Курс валют USD 0 EUR 0

Коренные народы и мировая история

Комментариев: 0
Просмотров: 363

Беседовал Э. СЕРАСКЕРОВ

Проблема  европейского колониализма  и его последствий  является одной из самых обсуждаемых в современном мире. Казалось бы, колониальные империи остались уделом далекого прошлого, но тем не менее ученые, общественные деятели и политики различных стран  мира продолжают спорить о том,  как  оценивать и интерпретировать события последних пяти веков истории человечества. Необходимость преодоления последствий колониализма оказывает большое влияние на взаимоотношения государств Азии, Африки и Латинской Америки с ЕС и США.

Немаловажной эта тема является и для коренных народов, не имеющих собственных государств. О месте коренных народов в истории мира мы сегодня говорим с кандидатом философских наук, бывшим экспертом ООН Надиром Бекировым.

— Коренные народы в современном мире — насколько это значительный фактор?

— Рассуждая на эту тему, нужно иметь в виду, что общая численность коренных народов на Земле несколько лет назад оценивалась в 297 миллионов человек. Трудно сказать, увеличилась ли на сегодняшний день эта цифра вследствие рождаемости или нет. Будем считать, что из восьми миллиардов жителей планеты примерно 300 миллионов составляют те, кого можно отнести к коренным народам в международно-правовом смысле этого слова.

Представление о численности коренных народов дает и тот факт, что в мире насчитывается около 5 тысяч языков. Большинство из них являются языками коренных народов. Если разделить 300 миллионов на 5 тысяч, то вы поймете, что в среднем численность отдельных коренных народов крайне невелика.

Практически все коренные народы лишены государственности. Даже те, кто когда-то в прошлом имели собственные государственные образования, как, например, всем известные ацтеки или майя. Понятно, что сама их мизерная численность в общем населении Земли показывает, что на протяжении последних 500 лет они были жертвами колониальных захватов и угнетения, что никак не способствовало их развитию.

Целые коренные народы были просто уничтожены. Те же народы, что выжили несмотря ни на что, сократились в численности. Но тем не менее они все еще существуют, говорят о своих правах и на международно-правовом уровне добиваются их признания и воплощения в жизнь.

Надо отметить и общий прогресс человечества. В свое время, в 1923 году, представитель одного из североамериканских коренных народов – ирокезов – вождь Дескахех, приехал в Швейцарию, для того чтобы выступить в Лиге наций. Он хотел, чтобы международная  организация допустила его к своей работе как представителя коренных народов Северной Америки, в течение 6 месяцев выступал перед швейцарцами в Женеве, Берне, Лозанне, Люцерне, Винтертуре и Цюрихе с объяснением ситуации коренных народов Северной Америки. Однако в жутко демократическую Лигу Наций, предшественницу нынешней ООН, его просто не впустили.

Это было абсолютно явное проявление расизма. Но вот уже в 1970—1980-е годы, при поддержке в том числе и европейских правозащитных организаций, представители коренных народов были допущены в Организацию Объединенных Наций. И с этого, собственно, началась официальная история разработки международных стандартов в области прав коренных народов, которая на данный момент завершилась принятием Генеральной Ассамблеей ООН 13 сентября 2007 года Декларации ООН «О правах коренных народов».

— Почему судьба разных частей человечества сложилась так неодинаково? Одни расселились по всему миру, в то время как другие оказались на грани вымирания?

— В понимании общества, на мой взгляд, в значительной степени не учитывается роль природных факторов в развитии человека. В 1990-е годы вышло несколько блестящих работ американского антрополога Джареда Даймонда, получивших всемирную известность. Это книги «Ружья, микробы и сталь», «Коллапс. Почему одни общества приходят к процветанию, а другие — к гибели» и «Третий шимпанзе: эволюция и будущее человеческого животного». Своеобразные названия, характерные для западной публицистики. Сам Джаред Даймонд долгое время провел в Океании, работая там в качестве специалиста горнодобывающей компании. Но у него интересное сочетание образования и научных интересов. С одной стороны, он филолог, а с другой — он активно занимался эволюционной биологией, зоогеографией, орнитологией (раздел зоологии, изучающий птиц) и экологией. Такая комбинация научных интересов вместе с личными впечатлениями и наблюдениями, в том числе за жизнью коренных народов Океании, привела его к очень интересным выводам.

Если кратко обобщить идеи Даймонда, то надо сказать, что цивилизации Европы и Азии изначально имели огромное преимущество перед американскими, африканскими и австралийскими цивилизациями вовсе не в силу своей какой-то особой одаренности или заслуг. На всех континентах люди обладали примерно одинаковыми способностями. Но природные условия были разными. Например, Евразию широкой полосой с запада на восток пересекает зона умеренного климата, наличие больших рек — Тигр, Евфрат, Хуанхэ — позволяли массово развивать земледелие. Подобные условия были и в Северной Африке, в долине реки Нил.

Если же взглянуть на Америку или Африку, то там такие благоприятные климатические условия присутствуют в очень узких зонах. Находившиеся в них цивилизации майя и ацтеков смогли развиться, а вот севернее или южнее сделать это было гораздо труднее.

Самое же важное, что большие размеры Евразии изначально давали больший выбор растений, подходящих для окультуривания. Была возможность выбрать из них максимально продуктивные, которые при культивации давали большой урожай и могли прокормить большое количество населения. В то же время основное культурное растение Америки — кукуруза — по своим питательным свойствам значительно уступает пшенице, ржи, овсу и т. д.

То же самое с домашними животными. Огромное преимущество  евразийские и североафриканские цивилизации получили в результате приручения лошади, которой в Америке не было. Приручение лошади стало по тем временам огромным достижением, повлиявшим на развитие транспорта и военное дело. Для кочевников Великих степей лошадь стала даже основным источником питания. Коровы, буйволы, овцы и др. были уже дополнением. Важную роль сыграли верблюды, но все равно несопоставимую с лошадью.

Итак, в климатических условиях Евразии и Северной Африки люди изначально были в более благоприятных природно-климатических и природно-ресурсных условиях, нежели на других континентах. Что дало толчок технологическому развитию и огромному увеличению численности населения Евразии.

Но и в рамках Евразии шла определенная конкуренция между Востоком и Западом. Первые контакты европейцев с Индией или Китаем в XVI веке происходили в ситуации, когда и индийская и китайская цивилизации культурно и технологически стояли выше европейской. Но потом Европа очень быстро продвинулась вперед. Уже в XIX веке в эпоху Опиумных войн несколько тысяч европейцев могли побеждать более многочисленные китайские армии.

Поэтому все не так просто. Речь идет еще и о особом повороте европейских цивилизаций, которые в последующем выступили в качестве колонизаторов. В повороте их на принципиальную цель — получение прибыли, богатств наиболее интенсивным, быстрым и эффективным способом, невзирая на какие-либо политические, культурные, моральные ограничения.

То есть войны между различными народами происходили и до появления европейских колонизаторов, происходили всегда и часто бывали очень кровавыми. Но колониальные войны, имевшие своей реальной целью получение любым путем как можно большего количества богатств, они, что очень важно, дополнялись идеологией превосходства европейской культуры, религии, европейского образа жизни, внешности (белый цвет кожи, определенный тип строения тела и т. д.). Колонизаторы представляли, что все это изначально является лучшим в мире.

Этот взращенный в Европе расизм сказывался на отношении к коренным народам. Их было не жалко уничтожать, ассимилировать и подавлять. Корни европейского расизма уходят далеко.

И даже при огромных разногласиях и вражде между собой, как было в какой-то период между католиками и протестантами, сформировалось некое общее европейское сознание, некий консенсус относительно того, что вот мы — настоящие люди, у нас настоящая культура, настоящая религия, настоящее человеческое достоинство, а вот там по окраинам живут какие-то варвары, которым можно предложить поверить в Христа и стать нашими подданными.

Так, например, рабство в южных штатах США обосновывалось следующим образом. Чернокожее население, которое уже во втором-третьем поколениях утратило всякие связи с Африкой, перешло на английский язык, практически все были крещены и ходили в церкви. Так вот, белые рабовладельцы руководствовались таким моральным самооправданием: они считали, что если приобщили негров к европейской культуре, научили носить европейскую одежду, ходить раз в неделю в церковь и петь псалмы, то теперь те в благодарность за то, что живут в цивилизованной Америке, а не дикой Африке, должны с утра до ночи из поколения в поколение вкалывать на плантациях. Это было общее европейское мироощущение, которое господствовало у значительной части выходцев из Европы вплоть до ХХ века.

Перемена отношения европейцев к коренным народам, на мой взгляд, как ни странно, была связана с политикой Гитлера и нацистской Германии. Потому что те методы правления, те методы завоевания, закабаления, угнетения, высасывания ресурсов, которые европейские колонизаторы использовали по отношению к коренным народам на протяжении веков, теперь применялись и к народам Европы. По сути, теория расового превосходства Гитлера была логическим итогом развития европейского колониализма. Только теперь среди самих европейцев была обозначена раса, превосходящая все другие. И когда в отношении остальных европейцев стали применять те же самые методы, которые колонизаторы на протяжении нескольких столетий практиковали на всех континентах, то, наконец, в головы многих стала закрадываться мысль о том, что что-то с этим не так, что, может, все люди — люди, что расовые и культурные различия — это все же не грех, а нормальное состояние. Что апологетика европейского доминирования неверна.

Пройдя через концлагеря, расстрелы на улицах, этнические чистки, европейцы поняли, что все, что они практиковали в Африке, Америке или Азии, оно, оказывается, действительно ужасно. И ужасно не только с точки зрения гуманизма, а и тем, что, оказывается, может быть применено к ним самим.

Собственно говоря, после Второй мировой войны пошел кризис и крах колониализма, который был связан не только с экономическими причинами. Популярная сейчас точка зрения, что европейцы сами ушли из колоний по экономическим причинам, верна не в полной мере. Потому что сначала европейцы несколько веков грабили эти территории. И этот голый грабеж был абсолютно экономически выгоден. Сколько золота вывезли из Америки, сколько кофе и сахарного тростника?

— Могли ли коренные народы в свое время как-то приспособиться к условиям нарождающегося капиталистического мира?

— История человечества очень многообразна и сложна. Многие слышали слово «чероки». Есть индейский народ чероки. Сейчас он живет в штате Оклахома, но изначально это было население территорий штатов Теннеси, Алабама, Джорджия, частично Флориды. Они долгое время сохраняли свою независимость, потому что у США, продвигавшихся на запад американского континента, не доходили руки и ноги до завоевания южной части Джорджии. У них на руках были официальные договоры о сохранении за ними остатков земель, подписанные прежними правительствами США. Но в конечном итоге внимание американцев привлекла Флорида, находившаяся под испанским контролем. По этому поводу случилась американо-испанская война, а, прежде чем занять испанские владения, американцам надо было захватить территорию чероки.

Чероки, на протяжении нескольких веков наблюдая, что происходит на территориях севернее них, решили пойти другим путем, отличным от других индейских народов, и принять европейский образ жизни и ценности как свои собственные. В начале XIX века большинство из них отказались от традиционной религии и приняли христианство (!). В 1828 году они приняли алфавит из 85 букв, разработанный их великим просветителем — вождем Секвойей, стали издавать типографским способом газету «Чероки Фникс». Чтобы их перестали считать дикими варварами, они объявили себя штатом, избрали в подражание американцам президента, парламент, сформировали правительство, разработали и приняли конституцию, заявили, что хотят войти в состав США на правах штата. Чероки стали носить европейскую одежду со своими национальными элементами.

Чероки решили найти культурный и политический компромисс. Поскольку война не была официально объявлена со стороны США, хотя намерения были очевидны, президент чероки Джон Росс приехал в Вашингтон.  Он добился переговоров с тогдашним Президентом США Эндрю Джексоном (с которым был лично знаком по совместным военным походам против другого народа – крик). На них ему настойчиво предложили уйти с их территории за Миссисипи. Чероки подали иск в Верховный Суд и даже выиграли дело против штата Джорджия. После этого посылали несколько делегаций в Конгресс США. Не помогло ничто.

Проигнорировав мирную инициативу индейцев, американская армия собрала силы на границах чероки и поставила ультиматум, который те в большинстве были вынуждены принять, поскольку силы были неравными. В 1838—1839 годах депортация состоялась. Удивительное дело, но уже тогда, частично они были вывезены в железнодорожных вагонах, как в ХХ веке репрессированные народы СССР. Часть дороги прошли пешком. Погибла почти половина народа. Все, как у нас.

Под конвоем американских войск чероки покинули родину и переселились на запад за реку Миссисипи. Американское правительство в то время решило собрать всех индейцев и переселить их на специально отведенную Индейскую территорию. Это современный штат Оклахома. Надо сказать, что Джорджия, где жили чероки, это аналог нашего ЮБК, только более лесистый. А Оклахома, куда их переселили, это аналог казахстанских или узбекистанских степей. Жара, отсутствие воды. Но никому в Вашингтоне до этого дела не было.

Во время переселения чероки специально никто не убивал, но огромное число людей погибло от трудностей и болезней. В американской истории этот случай получил название «Дорога слез» или «Дорога чероки».

Меньшая часть осталась на своей территории. Отряд из нескольких сотен человек два года героически вел партизанскую войну против американской армии. В конце концов их разгромили, потому что силы были неравны, оружие индейцев было гораздо хуже. Всех, кто сопротивлялся, повесили, обвинив их в бандитизме. Очень показательно. Американцы даже саму войну с чероки не рассматривали как войну с другим народом. Вот с мексиканцами, после победы в Техасе, они так не поступали. Допустим, в Луизиане, которую американцы купили у Наполеона, местное французское население получило американское гражданство. А чероки они поубивали, именуя бандитами. Причем тех людей, которые пытались войти в США.

Таким образом, даже те народы, которые искали какого-то понимания, мирных договоров и союзов с колонизаторами, были обречены на неудачу.

(Продолжение следует.)

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог