Курс валют USD 0 EUR 0

Коммунисты крымские татары в годы комендантского надзора и в условиях депортации (1944—1991 гг.)

Комментариев: 0
Просмотров: 79

Нариман РЕШИТОВ, аспирант КИПУ

 

(Продолжение. Начало в №30—32).

 

Письмо, датированное 9 декабря 1966 года, в ЦК КПСС И ЦК КП Узбекистана от крымских татар из города Янгиюля еще раз свидетельствует об отношении партийного руководства к проблеме возвращения и  равноправия крымских татар.

«Мы, крымские татары, проживающие в городе Янгиюле Ташкентской области, вынуждены вновь обратить ваше внимание на наше унизительное положение.

Среди местных руководителей встречаются коммунисты, которые всячески усугубляют денационализацию целого народа.

Примером может служить секретное совещание городского актива 22.11.1966 г. с участием руководителей предприятий и секретарей первичных организаций без приглашения руководителей из числа крымских татар. Секретарь Янгиюльского горкома партии Закиров, обрушиваясь на крымских татар и разжигая страсти и ненависть к нашему народу, заявил, что ЦК КПСС через Крымский обком партии провел поголовный опрос жителей Крыма о совершенных преступлениях крымских татар в период Великой Отечественной войны (как будто нынешнее население жило в то время в Крыму), и что 99% населения Крыма подтвердило преступления татар, поэтому партия и правительство считают выселение крымских татар из Крыма правильным, крымские татары возвращены в Крым не будут, они навечно останутся жить в Средней Азии». [21]

Как отмечает Гульнара Чилингирова в газете «Голос Крыма new» (№23, 5 июня 2020 г.): «Сеит Меметович Таиров — советский, узбекский хозяйственный, государственный и политический деятель крымскотатарского происхождения. Герой Социалистического Труда, избирался депутатом Верховного Совета УзССР и СССР, первый секретарь Аккурганского райкома партии, а с 1973 по 1978 годы — первый секретарь Джизакского обкома ЦК КП Узбекистана, министр лесного хозяйства УзССР.  Личность этого, одного из высокопоставленных  в Узбекистане в 1970-е годы человека вызывает у соотечественников противоречивые мнения. В свое время, когда крымскотатарский народ добивался возвращения на родину, в печати появилось письмо, осуждающее эту борьбу, разъясняющее политику партии в этом вопросе и призывающее «укореняться» в республике, ставшей за 24 года для крымских татар родной. Понятно, конечно, стряпались подобное открытые письма в духе того времени, а это был 1968 год. И среди семнадцати подписавших его крымских татар  — членов партии и комсомола, заслуженных хлопкоробов и занимающих руководящие должности – был и первый секретарь Аккурганского райкома партии, депутат Верховного Совета УзССР Сеит Меметович Таиров.

Однако, годы спустя, многое пересмотрев и взвесив, оценив его реальные дела и поступки, отзывы людей, с которыми он непосредственно работал и которым он оказал существенную помощь и содействие, приходит осознание того, что биографы и время смогут дать более объективную оценку деятельности таких личностей сквозь призму разных позиций и мнений. Кстати, помимо тех, кто склонен обвинять подписантов в предательстве интересов своего народа, есть и голоса тех, кто считает, что Таиров незаслуженно забыт на родине, к возвращению которой, кто бы и что бы ни говорил, он приложил немало усилий и средств, хотя самому так и не суждено было к ней вернуться». [22]

По словам современников, в период подъема национального движения крымских татар, как партийные органы, так и КГБ предпринимали различные методы, чтобы сбить протест народа. Одним из методов было расслоить народ на противоборствующие группы. Многие участники национального движения говорили, что в прессе появился не тот текст, который они подписывали, или вместо них их подписи подделали органы КГБ и т.д.

На одном из рабочих заседаний Секретариата ЦК КПСС 10 марта 1967 г. при обсуждении вопросов повестки дня: «Об основных мероприятиях Отделов пропаганды, науки и учебных заведений культуры ЦК КПСС на 1967 год по выполнению указаний ХХIII съезда партии и Политбюро ЦК КПСС об усилении идеологической работы», председатель КГБ при Совете Министров СССР Ю. Андропов говорил: «Известно, что среди интеллигенции есть нездоровые элементы. Надо усилить воспитательную работу среди них, попытаться расслоить их на группы, с тем чтобы работать с этими отдельными группами, сплачивая их вокруг себя».[22]

Рожденный в Крыму матерью крымской татаркой в семье с глубокими историческими корнями, он так же, как и все, горячо любил свою Родину и очень хотел, вернувшись в Крым, трудиться во имя его процветания.

«…15-летний Сеитмемет в 1943—1944 годах был связным в партизанском отряде… Этот факт, когда он уже впал в немилость первого секретаря ЦК компартии Узбекистана Шарафа Рашидова и его исключили из партии, Сеитмемет Таиров сумел доказать. «Ладно, его партия мне не нужна, но топтать мою партизанскую юность я ему не дам», — с этими словами он не раз приезжал в Крым на партизанские встречи на Перевале, многих свидетелей, к сожалению, уже не застал в живых, но одного из руководителей партизанского движения в Крыму — Георгия Северского — отыскал. Они встретились, крепко обнялись, и только после письма Северского Рашидов эту тему больше не поднимал…

…Работая в Узбекистане, он за сравнительно короткое время превратил захудалый поселок Аккурган в цветущий современный райцентр… Рашидов был тонким, дипломатичным человеком, и он признавал деловые качества Таирова. Он видел, как все вверенные ему хозяйства и области вскоре превращались в процветающие и передовые. Когда в Узбекистан приехал генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев, Ш. Рашидов повез его именно в «Таировские владения», потому что знал, что они произведут должное впечатление…

…В декабре 1973 года была образована Джизакская область, которую возглавил С.Таиров в качестве первого секретаря обкома партии… Провинциальный Джизак превратился в индустриальный областной центр: появились новые предприятия, рабочие места, о безработице забыли. В разы выросли производительность труда и урожайность в сельском хозяйстве области…

…Что касается опалы в отношении Сеита Меметовича со стороны руководства республики в конце семидесятых годов прошлого века, то она была вызвана письмом, с которым он от своего имени напрямую обратился к Леониду Брежневу, с просьбой снять с крымскотатарского народа огульное обвинение в коллаборационизме и, наконец, вернуть народ на историческую Родину, в Крым… К сожалению, оно никак не изменило положение нашего народа, но в судьбе самого Сеитмемета Таирова сыграло, можно сказать, роковую роль… Несложно понять, что это стало началом конца карьеры Сеита Меметовича Таирова… Таиров стал неугоден, многие избегали его. Рашидов вспомнил о Таирове в 1979 году, когда возникла так называемая Мубарекская программа. Его вызвали в ЦК КП Узбекистана и настоятельно рекомендовали переехать в г.Мубарек Кашкадарьинской области для организации национального округа для крымских татар. Ему было предложено возглавить эту авантюру, и тем самым реабилитировать себя в глазах руководства республики. К чести Сеита Меметовича, он отказался от этого предложения».[22] 

25.02.1977 года на имя депутата Верховного Совета, члена ЦК КП Узбекистана С.Таирова поступило обращение члена КПСС с 1927 года, ветерана комсомола с 1921 г., бывшего армейца, участницы гражданской войны 1919—1920 гг…, чекиста по 1931 г., участницы партизанского движения, подпольно-патриотической организации в годы Великой Отечественной Войны (Удостоверение №1500), персональной пенсионерки республиканского значения, ветерана войны Зелихи Дженалиевны Ниязиевой-Керменчикли, 1905 года рождения, проживающей в  г. Самарканде, ул. Октябрьская, №40.

В обращении говорилось о нанесении  со стороны Крымского обкома ЦК КП Украины клеветой оскорбления не только лично ей, но и ее товарищам-патриотам, погибшим в сражениях с немецко-фашистскими захватчиками, и оставшимся в живых  участникам — партизанам и подпольщикам в годы Великой Отечественной Войны, о восстановлении имен погибших в войне патриотов, крымских татар — партизан и подпольщиков, а также членства в партии несправедливо исключенных из ее рядов.

З. Ниязиева-Керменчикли в обращении С.Таирову подробно описывает  свой боевой путь и восстановление в партии, она пишет: «Когда  послали на разведку, партбилет оставила в отряде, как было положено. В 1944 году, после освобождения Крыма от фашистов, я пошла  в обком  партии получать свой партийный билет. Заведующий учетом тов. Некерин показал мне акт о ликвидации партийного билета вместе с билетами погибших товарищей, считая меня погибшей, посоветовал подать заявление  о получении нового партийного билета. Я подала заявление, но, к сожалению, крымских татар выселили за пределы Крыма в Узбекистан, откуда, сколько я ни запрашивала свой партбилет, из Симферополя никакого ответа не последовало.

Обратилась в ЦК КПСС в Москву, откуда мое заявление направили в Самаркандский обком партии для разбора дела. Долго расследовали мое заявление, проверяли месяцами в Крыму, запрашивали чуть ли не каждый двор по улицам, где я жила, компрометирующих фактов не нашли. Запросили мое личное партийное дело из Крымского обкома партии, но в моем деле не оказалось учетной карточки.

В 1944 году, после переселения нас, заочно исключили меня из партии, мотивируя тем, что я сама уничтожила свой партийный билет, кроме этого, при оккупации немцами Крыма, в пользу Советской власти ничего не сделала. Самаркандский обком партии, не удовлетворившись ответом из Крыма,  запросил Москву, бывшую секцию партизан во главе с генералом и дважды Героем Советского Союза Сабуровым, который подтвердил мое пребывание в партизанском отряде в качестве бойца, также тов. Козлов  подтвердил мое официальное участие в подпольной организации…».

Далее в своем письме С. Таирову она пишет: «После восстановления в партии (1957 г.) по моему запросу обком партии Крыма послал справки о моем нахождении в партизанском движении и нахождении в подпольной организации.

…Как же мог Крымский обком партии в 1944 году исключать заочно многих товарищей, нарушая устав партии, только при вмешательстве ЦК КПСС исключенных из партии коммунистов восстанавливали обратно.

В 1975 г. аналогичное письмо направлено из Крыма в издательство им. Гафура Гуляма в УзССР.

Речь шла об изданной после соответствующей проверки, тиражом 5 тысяч экземпляров, в узбекском издательстве им. Гафура Гуляма книги-воспоминания «У подножия гор» З. Ниязиевой-Керменчикли. Позднее автор переработала и дополнила книгу, представила в издательство рукопись для повторного издания, которая была направлена для рецензирования в Крымский обком партии.

Заведующий партийным архивом Крымского обкома Компартии Украины И.Кондраков говорит, что в списках З.Ниязиевой-Керменчикли имеются такие подпольщики, которые были исключены Крымским обкомом ВКП(б) в 1945 году за пребывание на оккупированной территории и не ведение борьбы с фашистами. В их числе: Шахсине Аблялимова, Бекир Мустафаев, Амет Османов, Бекир Самединов и другие.

Далее на направленный директору издательства литературы и искусства им. Гафура Гуляма тов. Х.Гулямову от 4 июня 1975 года запрос №1-191 Крымский обком сообщает, что рукопись З.Ниязиевой-Керменчикли написана без использования документальных, архивных и печатных источников. Многие описанные в ней факты не соответствуют действительности или же искажены. Автор называет активными партизанами и подпольщиками десятки лиц, которые, за исключением общеизвестных, по архивным документам в большинстве случаев не проходят, а некоторые числятся дезертирами из партизанских отрядов…

На обращение Ниязиевой-Керменчикли С. Таиров 23 марта 1977 года в Президиум Верховного Совета СССР как депутат и член ЦК направил тов. Н.Подгорному письмо со следующей  просьбой: «Книга тов. Ниязиевой З.Д.  будет служить дальнейшему изучению и увековечению героической борьбы многонациональной семьи советских народов с немецко-фашистскими захватчиками. И удовлетворение ее бескорыстной просьбы будет способствовать восстановлению немеркнущих эпизодов объективной картины Великой Отечественной войны. В связи с этим мы посчитали возможным обратиться к Вам с просьбой внести ясность по затронутым тов. Ниязиевой-Керменчикли З.Д. вопросам

Секретарь Джизакского обкома КП Узбекистана:   подпись   С.Таиров».[24]

К сожалению, письмо С. Таирова никак не изменило положение, а справка Крымского обкома сыграла негативную роль в издании книги. Об этом говорится в письме в отдел организационно-партийной работы ЦК КПСС секретаря ЦК Компартии Узбекистана (Л. Грекова), отправленном 29 апреля за №ОПР-2837: «Издательство признает, что допустило ошибку, издав в 1971 году названную книгу без необходимых на то официальных материалов.

С т. Таировым С.М. проведена беседа. Он признал, что в своих действиях проявил  поспешность, и вопросы, поставленные в письме, просит снять». [25]

(Продолжение следует.)

Использованная литература и источники

  1. ГАРФ. Ф.Р9479. оп.1, Д.159, Л.100.
  2. Газета «Голос Крыма new», №23, 5 июня 2020 г. с.1—4.
  3. Томилин Н.Г. Секретариат ЦК КПСС. Записи и стенограммы заседаний 1965—1967 гг. М., 2020. С.144.
  4. РГАНИ. Ф.5, Оп.73, Д.191, Л. 2—12.
  5. РГАНИ. Ф.5, Оп.73, Д.191, Л. 13.
comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65