Курс валют USD 0 EUR 0

К вопросу о названии и самоназвании крымских татар

Комментариев: 0
Просмотров: 181

Надир БЕКИРОВ, кандидат философских наук

(Продолжение. Начало в №36)

Когда мы говорим о событиях почти тысячелетней давности, нередко забываем, что они тянулись десятилетиями, а выход монгольской империи на ее окончательные рубежи занял едва ли не целый век (1204–1304 гг.). И в то же время это было временем рождения, взросления и становления 3–4 поколений людей на этих просторах. Сравните, как изменились крымские татары за последние сто лет! Не всегда от хорошей жизни, но ведь изменились! Просто представьте себе своего деда-прадеда и его семью в 1915-м, до Октябрьского переворота, до Гражданской войны, до голода 1921-го, до раскулачивания, до репрессий, до депортации, до десятилетий в Центральной Азии, задолго до возвращения и так далее. Язык, одежда, дом, утварь, обычаи и просто привычки, внешний вид, даже язык и традиции.

Почему же «татары»? Да потому, что новая Орда, хоть и состояла преимущественно из тюрков, но таких, которые уже не были охвачены традиционными родоплеменными отношениями ни между собой, ни с теми, против кого они воевали. Найман со стороны войска Чингиз-хана вынужден был сражаться с найманом из непокорившихся родов, кыпчак с кыпчаком, аргын с аргыном.

Война была не межродовой или межэтнической, а войной между новым государством и старой родоплеменной тюркской организацией. Их делало одинаковыми для сопротивлявшихся одно – они были чужими, не своими: «чужой народ» – «тат ар», «чужаки» – «татар» (в восточно-кыпчакском произношении). Кыпчак или хорезмиец, перешедший на сторону Чингиз-хана, становился «татар».

Если кому-то это кажется аргументом против связи Крыма с татарами, пусть заодно узнает, что в том же правом крыле кыргызов есть и племя «Монгуш». Чем это может быть интересно?

«Прохладное (до 1962 года Партизанское, до 1945 года Мангуш; укр. Прохладне, крымскотат. Manğuş, Мангъуш) – село в Бахчисарайском районе, в составе Скалистовского сельского совета.

Эта тенденция тем более победила, что самый многочисленный в «дотатарской» Евразии народ не имел единого имени. «Половцы» – это собирательное в русских летописях, кыпчаки – только часть половцев, большая, но не большая. Куманы – то же самое. И только под интегрирующим именем «татары» эти племена и роды, смешавшись с другими тюркскими и нетюркскими компонентами, стали более-менее единым народом Золотой Орды. По существу, имя «татары» было единственно возможным интегрирующим названием населения Золотой Орды. Локальные самоназвания не могли стать самоназванием этноса, консолидирующегося из разных групп, поскольку они были связаны с локальной историей и с их родоплеменной «доимперской» исторической памятью. Различия в том, какие именно тюрки выступали субстратом, этническим ядром формирующихся татарских этносов, а также какие именно другие этнические компоненты сливались с ними, определяло культурное, лингвистическое и антропологическое лицо этих народов.

Есть более поздний этногенетический процесс, который шел примерно по тем же закономерностям. В течение буквально одного-двух веков сформировался еще один новый этнос – ногаи, получившие этническое имя от титула, принятого их предводителем Эдиге, как его подданные и его войско «…слово «ногай» стало служить обозначением не только мангытов, но и всего остального населения государства безотносительно к племенной принадлежности. Кочевавшие на территории Юрта мангыты, кунграты, найманы, туркмены и прочие соотносили себя, судя по источникам, со своими племенами («родством»), но одновременно являлись ногаями. Таким образом, слово «ногай» служило в тот период (последняя треть XV – первая четверть XVI века) не этнонимом, а «государственным именем», то есть обозначением принадлежности к ногайскому государству. Позднее, при взаимной ассимиляции племен Ногайской Орды, оно превратилось в общее этническое имя народа этого государства».

Предки крымских татар прошли похожий путь, но уже не в Прикаспии, а в Причерноморье. Подобный процесс повторился уже в значительно меньших масштабах в Крымском ханстве. Первоначально очень разнородное этнически население горного и побережного Крыма обозначалось тюркским населением предгорий и степи как «таты», то есть чужаки. Сами они, разумеется, себя так до поры не называли. Однако сейчас южнобережные и горные крымские татары не только совершенно спокойно реагируют на этот субэтноним, но в случае необходимости сами называют себя «таты», «татлар» (западно-половецкий эквивалент восточно-кыпчакского «татар»), хотя и в их среде очевидны внутренние различия в говорах, материальной культуре, обычаях, антропологии и прочем.

Можем посмотреть, кто же остается среди подданных Ислам-Герая (и не его одного, а всех последующих Гераев, вплоть до падения в 1783 году), если вычесть татар. Ногаи? Горные или межгорные черкесы? Или, может быть, табгачи? Или «всех многих, избравших ясную веру и ислам»?

Сейчас как-то подзабылось, но крымские татары – это не только жители крымского полуострова, к чему мы привыкли (или, скорее, нас приучили), а жители всего  Крымского ханства, чья территория превышала полуостров в несколько раз. Политический развал Золотой Орды и обособление разных татар в различных государствах, разумеется, сыграли свою роль в том, что эти субэтносы постепенно все более и более приобретали черты обособленных самостоятельных народов, вырабатывающих свою особую культуру, отрабатывающих свои нормы литературного языка, особенности в хозяйственном и жизненном укладе. Жизнь в своем отдельном государстве, уже не обладавшем такими континентальными размерами, как улус Джучи, в свою очередь вынуждала династию Гераев относиться к своим подданным более внимательно, руководствуясь не только собственными амбициями, но и нуждами окружавшего их крымскотатарского населения, бывшего абсолютным большинством в ханстве, являвшегося источником его экономической и военной силы.

Свою роль сыграла и постепенно установившаяся в качестве государственной религия ислам, устанавливающая определенную взаимную ответственность между правителем и простыми мусульманами. Ислам стал и определенным критерием при определении этнической принадлежности. Христианин, принимавший ислам, кто бы он ни был ранее – венецианец или гот, становился татарином, поскольку для Крыма большинством мусульман были крымские татары. Ранее просто географическое определение «крымский» становилось мало-помалу органичной частью этнического самоназвания большинства населения ханства – крымских татар. Усиленное процессами слияния в этом этносе нетюркских и дотюркских компонентов, ранее, как, например, готов, на протяжении тысячелетия сохранявших свою этническую, религиозную и языковую обособленность (хотя речь идет не только о готах и не только о дотюркском населении, так, в состав крымских татар вливались и служилые черкесы из ханской гвардии, и генуэзцы с Южного берега, принявшие ислам), это название стало единственно возможным именем для складывающейся в Крыму новой единой нации. Да, действительно, по историческим меркам крымские татары достаточно молодая нация – всего лишь несколько столетий с момента начала формирования, и этот процесс еще не закончен, хотя и подрывался систематическими кровопусканиями и выселениями. Это молодая нация с очень древними крымскими корнями.

Влияние нетюркских компонентов на антропологию и культуру крымских татар чрезвычайно важно, поскольку именно оно определило ту особость, своеобразие и неповторимость крымскотатарского этноса, которые выделяют его из числа близкородственных тюркских народов, в том числе также имеющих в своем названии слово «татар». Но, с другой стороны, до имени «татар» в Крыму никакого другого общего для всего его коренного народа мусульманского вероисповедания имени не было. Наши предки – и тюрки и не тюрки – никогда не называли себя ни «къырым», ни «къырымлы», если речь шла об их этнической/национальной принадлежности. Кырымлы – это не забытое имя. Кырымлы – это слово, которым никогда не называл себя ни наш народ, ни его предки до слияния в крымскотатарскую нацию.

А что такое «Крым?»

Собственно, само слово «къырым» было неизвестно здесь до прихода монголов. Это не означает, что слово «кърым» принесли монголы или те, кто появился здесь вместе с ними. Версии есть разные, их следует тщательно анализировать и, может быть, искать новые. Но факт остается фактом, до XIII века ни в каких источниках, в том числе зарубежных, этим именем наша Родина не называется. На фоне реальной истории это прозвучит как дурацкая шутка, но если кто-то полагает, что назвав себя «къырымлы», он этим самым освободится от подозрений в монголоидности, то пусть имеет в виду, что этим самым он их только укрепит. Более того, первоначально слово «къырым» относилось не к полуострову, а к городу – первой столице ханства, известному сейчас как Старый Крым. Отсюда и ханство «крымское» – по названию столицы в период его образования, точнее, по хану, который правил своим улусом именно из этой столицы, а не из Казани или Астрахани, где также престол занимали его родственники – чингизиды. Значительно позже, после стабилизации власти над территорией, границ и определения, кто же именно является подданными крымского хана, а скажем, не казанского, слово «къырым» стало употребляться для названия страны в целом.

Я бы хотел изложить версию возникновения самого слова «Крым», незафиксированную еще в исторической литературе. Автор ее не я, а Рефат Куртиев, полковник в отставке, историк и краевед. Он изложил ее в частной беседе еще в 1990-е годы. К сожалению, он так и не успел ее опубликовать, но, мне кажется, она заслуживает внимания.

С его точки зрения, само слово «Крым», «Къырым»  — искаженное кыпчакским произношением арабское слово «Харам» – закрытый, запретный. Кыпчаки просто не в состоянии были выговорить это слово так, как произносят его арабы. Да и в настоящем крымскотатарском языке звука «ы» в русском понимании нет. На письме этого не передать. Это что-то среднее между «ы», «а» и «э». Одно и то же поселение в одну и ту же эпоху называлось и другим именем — «Солхат», которое со старомонгольского – «свободное поселение». Почему это произошло? Да потому что в это время активно шел, но еще не завершился процесс исламизации Крымского ханства, начатый еще при Золотой Орде. Ханская фамилия и какая-то часть ее окружения были уже мусульманами, значительная, если не большая часть населения ханства — еще нет. Основная ставка хана была «харам» – закрытое поселение, где жили мусульмане, кыпчакизированное население выговаривало его «Къэрэм» – «Къырым», остальные жили тут же рядом, в свободном поселении – Солхате.

После переноса ставки хана в новое место остался Старый Крым, а новый так и не возник. В новом «Хараме» уже не было нужды, времена изменились, большинство населения ханства приняло ислам. Поэтому новый Крым и стал городом, известным как Бахчисарай. Однако консолидация новой тюркской нации из разнородных этнических компонентов шло под именем «къырымтатар». Стать татарином означало стать полноправным членом общества, войти в состав государствообразующей нации, поскольку это государство было Крымским ханством, то для Крыма это означало стать именно крымским татарином, имеющим свою Родину и свое государство здесь, а не в Поволжье или Сибири. Таким образом, «татар» – это политическое название подданных империи. Сначала оно превратилось в этнополитическое название наиболее многочисленной и влиятельной части ее населения, затем в собственно этническое имя складывающегося тюркского, преимущественно половецко-кыпчакского, суперэтноса. После развала империи, в результате усиления влияния местных нетюркских компонентов, политической и территориальной обособленности татарских государств, региональные определения стали важной идентифицирующей частью самоназвания вновь возникающих в этом процессе тюркоязычных народов, одним из которых и стали крымские татары.

Дотатарский и татарский Крым

Надо, по-видимому, сказать несколько слов о наиболее древнем зафиксированном населении Крыма – таврах. Насколько можно судить, современными научными методами практически невозможно идентифицировать этническую принадлежность этого народа, а скорее, принимая во внимание, когда это было, – племени или группы племен. Вероятнее всего, учитывая, где находится Крым, это были люди, близкие по антропологии и культуре к автохтонным народам Кавказа, дакам (одним из предков румын, уничтоженных римлянами) и албанцам. Можно рассмотреть и «тюркские» версии, поскольку «тувар» в большинстве тюркских языков до сих пор название крупного рогатого скота, от чего якобы греческие колонисты вывели название «тавр». Другой вариант: «тав ыр», «тау ыр» – горный народ, горцы, что снова-таки достаточно идентично древнегреческому «тавр». Одно можно сказать с уверенностью – это был очень немногочисленный народ, учитывая, что он жил в крымских горах, занимался еще очень малопродуктивным в то время земледелием на освобожденных от леса делянках и разведением скота. Я не думаю, что можно говорить даже о многих десятках тысяч человек. Неслучайно он был практически полностью ассимилирован скифами и сарматами, которых также достаточно трудно еще идентифицировать, но относительно которых существуют две основные версии: иранская и тюркская. Чтобы оценить масштабы взаимной ассимиляции и слияния первоначальных этнических групп в Крыму, достаточно провести несложные арифметические расчеты. Дети родителей из разных этносов являются 50/50 носителями их генетики, при новой смеси внуки — уже только на 25%, правнуки — на 12%, пятое поколение — 6%, шестое — 3%, седьмое — 1,5%, а далее уже менее 1%.

Очень приблизительно, если одно поколение – 30 лет, 30х7=210, – в течение двух веков при активном смешивании разных этносов доля генетики одного из первоначальных доходит до 1%. Ну и какие после этого тавры? Или скифы? Киммерийцы? Даже эллины?! Разумеется, процесс не был настолько линеен, какие-то относительно изолированные группы (причем не обязательно географически, а культурно или религиозно, «не допускавшие» смешения с другими) могли существовать гораздо дольше. Но ведь и времени-то прошло не 200 лет, а 10 раз по двести…

Поскольку ни в одном источнике не зафиксировано тотальное уничтожение или даже просто попытка истребления тавро-скифов кем-либо из последующих доминирующих этносов Крыма, то с высокой степенью вероятности можно предположить, что кровь тавров и скифов продолжает течь в жилах части крымских татар. Прежде всего, это касается выходцев из некоторых горных районов, но поскольку в крымскотатарской среде активно шел и идет процесс межрегионального смешения, то не только у них. Однако нужно давать себе отчет, что со времени, когда Крым был населен преимущественно тавро-скифами, прошли тысячелетия. Сейчас уже ни один крымский татарин не может сказать, что он является потомком только и исключительно тавров или скифов, а другой – потомком монголов, хазар, греков-урумов, готов, половцев, генуэзцев, черкесов или же украинских казаков (поскольку в Крыму с разрешения хана были и их несколько поселений, не говоря уже о полонянках из Украины и России). Несмотря на существовавшие в Крымском ханстве внутриэтнические различия между побережными, горными, степными и заперекопскими татарами, сближение и смешение шло непрерывно. Продолжается и сейчас. Говорить о том, что мы не татары, а произошли только от тавров или пусть даже половцев, это все равно, как если кто-то скажет, что он происходит не от отца с матерью, а только от прадеда с прабабкой.

(Окончание следует.)

Публикуется в сокращении.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65