Курс валют USD 0 EUR 0

История крымских городов и сел устами уроженцев

Комментариев: 0
Просмотров: 325

Эльдар Сеитбекиров, главный редактор газеты «Голос Крыма new»:

— Газета «Голос Крыма new» и общественная организация «Крым-Юрт» сегодня проводят очередной круглый стол. Тема — история крымских городов и сел устами уроженцев.

Почему взяли на рассмотрение данную тему, в чем ее актуальность? Если бы сто – сто пятьдесят лет назад Исмаил Гаспринский нашел возможность со своими учениками составить описание истории и быта крымскотатарских сел того времени, то на сегодняшний день мы имели бы богатейший исторический и этнографический материал. К сожалению, в то время не было таких сил. Позже были проведены отдельные экспедиции во главе с О. Акчокраклы и У. Боданинским. Сегодня мы являемся творцами истории. Через пятьдесят — сто лет будут оценивать уже нашу деятельность.

У нас осталось около десяти лет, пока еще живы крымские татары, непосредственно депортированные из Крыма в 1944 году. Сегодня им за 70 лет. Нужно зафиксировать их воспоминания о жизни в их родных селах в довоенном Крыму. Чем больше мы сможем подключить людей к этой работе и главное — объединить усилия энтузиастов, общественных организаций и научных учреждений, тем лучше.

Участники сегодняшнего круглого стола: Исмаил Керимов — профессор КИПУ, директор НИИ крымскотатарской филологии, истории и культуры этносов Крыма, Эльдар Сейдаметов — руководитель Крымского научного центра Института истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан, Бейе Ильясова — автор книги «Демирджи и демирджинцы», Гирей Баиров — краевед, который уже накопил большой пласт материала, интервьюируя наших стариков на протяжении многих лет, Шевкет Арнаутов — инициатор,  непосредственно работающий над написанием книги о Корбекуле и корбекульцах, Якуб Керимов — автор книг о селах Улу-Узень, Куру-Узень, Кучук-Узень, Сафие Эминова — директор Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия.

 

Актуальность издания крымскими татарами книг о крымских городах и селах

Исмаил Керимов:

— Этот вопрос очень важен и актуален сегодня. Как вы правильно отметили, пока эти люди живы, необходимо зафиксировать на бумаге их воспоминания о своих селах.

Недавно я был в Раздольненском районе, где проходили мероприятия, посвященные 75-летию поэта Шакира Селима. Села Буюк-Асс, где он появился на свет, сегодня не существует. Но когда Шакир-ага был еще жив, он, найдя стариков, составил описание родного села Буюк-Асс, численности проживавших людей, домов, улиц, колодцев, их расположение. Если бы он этого не сделал, завтра, когда выходцев из этого села уже не было бы в живых, летопись тех дней могла быть отражена историками совсем другим образом. Поэтому чрезвычайно важно зафиксировать информацию, пока еще люди живы.

Эльдар Сейдаметов:

— Среди ученых кругов эта проблема, наконец, приобретает актуальность. Достаточно сказать, что за год вышли три книги, которые в контексте изучения исторических памятников крымских татар затрагивают и историю населенных пунктов Крыма. Это книги Олексы Гайворонского, Хакана Кырымлы.

И вот вышел первый том «Свода памятников истории, архитектуры и культуры крымских татар», посвященный городу Бахчисараю. В нем описываются и объекты гражданской архитектуры, дома известных общественных деятелей, купцов, ремесленников. Даются описания мечетей, медресе, фонтанов, их расположение, названия. Прилагается план старого города Бахчисарая, краткая аннотация об истории тех или иных маалле с указанием их названия и месторасположения.

Сейчас мы работаем над томом, посвященным Бахчисарайскому району, где также будет представлено описание объектов исторического наследия, но в начале — краткая история села, справка по этимологии его названия. Таким образом, создается почва для более масштабного проекта, который важен для нас сейчас — История крымских городов и сел, уже  на академическом уровне.

Сафие Эминова:

— Отрадно, что сейчас в научном плане все это разрабатывается и публикуется. Наш музей в свое время проводил этнографические экспедиции и проделал в этом направлении очень большую работу.

В ходе экспедиций, проводившихся в 2007-2008 годах, было собрано более 5 тысяч фотографий и сделано более 100 аудиозаписей. Это воспоминания жителей крымских сел, многих из которых уже, к сожалению, нет в живых. Мы старались искать людей, которые родились в этих селах до войны и смогли вернуться и обосноваться там вновь. Мы также привозили уроженцев сел, обосновавшихся в других регионах Крыма, и они на месте показывали, где находились чешме, джами, мектеб. К сожалению, сейчас музей не имеет времени для обработки всех собранных во время экспедиций материалов. Когда-то была проблема с техникой. Сейчас эти вопросы отходят уже на второй план, но основная проблема — это нехватка времени.

Исследования этой темы сегодня идут и по архивным документам. В архивах находим много важных интересных фактов. Поэтому сегодня необходимо перейти на новый уровень и объединить наши усилия. Есть очень хорошие возможности у Научно-исследовательского института, у Научного центра, есть своя база у музея. Есть такие люди, как Бейе-ханум, Якуб-ага и многие другие, которые этот пласт поднимают. Поэтому, я думаю, нам нужно объединяться в этом плане и приложить все усилия, для того чтобы сохранить историю крымскотатарских сел и городов. Говорить об этом больше во всех СМИ. Актуальность этой проблемы ни у кого не вызывает сомнений.

Якуб Керимов:

— В Улу-Узене до 1944 года жило несколько сотен семей, и все они были крымскотатарскими.

Главное преимущество книги об истории Улу-Узеня — это карта села. Я ее составил сам. Чем она интересна? На ней обозначено расположение домов и фамилии семей, в них проживавших. В селе было 12 источников. В 1944 году из села выселили 474 семьи — это 2700 человек. 72 семьи раскулачили и  выслали во время коллективизации. В книге указывается место ссылки всех этих 474 семей.

Недавно вышла моя новая книга «Авдет». В ней речь идет о тех, кто с 1967 по 1982 годы возвратился в Крым. Как очень правильно отметил главный редактор «Голоса Крыма», в нашем распоряжении осталось десять лет. За это время, насколько это возможно, надо успеть собрать информацию о всех селах Крыма.

Я предлагаю создать группы, которые занимались бы разными регионами. Таким образом, охватим все села.

С 1990 года мы начали проводить в Улу-Узене встречи односельчан. Два-три года мы встречались 18 мая. Потом поступило предложение проводить встречи летом. Но это, на мой взгляд, ошибка. Для чего мы проводим встречи односельчан? Чтобы почтить память предков, погибших в 1944 году. Поэтому я предлагаю, чтобы встречи односельчан по всему Крыму проходили именно 18 мая.

Бейе Ильясова:

— Мы запоздали со сбором материалов. Но эту работу надо делать. Одним из первых эту работу начал В. Возгрин. Это было начало 1990-х. И я удивлялась: доктор наук, профессор, а в таких истоптанных туфлях. Он в ответ: «Бейе, я же по селам хожу». Мы думаем, что он там потерял? Он говорит: «Я ваших стариков ищу, они рассказывают — я записываю». Я вызвалась тогда ему помочь. У меня было 123 первокурсника. Я им давала задания готовить рефераты о депортации. Студенты записывали рассказы своих бабушек и дедушек. Я отправляла эти рефераты Возгрину в Петербург. Но каждый из нас хочет написать о своей родной деревне. На встречах односельчан я стала записывать воспоминания старшего поколения во время выступлений и потом написала книгу «Демирджилер корюшювлери». Покойный краевед Энвер Озенбашлы тогда сделал некоторые замечания и отметки, что важно в написании книги о селе. И я тогда вместе с покойным Джафером-оджа смогла собрать сведения о 210 семьях. И уже написала другую книгу. Хотя Демирджи — это неправильно. Мы называем свое село Темирчи.

Продолжая свою работу, я собрала информацию о 500 с лишним семьях — имена, фамилии, лагъаплар. Еще надо работать и работать…

Гирей Баиров:

— Пятьдесят лет мы жили в ссылке. Геноцид сыграл свою роль. За 20 лет проживания в Крыму определенная работа была сделана благодаря таким энтузиастам, как Якуб Керимов, Энвер Озенбашлы и т. д. Конечно, здесь важна государственная поддержка. Чиновники говорят, что на развитие крымскотатарского народа в течение ближайших нескольких лет выделены значительные средства.

Дальнейшую работу должны вести профессионалы, люди, которые получили соответствующее образование, имеют знания и опыт, работают в музеях, научных центрах и библиотеках. Тогда будет результат.

Я начал эту работу по примеру своего ныне покойного соседа Энвера-ага Озенбашлы, а также благодаря интересным статьям Ибраима-ага Абдуллаева в «Голосе Крыма». Все это пробудило мой интерес к изучению своего родного региона — Алушты. Конечно, за десять лет работы мне встречались и жители других регионов. Я старался кратко записать и их воспоминания. В результате этой работы был собран определенный материал.

Шевкет Арнаутов:

— В начале я и не думал писать книгу. Расспросив отца, собрал небольшую информацию о своих родных. В 1997 году, работая в отделе межнациональных отношений, мне выпала судьба познакомиться с Иззетом-ага Хаировым. Он рассказал о своей идее написать книгу, посвященную Корбекулю, и попросил помочь в этом, благо, я знал многих корбекульцев. Постепенно собирая материал, я передавал его Иззету-ага. Во время встреч односельчан и празднования Хыдырлеза распространяли анкеты, чтобы каждая семья оставила о себе информацию.

Как рассказывал отец, в селе жило около восьмисот семей. Среди корбекульцев было более ста участников войны, 78 летчиков. Я поначалу и не думал, что история Корбекуля настолько интересна. Стал глубже вникать в этот вопрос, столкнулся со многими интересными вещами. Меня втянуло в это дело, и теперь обратного пути нет.

 

Проблемы сбора и обработки информации

 

Шевкет Арнаутов:

— В январе на очередной встрече в библиотеке им. И.Гаспринского я сказал, что заниматься пустыми разговорами больше не хочу. А историк В. Поляков отметил, что настало время сопоставить собранные материалы с документами.

Я отправился к Иззету-ага Хаирову, который и начал все это. Ввиду своего возраста он попросил меня взять эту работу на себя. Наша группа собралась в библиотеке, обратились к Таиру Киримову с просьбой помочь собрать материалы писателей и ученых о Корбекуле. Нет народа без истории и истории нет без народа. Я, в свою очередь, начал встречаться с нашими стариками.

 

Бейе Ильясова:

— Поскольку мы уже написали книги, а другие только собираются писать, нужно поделиться опытом. Во-первых, нужно завести журнал, где фиксировать фамилию и имя человека, количество предоставленных фотографий. Фотографии нумеровались и складывались в специальные конверты. Мы собрали 1600 фотографий, все эти снимки поместили в книгу. Для того чтобы выпустить книгу, мы объявили сбор средств. Все эти 1600 фотографий нужно было привести в определенную систему. Конечно, надо было также оплатить работу наборщиков. Фотографии после публикации были возвращены владельцам.

Когда весь материал сверстан, в издательство вы приносите только электронную версию книги. Издательство представляет счет. Вот на мое имя пришел счет на 242 тысячи рублей. Где взять деньги, чтобы выпустить книгу? Собранные средства ушли на обработку фотографий. Пришлось самой внести определенную сумму, чтобы книга вышла.

 

Якуб Керимов:

— То, что говорит Бейе-ханум, все верно. Прежде всего, чтобы собрать материалы, необходимо отыскать уроженцев села, встретиться с ними, составить их список, систематизировать его, работать с ними, фиксируя все данные. Так рождается книга.

 

Гирей Баиров:

— Когда я начинал собирать информацию, тоже записывал все в тетради. Потом Энвер-ага Озенбашлы посоветовал записывать все на видеокамеру или диктофон для достоверности собранной информации. Я начал все снимать на камеру, записывать на диктофон по возможности. Потом многое выложил в интернет. Многие мои респонденты уже умерли, а память о человеке осталась.

Я считаю, что студенты-филологи и историки могут материалы фольклорных практик, курсовых и дипломных работ публиковать на сайте, самые лучшие работы могут быть опубликованы в газете. У нас с 1990-х годов в КИПУ сотни студентов написали сотни рефератов. И нам нужно не потерять этот опыт и выложить на сайте для широкого пользования.

Конечно, основную нагрузку должны нести профессионалы — историки, этнографы.

Что еще можно посоветовать? У нас есть хорошая традиция — койдешлер корюшюви (встречи односельчан). Среди организаторов этих встреч не всегда есть те, кто может написать книгу. Необходимо, как я говорил, выявлять филологов, историков и знакомить их с организаторами встреч. Объединив их усилия, возможно, получится издать книгу. Обычно на этих встречах люди просто собираются, как на маевку, покушали, пообщались и разошлись.

 

Сафие Эминова:

— Проблема сбора информации стоит в нескольких плоскостях. В первую очередь, конечно, это люди, живые носители. Я считаю, что в нашем случае важно найти подтверждение фактов, данных в архивах. Воспоминания очень ценны, но нельзя, чтобы нас потом обвинили в мифотворчестве, что мы что-то там сочинили, придумали. Сейчас есть возможность обращаться и подавать проекты для проведения экспедиций, исследовательских работ. Единственное, для этого мы должны создать орггруппу, учитывая накопленный опыт, разработать такой проект, который на выходе даст тот конечный продукт, о котором мы все здесь мечтаем.

Очень важны вопросы по изданию результатов исследований, архивной работе, обработке этих данных. Возложить все на отдельного музейного или библиотечного работника в наших реалиях это не совсем просто, потому что его должностная инструкция состоит из пяти страниц. Для этого нужно специально высвобождать отдельного сотрудника. Считаю, что нужно готовить отдельный проект, правильно сформулировать и подать его на утверждение.

 

Исмаил Керимов:

— Если бы сегодня в библиотеке им.И.Гаспринского не лежали копии нескольких дипломов 1920 года выпускников Менглигераевского института, то мы бы мифологизировали, что он вообще был в природе. Потому что в 1917 году при помощи Н.Челебиджихана, Д.Сейдамета и других Зынджырлы-медресе реорганизовали в Менглигераевский институт, состоявший из двух факультетов — светских и религиозных наук. В газете «Миллет» ведь не описывается факт обучения в нем.

Все это хранилось в семьях. Неделю назад я дал Эльдару Сеитбекирову одну статью. В ней письмо моего родного деда, написанное им в 1930-е годы из тюрьмы. Его сохранила моя тетя  Фатма-тизе.

Говорю совершенно не мифологизированную вещь. Как-то лет 10 назад я загорелся идеей прочитать это письмо. Не могу. Сколько лет я занимаюсь, но не хватает квалификации. Там такая рукопись, что невозможно. Однажды ночью, после трех недель безуспешных попыток прочитать, во сне мне приходят строчка за строчкой. Встаю и записываю. Сейчас это письмо транслитерировано. Очень интересная вещь.

Сегодня у меня хранится тюбетейка, которую дед носил в тюрьме. У него отобрали национальный калпак, золотые часы, шубу. Он умер в тюрьме, а тюбетейку потом принесли Фатме-тизе знакомые. Вот я ее храню в папке. Это же материальная культура.

Другой факт. В 1930-е годы в журнале «Эмель», издававшемся за границей, выходит интересный материал. Король Румынии с супругой посещают татар в Добрудже. Заходят в дом  одной семьи. Королева видит у них старинное татарское платье, привезенное из Крыма, и просит подарить его. Это же сегодня реликвия. А поскольку оно попало к супруге короля, то, наверняка, хранится сейчас где-то в музеях. Можем ли мы сегодня увидеть крымскотатарское платье 1600 — 1700-х годов?

У людей могли остаться реликвии, утварь, одежда. Разрабатывая тему истории крымских сел, можно создать уникальный музей.

 

Эльдар Сейдаметов:

— Когда работали над сводом памятников города Бахчисарая, мы столкнулись с такой проблемой. Это касалось прежде всего устных источников. Бывало так, что по одному и тому же объекту у нас получались разные мнения, разные воспоминания очевидцев. И здесь возникает проблема, как это документально подтвердить. Воспоминания должны обязательно подтверждаться документальными источниками, причем не только архивными — записями путешественников, путеводителями. Эпиграфический материал, кстати говоря, колоссальный источник, который у нас практически не освоен, дает богатейшую информацию о эволюции самосознания людей от конфессионального к национальному, о социально-экономическом положении. К примеру, даже навершия надмогильных камней (башташ) в виде чалмы и полосок на ней говорили о многом, о социальном статусе человека, чем занимался. Турецкие ученые в изучении этого материала далеко продвинулись.

То есть источники нужно верифицировать, перепроверять на достоверность. Это первая проблема. Вторая проблема – сбор и обработка информации. Я думаю, прежде всего нужно начинать с методологии. Здесь каждый выработал свою какую-то методологию. Мы же должны выработать общую методологию, вооружить ею ученых, краеведов и студентов. Следуя этой методологии, должна вестись исследовательская работа, сбор информации, прежде всего. Ее обработкой, на мой взгляд, должны заниматься ученые.

Касательно подготовки к изданию. Благо, был создан Крымский научный центр Института истории АН Татарстана. Институт истории имеет богатейший опыт, полученный в результате написания свода памятников казанских татар, истории татарских сел. И почему бы нам этот богатый опыт не использовать? При написании Свода памятников Бахчисарая мы использовали казанский опыт. И получилась неплохая работа.

 

Кооперация в работе авторов, общественных организаций и научных учреждений

 

Исмаил Керимов:

— В НИИ есть отделы истории, культуры, языкознания, литературы и фольклора плюс лаборатория, но это уже связано с учебниками. Сотрудники этих четырех отделов имеют темы, которые разрабатывают. 18 человек сегодня пишут докторские диссертации (все они кандидаты наук), из них 7 — по крымскотатарскому языку, 7 – по литературе, по истории и культуре — по 2. В течение 4-5 лет планирую сформировать специализированный Совет по защите диссертаций на крымскотатарскую тематику. В том числе у нас пишут диссертации и по диалектам. Если будем кооперироваться, то сможем сделать много работы на более качественном уровне.

 

Э. Сеитбекиров:

— То есть краеведы могут обращаться за консультацией?

 

Исмаил Керимов:

— Конечно. Мы можем проводить круглые столы в более широком составе. Допустим, мы обсуждаем сегодня историю села Корбекуль, я могу собрать людей, которые владеют информацией, и обсуждать эту тему. Или, скажем, историю другого села.

 

Сафие Эминова:

— Музей со своей стороны готов всесторонне поддерживать сотрудничество и принимать в работе активное участие. Это непосредственно касается нашей деятельности. У музея есть очень большой фонд, который нет возможности выставить, поскольку ограничены выставочные площади. Как только решится вопрос со зданием, я надеюсь, мы откроем все свои сокровища и богатства.

 

Якуб Керимов:

— Считаю, что нам нужно составить список сел, по которым будем в ближайшее время собирать материалы. Нужно найти уроженцев и старожилов сел. К ним прикрепить молодых специалистов, чтобы они, побывав в тех селах, зафиксировали местную топонимику, расположение мечетей, колодцев, чешме и другие сведения. Собранный материал нужно передать для изучения группе исследователей.

 

Бейе Ильясова:

— Сейчас материалы собираются и по степным селам. Необходимо обязательно написать отдельные книги о родных селениях Алиме Абденнановой, Номана Челебиджихана, Рефика Музаффарова и других наших деятелей.

Мероприятия для широких инициатив и действий

 

Шевкет Арнаутов:

— На встречах односельчан надо, чтобы люди обозначили свои дома, соседей, названия улиц. Мы сейчас этим занимаемся. После встречи я беру фотографа, еду на машине в Корбекуль, фотографирую каждый переулок, дом, улицу. Я все это делаю сам, ни у кого не прошу помощи. Я хочу, чтобы читатель видел сегодняшнее состояние села, потому что это тоже очень важно.

 

Бейе Ильясова:

— В книгу о Демирджи мы включили более 50 цветных фотографий. С 1973 года мы с семьей приезжали в Крым на своей «Волге» и, конечно же, бывали в Демирджи, на туристических маршрутах. Мы плакали, потому что они называли наши горы новыми, неуместными названиями. Например, Таз-къая —  Шапка Ильи Муромца. К чему? Как она там оказалась?!

В свое время я писала министру курортов Крыма, чтобы во время экскурсий называли настоящие названия гор. Он отписался, что существует определенная методология, по возможности, мы с переводом даем.

 

Якуб Керимов:

— Чтобы заинтересовать людей, мы должны печатать статьи в газетах, рассказывать об этом по радио и телевидению. Создать программу, посвященную истории сел.

 

Сафие Эминова:

— Присоединяюсь к тому, что сказал Якуб-ага. Я и сама неоднократно говорила об этом сотрудникам нашего телевидения. Они делают короткие интересные сюжеты, в которых рассказывают об архитектурных памятниках Японии, Турции и других стран.

Давайте покажем Крым. Запишем людей. Одна проблема — нет специалиста. Нет человека, который бы это находил и мог правильно переложить на телевизионный экран.

Второе предложение. Сегодня есть возможность по архивным документам составлять списки людей, ушедших на войну из наших сел. Устанавливать памятные знаки со списками их фамилий.

На месте сожженных деревень установить камень, что на этом месте находилась такая-то деревня. Это тоже будет своего рода возрождение. Жители и приезжие смогут увидеть и прочитать, что было такое село с интересным названием. Возможно, заинтересуются, и будет какая-то обратная реакция.

 

Эльдар Сейдаметов:

— Сейчас нам нужно выходить на уровень научно-популярной литературы и выработать такую структуру, где каждый из нас бы занял свою нишу. Мы должны работать не индивидуально, каждый сам по себе, а как одна команда, потому что это общенациональная задача.

Необходимо сформировать команду на уровне сбора информации, которая была бы уже вооружена определенной методологией, на уровне обработки этой информации и ее популяризации. Если такую структуру нам удастся сформировать, то это было бы замечательно.

 

Исмаил Керимов:

— В науке есть термин «специализация». Если этого принципа не придерживаться, результат будет не лучший. Специализация в следующем: Бейе-ханум занимается Демирджи и только Демирджи и не переходит на другие темы, вы специалист в этой теме.

Речь идет о том, что вы собираете материал и беседуете с людьми в этом направлении, набираете опыт, а когда вы начинаете перескакивать с темы на тему, это будет такая экстраполяция.

Работаете по Корбекулю. Не переходите на другое село, работайте по Корбекулю. Можно дополнять издание, готовить материалы для переиздания книг. Добиваться качества своей работы.

 

Шефика Абдураманова, сотрудник Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия:

— Когда собираешь материал, в руки попадает информация и по другим темам. Необходимо создать свой банк – базу данных. Когда перелопачиваешь старые  газеты и книги, находишь информацию о разных селах. Если какая-то команда будет собирать все это в единый банк, то мы сможем многое восстановить. Пока это будет просто копилка, но это поможет создать общую картину. У меня много папок — это зачатки моих будущих идей. Осуществлятся они или нет, но папки пока накапливаются, я ими любуюсь, а хотелось бы, чтобы они стали общим достоянием. Рано или поздно чьи-то руки, уверена,  дойдут до каждого села.

 

Сафие Эминова:

— Есть такая идея — создать в музее электронную базу данных, куда собрать весь материал по истории и культуре крымских татар. Но эта работа, как оказалось, очень сложная и дорогостоящая.

 

Айше Меметова, сотрудник Крымскотатарского музея культурно-исторического наследия:

— Как музейный работник, я хотела бы заметить, что было бы хорошо все эти собранные материалы дополнить архивными материалами, сейчас есть возможность работать в архивах.

Кроме того, было бы неплохо, если авторы книг, посвященных конкретным селам, были бы знатоками соответствующих диалектов крымскотатарского языка. Ведь каждое село имело свой диалект. Необходимо сохранить диалекты от исчезновения, поэтому во время подготовки такой книги нужно готовить и словарь соответствующего диалекта.

 

Эльдар Сейдаметов:

— Шефика-ханум подняла действительно очень важную тему относительно сбора информации и размещения ее в интернете. Эльдар-ага, к вам просьба, создать такую анкету и разместить ее на страницах «Голоса Крыма new», с тем чтобы люди присылали вам информацию, фотографии, может даже не сами фото, а сканированные копии. Благо, возможности сейчас для этого есть. С тем, чтобы исследователи имели доступ к этой информации и могли этот материал использовать. Думаю, многие откликнутся.

 

Рустем Эмиров, председатель общественной организации «Крым-Юрт»:

— Полностью согласен с Эльдаром Сеитбекировым, что в нашем распоряжении осталось не более 10 лет. После этого срока просто не будет в живых тех, кто сможет рассказать о довоенном прошлом родного села.

На мой взгляд, необходимо создать что-то наподобие консультативного совета, в который войдут авторы уже изданных книг, специалисты-историки. Задача консультативного совета — оказать организационную, методологическую помощь новым авторам. Давайте не будем терять времени. Медлить нельзя!

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65