Курс валют USD 0 EUR 0

К 101-й годовщине крымскотатарской Конституции

Комментариев: 0
Просмотров: 85

 

«Отныне 26-ое ноября должно стать историческим днем для крымских татар», — такими словами редактор газеты «Голос Татар» Халил Чапчакчи начал свою статью «Крымско-Татарский Курултай и Татарский Парламент», увидевшую свет 20 декабря 1917 года (2 января 1918 г. по новому стилю).

В материале, на первой полосе газеты, речь шла об итогах работы национального парламента — Курултая, созванного по инициативе Временного Крымско-Мусульманского исполнительного комитета во главе с муфтием Номаном Челебиджиханом. 26 ноября 1917 г. (9 декабря 1917 г.) Курултай торжественно открыл свою работу во дворце крымских ханов в Бахчисарае. Х.Чапчакчи отмечает, что местом этой церемонии стал зал Баб-и-диван. Следует заметить, что во времена Крымского ханства в этом помещении проходили заседания государственного совета — Дивана, в ходе которых ханы и их приближенные решали важнейшие вопросы управления государством, принимали просителей и вершили суд.

Редактор «Голоса Татар» большое внимание уделяет демократическому характеру состава Курултая и тому факту, что среди его 78 членов было 4 женщины, одна из них, кстати, дочь великого просветителя И. Гаспринского — Шефика. Перо Х.Чапчакчи живо передает атмосферу, царившую на заседаниях Курултая, проходивших с 26 ноября по 13 декабря. Эта работа увенчалась утверждением 13 декабря (26 декабря) национальной конституции — Крымскотатарских основных законов.

Конституция, первый пункт которой гласил, что «Курултай признает за всеми народностями право на полное самоопределение», вводила систему национального самоуправления крымских татар — национальный парламент, избираемый раз в три года, и правительство. При этом себя Курултай объявил парламентом сроком на один год.

Приняв Крымскотатарские основные законы, Курултай упразднил среди крымских татар сословные звания (мурза, бей, челеби и пр.) и привилегии, а также объявил о равноправии женщин и мужчин. Оговаривая, что вопрос о форме правления в Крыму может быть решен только краевым Учредительным парламентом, избранным всем населением полуострова, Курултай в Конституции заявил, что «признает и объявляет Крымскую Демократическую республику».

Текст Конституции был опубликован в том же номере «Голоса Татар», сменившего в связи с этими событиями своего учредителя. Если раньше газета являлась изданием Временного Крымско-Мусульманского исполнительного комитета, то теперь же именовала себя органом Крымскотатарского национального правительства.

В то же время статья Х.Чапчакчи интересна тем, что автор указывает точное время принятия Курултаем Крымскотатарских основных законов и провозглашения себя национальным парламентом. Эта же информация повторяется в том же номере, на третьей странице, в разделе «Хроника»: «13 декабря в 13 ч. 23 м. Курултай, по принятии крымскотатарских основных законов, объявил себя национальным парламентом. В коллегию председателей национального парламента избраны: Асан Сабри Эфенди Айвазов (редактор газ. «Миллет»), Джафер Эфенди Аблаев (председатель ялтинск. мусульм. Комитета) и Абдуль-Хаким Эфенди Хильми (председ. союза учителей). Секретарями национального парламента избраны Али Эфенди Боданинский и Сеит Умер Эфенди Таракчи».

Вечером того же дня Курултай утвердил состав национального правительства во главе с Н.Челебиджиханом. Подводя итог, Х.Чапчакчи писал, что парламент объявил перерыв в своих заседаниях до 1 февраля. Однако начавшееся вооруженное противостояние с большевиками нарушило эти планы, и Курултай смог вернуться к работе лишь поздней весной 1918 года, когда Крым был уже занят войсками кайзеровской Германии.

Ниже мы приводим полный текст этой статьи Х.Чапчакчи. Стоит отметить, ее автор был одним из активных участников политической жизни Крыма в годы революции и Гражданской войны. Впоследствии Х.Чапчакчи становится наркомом здравоохранения Крымской АССР. В 1928 г. он был арестован по делу «Милли Фирка» и больше года провел в камере смертников Бутырской тюрьмы в ожидании расстрела. В 1931 г. решением коллегии ОГПУ казнь была заменена 10 годами лагерей, где следы Х.Чапчакчи затерялись…

 

Крымскотатарский Курултай и татарский парламент

 

Отныне 26-ое ноября должно стать историческим днем для крымских татар.

В этот день в историческом городе Бахчисарае в зале Баб-и-диван (зал суда) состоялось открытие Курултая (татарского Учредительного Собрания), в котором сошлись лучшие люди татарского народа для решения важнейших национальных вопросов, для издания основных законов крымскотатарской культурно-национальной автономии.

Созванный на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права Курултай в составе 78 своих членов представлял собой всю крымскотатарскую нацию, неотступно и непреклонно решившую заложить крепкий фундамент своей новой демократической жизни.

Состав Курултая был самый разнообразный: начиная с представителей татарской буржуазии (ничтожное меньшинство) и кончая представителями татарских рабочих  (амеле), все классы татарской национальности были представлены в Курултае; подавляющее же большинство составляла молодежь – татарская трудовая интеллигенция.

Но самым отрадным явлением в Курултае было то, что в состав членов Курултая входили четыре женщины-татарки.

Если демократический состав Курултая (3/4 которого представляли собой демократически настроенные татарские рабочие, солдаты и трудовая интеллигенция) уже был достаточным показателем для хода и результатов работы Курултая, то не менее показательным в смысле прогресса крымскотатарской общественности было участие в Курултае четырех татарок, пришедших в этот учредительный орган для защиты естественных человеческих прав забытой и забитой и обычаями и ложно понятым шариатом женщины-татарки, и для издания законов, гарантирующих татарке свободу и самостоятельность и в семейной, и в общественной, и в политической жизни.

Точно вспомнилась попутчица жизни (родная мать, родная жена, родная сестра), совместно с которой кочевник-татарин когда-то в степях далекой Азии строил свою вольную, свободную, полную поэзии жизнь.

Точно вмиг заполнилась пропасть религиозных общественных и всяких других предрассудков, и как грешник на исповеди, сегодняшний оседлый татарин в лице Курултая спешит вымолить у родной    сестры-татарки прощение за вековое заточение ее в четырех холодных стенах, и почти единогласно проводит в коллегию председателей Курултая одну из представительниц татарок.

Таким образом, президиум Курултая украшает траурного цвета, из черного бархата, символическая шапочка, обтянутая кругом белой, также символической чадрой. Если черная шапочка принесла в Курултай вековые страдания женщины-татарки, то белая чадра должна была унести из Курултая полный мир, дружбу, согласие и равноправие между татарином-мужчиной и женщиной-татаркой.

На протяжении 18 дней (с 26 ноября по 13 декабря) денно и нощно шла упорная, сосредоточенная, деловая работа Курултая.

Нужно было укрепить фактически существовавшую культурно-национальную автономию, нужно было издать соответствующие основные законы.

Буквально по косточкам разбирался каждый пункт проекта основных законов.

Иной пункт проекта отнимал у Курултая несколько заседаний и более.

Все группы, входившие в состав Курултая, одинаково стремились дать более счастливые условия жизни родной нации, но у каждой группы в отдельности был свой определенный путь, свой определенный взгляд на вещи, почему каждая из групп рьяно настаивала на проведении своего взгляда на тот или иной вопрос.

Бурность и страстность иного заседания Курултая доходили до того, что казалось, вот-вот разойдутся все по домам, оставив без определенного решения дальнейшую судьбу пославшего их в Курултай народа.

И только беспредельной преданностью делу можно объяснить плодотворную работу Курултая, в результате которой крымскотатарский народ в настоящее время имеет свои основные законы, дарующие женщине-татарке, например, неограниченные права человека и гражданки, свой национальный парламент, свое национальное правительство и свой свободный, самостоятельный национальный суд.

Разве забудется когда-нибудь тот исторический для татар момент, когда 13 декабря в 1 ч. 23 минуты Курултай, после принятия основных законов из 18 пунктов, в том же историческом Баб-и-диване торжественно объявил себя крымскотатарским национальным парламентом, обязав его действовать и работать только в пределах священного, отныне политического корана, именуемого основными законами крымских татар.

Верный основным законам крымскотатарский национальный парламент в тот же день (13 декабря вечером) выделил из своей среды национальное правительство во главе  с Челебиджаном Челебиевым и целым рядом комиссий по различным вопросам, и объявил перерыв  своих заседаний до 1 февраля.

Х. Ч.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65