Курс валют USD 0 EUR 0

КРЫМСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ, ПОЭТ И ФОЛЬКЛОРИСТ АБДУРАМАН БАРИ (1897 – 1970)

Комментариев: 0
Просмотров: 288

Исмаил Асаноглу КЕРИМ, профессор КИПУ

 

В крымскотатарской истории конца ХIХ и ХХ веков было немало авторов, оставивших свои воспоминания в виде отдельных брошюр, книг и дневниковых записей. Например, бахчисарайский певец, поэт, летописец и метеоролог Хабибулла Керем в 1900-е годы вел дневник, в который заносил события бахчисарайской жизни и свои наблюдения над местной погодой. Эти записи сегодня хранятся в рукописном фонде библиотеки С.-Петербургского университета. В последние годы  отдельными книгами изданы записи-воспоминания Асана Сабри Айвазова, Джафера Сейдамета, Мюстеджипа Улькюсала, Шевки Бекторе, Фейзи Рахмана Юртера и других.

 

Интереснейшие дневниковые записи и воспоминания в объеме 340 страниц оставил и уроженец крымского села Аджи-Менди (район Керчи) Абдураман Бари (псевд. Аджимендили). Блестящая память и литературный талант позволили ему в 1950 — 1960-е годы создать рукописный шедевр воспоминаний, касающихся целой эпохи, начиная с 1900-х годов и до 30 января 1943 года включительно. Позже, в 2008 году, данная рукопись была подготовлена и издана симферопольским издательством «Тезис» под названием «Аятымнынъ унутылмаз левхалары» /«Незабываемые эпизоды из моей жизни»/ (составители Г.Бекирова и З.Бекирова, вступительное слово поэта и писателя Шакира Селима).

«Цепкая» память 5-6-летнего А.Бари позволила позже воссоздать биографические детали учительской деятельности классика крымскотатарской литературы У.Ш.Тохтаргазы (1881 — 1913).

«Как один из современников и учеников У.Ш.Тохтаргазы, могу сказать, что он прибыл в селение Сараймен (близ Керчи) в 1902 году и открыл здесь новую школу. Преподавал предметы, которые не велись в местном медресе. Это вызвало зависть и недовольство учителей-схоластов духовного училища, ведь складывалась обстановка, при которой медресе мог потерять часть своих питомцев.  Родители могли перевести своих детей в новометодную школу Тохтаргазы. Поэтому схоласты путем различных интриг и провокаций старались уронить авторитет поэта. Именно в связи с таким недружелюбным отношением и давлением, в 1904 году Тохтаргазы был вынужден покинуть Сараймен и перебраться в селение Харджибие, где при помощи местных жителей построил большую, красивую и яркую школу и продолжил уже здесь свою педагогическую деятельность», — вспоминает Абдураман Бари.

Ученый-литературовед К. Джаманаклы (Решидов) в своей кандидатской диссертации, посвященной жизненному и творческому пути У.Ш.Тохтаргазы и защищенной в 1937 году в Казани, подтверждает пребывание поэта в 1902 — 1903 годах в Керчи, где У.Ш.Тохтаргазы участвовал в демонстрациях против еврейских погромов. Кроме того, современник и близкий друг У.Ш.Тохтаргазы Менсеит Джелилов также свидетельствует о том, что Тохтаргазы в начале 1900-х годов участвовал в нелегальных политических кружках Керчи.

То есть воспоминания Абдурамана Бари сочетаются и подтверждаются, в том числе научными источниками.

Весьма важным в воспоминаниях, связанных с поэтом У.Ш.Тохтаргазы, является и эпизод, в котором А.Бари расскрывает, как однажды, возвращаясь домой с одним из своих учеников по имени Сеитджемиль, Тохтаргазы поведал ему о постоянных преследованиях и попытках его убийства… Через некоторое время в газете «Терджиман» появляется скорбное сообщение об убийстве 17 сентября 1913 года в селении Харджибие Кефинского уезда известного в Крыму учителя Усеина Шамиля Тохтаргазы. Следует добавить, что тогда же гурзуфскими учителями было выдвинуто предложение о сборе и хранении творческого наследия У.Ш.Тохтаргазы и создании для этой цели специальной комиссии.

Неизвестно, как работала и что собрала данная комиссия, но  А.Бари вспоминает также об одном интересном учебнике У.Ш.Тохтаргазы, который не упоминается в источниках и исследованиях ученых. Это учебник азбуки, написанный стихотворными строфами, по которому учился и Абдураман Бари.

Осенью 1912 года А.Бари поступает на учебу в лучшее и самое крупное медресе Крыма —  бахчисарайское «Зынджырлы», где на тот момент обучались, по словам А.Бари, около 200 сохт-студентов. Снимает квартиру рядом с медресе, в доме известного крымского скрипача Ашыр-Уста, за 5 рублей в месяц (приблизительно пятая часть месячной зарплаты учителя). Как и у других студентов, при поселении на квартиру у него с собой был резной сундук с личными вещами, матрац, подушка и постельное белье. В то время и на поездах ездили с собственными матрацами и подушками.

Как раз в эти дни в Бахчисарае проходил праздник Курбан-Байрам, и он вместе с другими студентами участвовал в праздничной молитве в Хан-Джами. Младшие сестры его друга Мустафы, проживающего в Бахчисарае, подарили ему на праздник вышитые платочки и кожаные папучи (тапочки). В тот же день он присутствует на литературном мероприятии, прошедшем в зале городской управы, где местными молодыми актерами на сцене были поставлены две одноактные пьесы: «Эв тербиеси» («Домашнее воспитание») и «Миллет ёлбашчылары» («Лидеры нации»), а также дан концерт национальной музыки. Мероприятие закончилось «европейскими танцами».

Интересно воспоминание А.Бари о прохождении в «Зынджырлы» спецкурса «Философский трактат Молла Джами».  Читал этот предмет преподаватель Абиб эфенди (Абибулла?) – ректор «Зынджырлы», крупный, широкоплечий, с белой чалмой на голове, одетый в просторный халат и сидевший за низеньким столиком. Пол аудитории был покрыт войлоком.  А.Бари не конспектировал лекций, ибо являлся вольнослушателем. Много было сложного и непонятного в философии Моллы Джами и в содержании некоторых предметов. И даже те сохты, которые усердно пытались овладеть различными трактатами, были бессильны. Добавим, что и другой бывший студент «Зынджырлы», проучившийся здесь 14 лет, Джемиль Керменчикли в 1916 году выступает с едкой критикой схоластического обучения того времени. Он с горечью говорит о том, что в медресе вместо изучения грамматики родного языка схоластически изучается морфология и синтаксис арабского языка. Зубрежки и заучивания непонятных формул и смыслов губят образовательный процесс. Особенно синтаксис арабского языка, который изучается в «Зынджырлы», будучи насыщенным философскими трактатами Моллы Джами, выработанными пять веков назад и неоконченными, а затем еще и «разбавленными» бесконечными пространными комментариями философа Абдульгафура, который потратил жизнь и так же не успел завершить начатое. Сегодня  же наши сохты должны все это усвоить?! Сохты, зубря пятый том мутных знаний, забывают о содержании первого!!!…  Никто не сумел в то время возразить молодому писателю.

Но у А.Бари была хорошая возможность читать литературу на крымскотатарском, турецком и других тюркских языках в местной городской библиотеке. А в книжных магазинах Бахчисарая Али Тарпи и Аджи Абдуллы продавались книги, привезенные из Арабистана, Турции, Казани, Оренбурга, Уфы, Баку и других мест. Здесь следует отметить, что интерес к чтению сохранился у него на всю жизнь. В дни отдыха, А.Бари по пятницам бывал на различных культурных мероприятиях, знакомился с городом, общался с сохтами из других медресе.

Чем питались студенты «Зынджырлы»? А.Бари пишет, что по утрам они обычно пили чай с янтыками, в обед и вечером ели различные супы и вторые блюда, которые сами готовили.

В воспоминаниях А.Бари говорится и об объеме земель, прикрепленных ханом Менгли Гераем в качестве вакуфа к «Зынджырлы», то есть речь идет о землях местечка Улаклы близ Бахчисарая, составляющих 480 десятин (приблизительно столько же в гектарах). Отсюда же мы можем определить, каким образом у «Зынджырлы» был годовой доход между 40000 и 50000 рублей, подсчитанных специальной комиссией. Из этих денег около 3500 – 4000 рублей в год выделялось в качестве зарплаты мудеррису (ректору) медресе.

А.Бари в 1915 году возвращается в родное село Аджи-Менди и приступает к педагогической деятельности. Приятными для него воспоминаниями является период после февральской революции 1917 года. В Симферополе в начале мая 1917 года проходил съезд крымскотатарских учителей. Прошедший специальный конкурсный отбор в своей волости А.Бари в составе 22 учителей приезжает в Симферополь. Созданный в апреле Крымскотатарский Мусульманский Исполнительный Комитет выделяет им по 200 рублей. На съезде 3 мая 1917 года А.Бари слушает блестящую речь Номана Челебиджихана и других видных деятелей народа. Съезд проходил в течение 4-х дней. На нем была выработана и принята общая программа обучения для крымскотатарских школ. По этой же программе все прибывшие на съезд учителя в течение 1,5 месяца обучаются на специальных курсах, где на родном языке проходят такие предметы, как физика, математика, история, география, теология и другие. А.Бари с друзьями Абдульмеджидом и Насибуллой за 50 рублей в месяц снимают добротную квартиру на Нижней Госпитальной у адвоката Саневича. Выданных им Мусисполкомом денег с лихвой хватает буквально на все, что они хотели. Это было начало новой, насыщенной национальной культурой и образованием жизни, когда они могли быть успешными молодыми людьми на своей священной Родине.

16 августа 1917 года в Отделе Просвещения Мусисполкома в Симферополе, блестяще сдав все экзамены, А.Бари получает диплом преподавателя, завизированный в том числе и Н.Челебиджиханом. На радостях в одной из портняжных мастерских заказывает новый костюм и через 10 дней с земляками-коллегами по учительской профессии возвращается в Аджи-Менди.

Именно в этот период начинается и творческая деятельность А.Бари. Он является ведущим автором отдела Народного творчества газеты «Къырым оджагъы» («Крымский очаг»). Собирает и публикует массу крымскотатарского фольклорного материала. Пишет стихи. Печатается его известное поэтическое произведение «Татарнынъ байрагъы» («Татарское знамя»).

После получения диплома и возвращения домой, осенью 1917 года А.Бари устроился на работу учителем в школу селения Джавтобе. В этой школе было 75 учеников, которые были разделены на 5 классов. Среди учеников, кроме джавтобелийцев, были и дети, прибывшие из селений Коль-Альчин, Конурат, Кыргыз, Мавлюш, Арпач и Аджи-Менди, 15 из них проживали в специальном пансионе. Учителей было двое. Напарником А.Бари был учитель из селения Чур-Баш Джелиль Кадыр. Занятия велись по принятой на съезде учителей общекрымской программе. Учебников было мало. Из них А.Бари выделяет учебники Я.Байбуртлы и Исмаила Акки. Такие предметы, как география, история татар, математика и теология, велись по собственным конспектам учителей. Занятия в школе длились с 8.00 утра и до 16.00. Среди учеников были и такие, которым уже исполнилось 18 лет.

Проживал А.Бари с товарищами в небольшой учительской комнате школы. Мусисполком присылал им по почте месячную зарплату в размере 175 рублей. Это была высокая зарплата, вспоминает А.Бари, потому что в то время фунт мяса (410 гр.) стоил 40 копеек, пуд пшеницы – 2 рубля. Кроме того, учителей школы часто приглашали на различные угощения родители учеников. Но А.Бари отмечает, что продукция легкой промышленности осенью 1917 года уже была слишком дорогой. Земство для школы на зиму выделило 600 пудов дров.

В мае 1918 года для А.Бари родственники засватали девушку по имени Касиде. Она была дочерью Шабаддина-ага из селения Кочеген. Свадьба состоялась в сентябре 1920 года. А.Бари в то время продолжал работать учителем в селении Джавтобе и проживал с молодой супругой у своего брата Фесая. А.Бари вспоминает этот период как самое счастливое время своей жизни.

После прихода большевиков  он организовал в клубе селения Джавтобе курсы по ликвидации безграмотности, ставил на сцене различные любительские спектакли. С учителем той же школы Аблямитом они часто ездили в районный центр Дёрт-Куль (Петровский), где в отделе просвещения им выдавали учебные принадлежности и паек, состоящий из сахара, муки и мяса. В августе 1921 года  в Керчи, в татарском отделе Управления просвещения под руководством Бекбаева, также были открыты педагогические курсы для учителей крымскотатарских школ. Курсы продолжались в течение трех недель, присутствовало около 50 учителей, которые кроме учебы занимались еще и культурно-просветительской деятельностью. В Керченском Большом клубе ими были поставлены два спектакля и давались концерты национальной музыки. Один из спектаклей — «Алим Айдамак» был поставлен по сюжету крымского Робина Гуда. Зал всегда был переполнен местными и приезжими из сел зрителями. Руководил драмкружком А.Бари.

Абдураманом Бари «вживую» описаны и страшные картины голода 1921 — 1922 годов. В то время в Крыму погибли от голода около 100000 человек, в том числе по официальным данным 75000 крымских татар. «Ач ольгеннинъ мезары олмаз» («Умерший от голода не имеет могилы») – эта крымскотатарская пословица стала очевидной в период голода. Тела умерших от голода валялись на обочинах дорог, в поле, где попало, – вспоминает А.Бари. Толпы голодных детей, оставшихся без родителей, бродили по деревням в надежде найти пропитание… Не было спасения никому…

В 1922 году стала поступать американская помощь (АРА). В районном центре учителям выдавали  паек, куда входили следующие продукты: мука, масло, крупы, сахар, какао и другие. Абдураману Бари были выданы даже очень красивые и качественные американские ботинки.

Осенью 1922 года А.Бари устраивается на работу в школу села Сарт. В качестве зарплаты ему обещают выдать 70 пудов кукурузы. Здесь у него было 23 ученика. Жил он с супругой в небольшой комнатке школы. Зима 1922 года не была холодной. Шли дожди. Местные жители часто приглашали А.Бари с супругой в гости на угощение. А.Бари и здесь организовывает драмкружок и ставит на сцене драму «Алим». Эту же драму они играют и в соседнем селе Давтель. Здесь у него рождается и в раннем возрасте умирает уже вторая дочь Зияде. В то время А.Бари активно занимается и сельским хозяйством. В крестьянском объединении села Давтель под его руководством весной 1923 года приобретается трактор. Жизнь начинает налаживаться.

В 1924 году у А.Бари рождается дочь Нефисе, которая была «цветком семьи». Все близкие не чаяли в ней души… В том же году в Симферополе проводились полуторамесячные курсы повышения квалификации крымскотатарских учителей. Руководителем этих курсов являлся доктор Али Аблаев. Он преподавал на курсах анатомию и физиологию. Физику преподавал Мемет Абла, математику – Лексин, обществоведение — Якуб Азиз, политическую экономию – Ислямов, крымскотатарский язык – профессор Б.Чобан-заде. Проходящие повышение квалификации учителя жили в центре города, в гостинице «Метрополь». Им было организовано питание.

Такие же курсы были организованы и в 1926 году в городе Кефе (Феодосии). Общая тема курсов называлась «Комплексная система обучения». Хотя специально для этих курсов были подготовлены программы, планы, различные методические пособия, они себя не оправдали. В итоге «Комплексная система обучения» была отменена правительством…

Из больших культурных мероприятий, проводившихся в Крыму в 1924 году, А.Бари отмечает проведение во всех районах Дервиза-Байрама. Проходивший в мае в течение двух дней, этот праздник собирал в районных центрах и селах огромное число людей. Празднично одетые жители Крыма на фаэтонах и арбах тысячами подъезжали к специальной площади праздника, где устраивались   конные скачки, состязания по татарской борьбе «Куреш» и другие спортивные мероприятия с многочисленными призами. Такие мероприятия обязательно посещало правительство Крыма во главе с Вели Ибраимовым. Рядом с ним были наркомы (министры) и другие члены правительства: У.Балич, М.Недим, О.Зеки, Ф.Мусанниф, Мустафаев, М.Селим и другие, которые выступали с пламенными речами. В керченской стороне Дервиза-Байрам проводился в селении Джапар-Берды, праздник был организован сельсоветами Сарылар, Харджибие и Джапар-Берди. Председателем сельсовета Джапар-Берди являлся Аджигафар Аблялимов. На конных скачках победителем оказался Абдузаир из селения Коджанак. В состязаниях по борьбе «Куреш» победителями были оба сына Хайбуллы из селения Колеч. Эти ребята славились мастерством борьбы в тех краях. Но в другом празднике Дервиза победителями оказались сыновья Смаила из Таракташа. Вечером приезжие гости останавливались на ночь у знакомых и родственников. Им устраивали пиршества. В культурную программу вечера входили постановки спектаклей, музыкальные концерты и другие мероприятия. На следующий день Дервиза-Байрам продолжался с новой силой.

17 декабря 1926 года А.Бари участвует во всесоюзной переписи населения. Лично им по специальной форме были переписаны жители сел Аджи-Менди, Мамат, Сиджевут, Сарт, Чечен и Учь-Кую. А форма была следующей: 1. Наименование поселка. 2. Общее количество проживающих. 3. Количество проживающих крымских татар. 4. Количество дворов. 5. Количество школ. 6. Количество мечетей.

В первой части воспоминаний, которую А.Бари закончил в 1968 году, хронология, хотя и весьма кратко, доведена до 1934 года. Вторую часть составляют военные действия 1941 — 1943 годов (до 30 января 1943 года). На наш взгляд, вторая часть воспоминаний А.Бари требует внимания специалистов-историков. Особым является и поэтическое наследие самого автора, а также записанный им объемный фольклорный и языковедческий (лексикографический) материал. С уверенностью можно сказать, что письменное наследие А.Бари – научная и культурная кладезь не только крымскотатарского народа, но и всего Крыма.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65