Курс валют USD 0 EUR 0

Критический взгляд на европейскую цивилизацию

Комментариев: 0
Просмотров: 117

Исмаил ГАСПРИНСКИЙ

(Перевод и примечания к тексту Э. Абибуллаевой)

 

(Начало в №24)

 

Пожалуйте на огромную фабрику: вот паровая машина мощностью триста-пятьсот лошадиных сил, которая приводит в движение триста-пятьсот разных деталей. Около трех-пяти тысяч рабочих по двенадцать часов, с утра до вечера работают [на фабрике], вкладывая свое мастерство, силы, усердие и терпение. Товар, изготавливаемый на фабрике, громадными, как целый поселок, кораблями доставляется и продается во все концы света. Счетоводов и секретарей, работающих на этой фабрике, больше, чем состав крупного бюро! Так вот, эта фабрика — сама по себе маленький мир, маленькое цивилизованное сообщество. Какова же польза и выгода от производимой продукции для тех, кто ее делает и создает? Жить в довольстве, вдоволь есть и пить, вместе с семьей наслаждаться и радоваться, быть уверенным в безбедной и беззаботной старости, не так ли? Нет! Выгоду от продукции фабрики имеет только одна семья или компания из трех-пяти семей. Остальные три-пять тысяч человек, подобно животным, работают, чтобы только прокормиться. Где уж тут довольство, только на обычный сон и остается время. Если они поспят лишний час, то в этот день они останутся голодными! Где уж тут радость, если от работы и голода члены семьи не в силах открыть глаза. Где уж тут безбедное существование в старости, если по молодости и будучи в здравии, оставшись без работы пять дней, не сможешь рассчитаться [с долгами] и за пять месяцев.

Если один-два года не будет поступать хлопок из Америки, шерсть из Австралии или же население Индии перестанет покупать английский товар, сразу станет ясно, в каком положении окажется центр цивилизации и светоч земли. Тогда семь-восемь миллионов рабочих фабрики, два-три миллиона шахтеров, пять-десять миллионов других рабочих, живущих за счет этого, останутся без места и пропитания. [В свою очередь] огромные здания и дворцы Лондона, Бирмингема, Манчестера закроют свои двери и окна и не примут этих несчастных!

Если по какой бы то ни было причине трубы фабрик на два-три года прекратят дымить [работать], двадцать девять англичан из тридцати будут вынуждены вместо подушек положить голову на камни, укрываться камышом и, будучи отстраненными от возможности нормально поесть, должны будут начать питаться воздухом. И хотя двадцать девять из тридцати будут в таком положении, тридцатый их брат скопил столько денег, имущества и собрал такое состояние, что хватило бы сил на то, чтобы значительное время прокормить остальных… Но будет ли он это делать? Не лучше ли было не доводить [этих людей] до состояния нужды, ведь так легче, да и благороднее?!

Посмотрим на самый блистательный и считающийся народом и государством самым справедливым орган управления — парламент. Известно, что дела парламента и правосудие осуществляются только посредством господ, и жестокость некоторых правлений [парламента] достигла уровня известных тиранов мира! Самый знаменитый парламент — английский, не так ли? Разве помыслы и цель собраний этого парламента не заключаются в том, чтобы 250 миллионов разных народов служили для удовлетворения и блага 30 миллионов англичан и того вместе одному миллиону аристократов и богачей?

Пожалуйте в один из их университетов: что только здесь не изучают! Уму непостижимо… Какое совершенство, какое осмысление, какие идеи. Адвокаты, изучающие юридическую науку, начиная со времен фараонов и до появления некоторых рекомендаций месье Гладстона4; механика, при помощи которой осуществляется работа, требующая тысячи лошадиных сил, а используется всего один тюк угля; химики, которые при помощи пяти-десяти химических элементов могут свернуть огромные горы; инженеры, которые будут строить мосты через реки — все они воспитанники университетов! Разве можно не восторгаться этими учреждениями? Да! Университеты и другие воспитательные учреждения Европы заслуживают восхищения и внимания, но удивляет то, что из такого количества наук и такого широкого охвата мировых знаний самая необходимая и почтенная наука для человека осталась за пределами образования и действующих рамок! Эта наука — высшая наука, представляющая истину и духовный облик, которая на протяжении многих лет находится на грани гибели и падения и неизвестна в европейской цивилизации!

Любое место Европы, где бы то ни было, своим внешним блеском и великолепием может ослепить многих. Можно подумать, что благовоспитанность и благополучие, беззаботность и вежливость, справедливость и счастье со всех уголков мира слетелось и поселилось именно здесь! К сожалению, это всего лишь блеск, и не все то, что блестит, является золотом и серебром. Давайте все, что мы увидим в Европе, поставим на чашу весов и взвесим. Будет ли этому всему мера [предел]? [Соизмеримо ли это все]? Может, нам стоит удивляться богатству десяти-пятнадцати человек типа Ротшильдов5. Или тому, что у десяти-пятнадцати миллионов населения нет денег на два аршина земли в случае смерти! Или поразимся воспитанию и манерам лондонских леди и парижских дам? Или же обратим внимание на сто пятьдесят тысяч проституток, выставивших на продажу свое тело и честь, на проспектах Лондона и Парижа по дозволению правительства. Может, похвалим за то, что одна их корова дает молока столько, сколько наши десять коров! Или же извлечем урок из того, что девяносто девять из ста [человек] не могут иметь даже одной коровы? Может, посмотрим на то, как они тратят миллионы в разных направлениях, призывая и обращая в христианство? Или же поразимся тому, что в Европе не осталось веры в церковь и Библию? Или понаблюдаем за войнами, которые объявляются во имя свободы человека? Или же взвесим на весах справедливости бедных невинных девушек из Алзаса-Лурена6, продающих себя за пятьдесят франков в Париже?!

Короче говоря, европейский уклад жизни и культура напоминают сильно накрашенную, роскошную и симпатичную женщину, только если быть внимательнее, то у этой женщины зубы вставные, волосы накладные, а пышный бюст набит ватой… А если скинуть с нее эти наряды из тончайшей тафты7, то наткнетесь на раны и болячки, увидев которые, вы отвернетесь [от отвращения].

***

То, что европейский уклад жизни и форма цивилизации построены на гнилых и дефектных основах, известно многим людям даже в пределах Европы. Изо дня в день становится ясно то, что этот уклад жизни не является последним оплотом человеческой совести и ума. Лет сорок-пятьдесят назад разочаровавшихся и потерявших надежду на европейскую цивилизацию было только двое из ста, сегодня таких уже тридцать [человек] из ста! Этими сторонниками коренных изменений являются социалистические группы. Я думаю, более или менее идеи социализма известны всем. Наша цель заключается не в критике и детализации идеалов социализма, я посчитал уместным сказать здесь несколько слов о главных принципах.

В Европе по-разному дают определение социализму. По нашему мнению, социалисты — это те, которые разочаровавшись в европейском укладе жизни и нынешней цивилизации, хотят на новой основе построить новую цивилизацию. Согласно их мнению, необходимы большие перемены и реформы. Из их размышлений о праве наследства, семьи, собственности и других основополагающих, следует такой вывод, что якобы недвижимость, собственность, торговля, капитал, труд и даже женщины и дети — все должно быть общим! Этот путь предполагает, что все якобы в равной степени извлекут пользу из труда и получат довольствие земными благами! Оказывается, не будет такого, что у кого-то очень много, а у кого-то совсем ничего нет.

В европейской литературе есть очень много произведений относительно идей социализма. Оуэн8, Фурье9, Сен-Симон10 и другие посвятили целые тома планам и порядкам [социализма]. Если все написанное ими применить на практике, то все в мире обретут счастье, все люди на равных правах будут трудиться, отдыхать и наслаждаться жизнью. Тогда в мире будет равенство и так далее… Стоит ли говорить о том, что идеи социализма состоят из множества положений, выходящих за рамки нравственности? Не думаю. Намереваясь отказаться от старых основ, социалисты напоминают тех, кто, спасаясь от воды, попал в огонь. Якобы полное равенство: материальное и моральное! С момента становления народов они все разные: у одних преобладает сила, у других ум. Наследования якобы не будет… Это как понимать? Отец, экономя на себе, будет копить для детей, а это все будет поделено на всех. И где же здесь равенство и справедливость? Тогда семьи не будет, родители и дети не будут знать друг друга, и в наследовании не будет нужды? Короче говоря, страна и общество перейдут в казарменный тип: по сигналу все будут просыпаться, по сигналу ходить на работу, по сигналу садиться за общий стол, по сигналу веселиться и развлекаться, по сигналу выбрав по женщине отдыхать… Молодцы социалисты, вы построите хорошую цивилизацию и хороший уклад жизни!

 

1 Ислямы — это определение Исмаил Гаспринский дает в тексте относительно исламских государств и мусульман. Примечание переводчика.

2 Вероятно, автор имел в виду античную цивилизацию. Примечание переводчика.

3 Автор имел в виду, что аристократия справлялась с простолюдинами, сохраняя традиции и порядок. Ее рычагом управления оставалась власть благодаря родовой собственности, переходящей от отца к сыну. Используя труд простолюдинов и освободившись от тяжелой физической работы, аристократия имела роскошь заниматься образованием и военным делом. Примечание переводчика.

4 Уильям Эдвард Гладстон (1809-1898) — английский государственный деятель, четыре раза занимавший пост премьер-министра.

5 Ротшильд (Родшильды) — европейская династия банкиров и общественных деятелей еврейского происхождения, чья история восходит к концу XVIII века. В 1816 году император Австрийской империи Франц II пожаловал Ротшильдам баронский титул. Ротшильды стали принадлежать к высшему свету австрийского дворянства. Британская ветвь династии была принята при дворе королевы Виктории. Считается, что с XIX века Ротшильды имеют самое крупное состояние в мире.

6 Эльзас и Лотарингия — «имперская земля» Германской империи, расположенная на территории сегодняшней Восточной Франции, состоящая из Эльзаса и восточной Лотарингии, связанных общей историей.

7 Тафта — разновидность глянцевой плотной тонкой ткани полотняного переплетения из туго скрученных нитей шелка, хлопка.

8 Роберт Оуэн (1771-1858) — английский философ, педагог и социалист, один из первых социальных реформаторов XIX века.

9 Франсуа Мари Шарль Фурь (1772-1837) — французский философ, социолог, один из представителей утопического социализма, основатель системы фурьеризма; автор термина «феминизм».

10 Анри Сен-Симон (1760-1825) — французский философ, социолог, известный социальный реформатор, основатель школы утопического социализма.

 

(Продолжение следует)

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65