетные сообщения о защите диссертации, издании книги,  сыгранном спектакле, проведенной лекции, спортивных соревнованиях по татарской борьбе, например, Куреш, и победителях, о бенефисах артистов и известных исполнителей, музыкантов – сегодня все это на вес золота!!!

Первая летчица-пилот в Крыму – крымская татарка Аметова. Об этом сообщает журнал «Эмель» за 1937 год. Сама Крымская АССР была одной из первых Автономных Республик, получивших Орден Ленина, 3 января 1934 года. (Постановление Президиума ЦИК СССР). [Сообщение в «Енъи дюнья». — 1934. — 5-го января»]. В этом же номере газеты помещена фотография (сделанная в Кремле) делегации колхозников-ударников Крымской АССР, в центре с М. Калининым, который двумя годами раньше, будучи председателем ЦИК СССР, с гордостью заявил: «У нас в Крыму только 26% татар. Однако у нас существует Крымская Республика, которая является Татарской Республикой!». (Цитата из брошюры М. Калинина  «Евреи в СССР». Москва: ЦС ОЗЕТ. — 1932. — С. 5).

Депутаты Верховного Совета СССР от Крымской АССР: Р.С.Арнаутов, З.Меналиева, Я.Сеитов, А.Исмаилов — их фотографии и краткие биографии опубликованы в газете «Къызыл Къырым» (1939. — 12 января). Сотни и тысячи подобных интересных сообщений…

Не перестаю удивляться тому, что вроде стопроцентно известные вещи вдруг оказываются не стопроцентными. Неожиданно появляются другие сведения, которые заставляют переоценивать прежние знания, уточнять, вносить новые коррективы и т.д.

Долгое время новое поколение наших филологов (и не только новое) в 1970 — 1980-е годы были уверены, что в довоенный советский период в Крыму прошли три языковые конференции, на которых выступило большое число специалистов, был принят ряд важных решений, которые стали основой дальнейших филологических  изысканий. Эти три конференции так и нумеровались: Первая языковая (орфографическая) конференция (1927 год), Вторая языковая конференция (1929 год) и Третья языковая конференция (1934 год).

И вдруг через газету «Енъи дюнья» выясняется, что по-настоящему в советское время Первая большая конференция по крымскотатарскому языку прошла в октябре 1924 года. К ней тщательно готовились. Задолго до начала конференции в газетах публиковались предварительные сообщения специалистов-филологов, писателей, учителей родного языка и других о различных аспектах крымскотатарского языка. Сама конференция проходила в Симферополе в течение 5 (пяти!) дней. Присутствовали многочисленные участники со всех уголков Крыма. Одним из самых важных решений конференции было решение «О крымскотатарском литературном языке и формах его развития»…

Не зная ничего об этой конференции, мы бы не знали и мнения по поводу важных языковых явлений известных писателей, журналистов, учителей, опубликованных, думаю, небольшими отрывками только на страницах газеты «Енъи дюнья», ибо «Яш къуввет» об этом ничего не сообщала, и никаких книг и брошюр с материалами данной конференции не было выпущено!!!

Этнографические и хроникальные записки известного крымскотатарского ученого и писателя Османа Акчокраклы были опубликованы в газете в виде отдельных глав. Всего 33 (тридцать три!) главы. Сегодня об этом никому неизвестно. Хотя в последнее время изданы два тома Собрания сочинений автора.

Если бы не газетная публикация, бесследно исчезла бы и уникальная поэма Сеида Халиля «Дестан-и-Къырым», написанная в 1841 году. В поэме четверостишиями описаны все крымские города, даны оригинальные  характеристики населения, проживающего в них:

«Кезлеве» дедиклери искеле башы

Гемилер янашыр шехэре къаршы

Къавун гиби дёкерлер малы-къумашы

Гъаниметин мемлекети анда сейир иттим.

«Ор» дедиклери – Къырымгъа намдыр

Ичинде дуранлар къармагъы орандыр

Ики джамиси вар бир атсыз джандыр

Чёльде байрам намазын анда сейир иттим

«Багъчасарай» — дедиклери ханларын тахты

Ичинде дуранлар кибардыр халкъы

Малы оланлар идер хайраты

Ислям умметин анда сейир иттим.

«Кефе» дедиклери денъизе ялы

Ичинде дуранлар хэп эдна къулы

Кимсе де бильдирмез девлете халы

Минареде чанъы анда сейир иттим…

Кто из крымскотатарских литераторов слышал об Исляме Аппазове – авторе пьесы «Мусульманское бюро», сыгранной в 1926 году Крымскотатарским государственным драматическим театром?

О выступлении известного артиста Усеина Баккала в июле 1927 года в городах Германии — Берлине и Франкфурте?

О грандиозном успехе крымскотатарских артистов Джелиле-ханум (из Ялты), Суюк-ханум, Аббаса Уста, Амета Меннанова и Ибраима Ислямова на Лондонском фестивале танцев в 1935 году?

Из интересных научных мероприятий мною зафиксированы некоторые публичные лекции наших известных ученых и писателей. Только за 1927 год их состоялись десятки. Приведу некоторые примеры.

Публичная лекция известного поэта Амди Гирайбая «История крымскотатарской литературы», прочитанная им 5-го марта 1927 года в Симферополе, в клубе рабфака…

Публичная лекция Усеина Боданинского «Крымскотатарское искусство», состоявшаяся 27 марта 1927 года в «Татарском клубе» Симферополя. Лекция прошла с демонстрацией электроспособом многочисленных интересных слайдов.

Серия лекций А.-С. Айвазова по крымскотатарскому языку,  май 1927 года.

Публичная лекция А.Одабаша по крымскотатарскому языку, 19 июля 1927 года. Лекция прошла в Симферопольской образцовой школе №9.

Публичная лекция профессора Б.Чобан-заде по новейшей крымскотатарской литературе, состоявшаяся 7 сентября 1927 года в «Татарском клубе» Симферополя. Зал был переполнен. Слушатели сидели даже на подоконниках…

То есть мы ясно видим, что в арабографичных газетах довоенного Крыма имеется наиогромнейший объем различной информации, недоступной или весьма малодоступной для современников, но чрезвычайно важной для развития нашего языка, литературы, истории и культуры. Поэтому было бы неплохо, если Рескомнац во главе с уважаемым Ленуром Абдурамановым, выделившим средства в качестве грантов для общественных организаций, учел то обстоятельство, что арабографичная периодика довоенного Крыма при определенных финансовых условиях могла бы быть транслитерирована на кириллицу и опубликована в книжных томах для простого  и удобного доступа практически всех современников, как это сделано в Азербайджане…

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65