Курс валют USD 0 EUR 0

«Курултай» Амета Озенбашлы

Комментариев: 0
Просмотров: 91

 

1917 год стал поворотным в судьбе крымскотатарского народа. Впервые, с момента прекращения самостоятельности Крымского ханства, крымские татары смогли открыто заявить о своих политических правах. События того времени оказали определяющее влияние на дальнейшую историю Крыма.

1-2 октября 1917 года в Симферополе, под председательством лидера Временного Крымского-Мусульманского исполнительного комитета, крымского муфтия Н.Челебиджихана, проходил съезд делегатов от всех крымскотатарских общественных организаций. Судьбоносный съезд, собравший более 200 участников, определил кандидатов от крымских татар на выборах во Всероссийское Учредительное собрание (законодательный орган, который должен был определить основы государственного устройства новой демократической России) и принял решение о созыве национального парламента Курултая.

Как вспоминал впоследствии один из главных участников тех событий Джафер Сейдамет, идея созыва Курултая возникла в июле 1917 года, в обстановке усиливавшегося на просторах бывшей Российской империи хаоса и анархии.

«Той ночью, завершив наш долгий и оживленный спор с Челеби Джиханом, я вытянулся на канапе в его комнате. Он не ложился, был взволнован — несмотря на данное мне слово, его все еще не оставляла мысль о сопротивлении предстоящему аресту. Резко поднявшись, я вновь усадил его за стол. Глядя в его ясные и спокойные глаза, объяснил, как ему нравилось, короткими и точными фразами, что с началом распада России, нам необходимо укрепить силы для противостояния анархии; чтобы наш народ оставался хозяином своей судьбы, нам столь же необходимо на основе выборов, соответствующих избирательной системе, связать его с одной из центральных организаций; в этом случае, если центр российского правления устоит, то будет вынужден еще более считаться с нашей центральной организацией, если не устоит — то организация станет фундаментом нашей независимости, и окончательно подытожил все сказанное словами: «Нам необходим КУРУЛТАЙ!»

Во всей моей жизни, нигде и ни на кого мои мысли или слово не воздействовали так, как это слово — «Курултай» — подействовало тогда на Челеби Джихана. Разом вскочив с места, он в волнении поздравил меня. Мы обнялись, будто свиделись вновь после долгой разлуки, преодолев тысячи испытаний. Глаза Челеби Джихана светились восторгом… Он попросил только, чтобы эту мысль и это слово я до поры никому не раскрывал», — писал Д.Сейдамет.

Осенью 1917 года руководство Временного Крымского-Мусульманского исполнительного комитета перешло к активным действиям по созыву Курултая. 11 октября официальный орган комитета газета «Голос Татар» оповещала своих читателей о решениях, принятых крымскотатарским делегатским съездом. Открывала номер статья Амета Озенбашлы «Курултай», в которой автор давал историческое обоснование необходимости созыва национального парламента.

Ниже мы предлагаем читателю ознакомиться с текстом той публикации. К сожалению, до сегодняшнего дня уцелело не так много экземпляров «Голоса Татар», и номер, в котором была напечатана эта статья, лишь недавно стал доступен широкому кругу интересующихся историческим прошлым Крыма. Стоит отметить, что материал отражает тогдашний уровень развития исторической науки, что выразилось в широком употреблении термина «монголо-татары», который ныне подвергается справедливой критике и постепенно вытесняется из оборота.

Как и другие деятели крымскотатарского возрождения начала ХХ века, Амет Озенбашлы вдохновлялся историей Крымского ханства, Золотой Орды и империи Чингизхана. В своей статье он обращается к истории института курултая во времена Чингизхана (основатель Монгольской империи и ее первый великий хан в 1206—1227) и его Ясы (собрания законов Монгольской империи), его сыновей-преемников — ханов Угедея (1229—1241), Гуюка (1246—1248; в тексте Куюк), правителя Улуса Джучи (Золотой Орды) хана Бату (1227—1255).

Склонный к идеализации средневекового прошлого, А.Озенбашлы упоминает о восстании Менгли-Герай хана против турецкого султана, вознамерившегося «уничтожить благоденствовавшую на территории Крымского ханства республику генуэзцев». Однако события 1475—1478 гг., очевидно, имели более сложную подоплеку. Основным мотивом, подвигшим султана Мехмеда Фатиха к завоеванию в 1475 году генуэзских владений в Северном Причерноморье, была не боязнь республиканских идей, а враждебность Генуи (лишившейся, с поглощением слабой и дряхлой Византии молодой и крепкой империей Османов, значительной части своей торговли). Что же касается пленения Менгли-Герая и последовавшего затем достижения между ним и султаном в 1478 г. соглашения об установлении вассальной зависимости ханства от Порты, то обстоятельства этого описываются историками по-разному и выглядят сегодня не совсем ясными.

Тем не менее, статья А.Озенбашлы весьма примечательна. Она передает атмосферу осени 1917 года, когда обретший веру в свои силы крымскотатарский народ связывал свои надежды с созданием национального парламента.

 

Курултай

А. ОЗЕНБАШЛЫ

 

Курултай – этот всенародный съезд, собиравшийся для решения важнейших государственных вопросов у монголо-татар, поистине является красой их истории и могучим фактором былой государственности монголо-татар.

Если направить взор свой в седую старину и проследить возникновение и рост монголо-татарской государственности с эмбрионального зачатка ее до распада на отдельные ханства – то становится ясным, насколько могуч и авторитетен был курултай в общественно-политической жизни монголо-татар: для них было немыслимо государство без курултая и курултай без государства!

Яса – основные законы государства – это святая святых монголо-татар, устанавливалась и разрабатывалась только на курултае.

Сам Чингис – этот могущественный вождь детей привольных степей Монголии и Туркестана – неоднократно склонял голову перед курултаем и не предпринимал ни одного серьезного шага без его соизволения и благословения. Так, например, перед восшествием на велико-ханский престол, он созвал курултай у истоков Онопа (1205) и испросил у него согласия. С таким же благословением и умилением относились к курултаю – этому выразителю народной воли – и все преемники Чингисхана: и Угедей, и Куюк, и Газан, и знаменитый Батый, и многие другие падали ниц перед повелениями курултая.

С разрушением чингисхановой державы, каждое из новообразовавшихся монгольских и татарских владений собирало свои отдельные курултаи, стараясь не уклоняться от заветов Ясы. В ханствах Крыма и Закавказья курултаи продолжали собираться вплоть до прекращения политического существования этих ханств.

Если, отрешившись от в высшей степени тенденциозного обозрения наших историков, покопаться в трудах западно-европейских ученых, то приходится констатировать, что в эпоху могущества Чингисхана и его преемников наряду с прочной государственностью процветала и культура, чему примером служат многочисленные памятники архитектуры, сооруженные архитекторами и инженерами-татарами, создавшими, по утверждениям специалистов, особый татарский стиль. Одним из таких памятников, например, является красующаяся и поныне мечеть Тамерлана в Самарканде.

Что же касается взаимоотношений между правительствами монголо-татар и подвластными им народами – то, нам кажется, никто не станет отрицать той терпимости, которую проявляли первые по отношению к последним.

Насколько нам помнится, даже известный профессор Ключевский в числе причин, способствовавших возвышению московского государства при Иване Калите, первое место отводит невмешательству татар во внутреннюю жизнь подвластного им в исторических документах, уцелевших в архивной пыли тогда московского княжества. И вот, когда читая эти светлые страницы, с изумлением констатируешь ту государственную мудрость монголо-татар, которая красной нитью проходит через всю их историю, то становится понятным, каким могучим фактором являлся курултай с «Яса» в общественно-политический жизни татар.

Характерным для курултая является тот исторический факт, что крымский хан, основатель династии Гиреев, Менгли Гирей, по постановлению крымского курултая, дерзнул восстать против могущественного в те времена турецкого Султана, когда этот последний, из боязни заражения своих верноподданных  республиканскими идеями, вздумал уничтожить  благоденствовавшую на территории Крымского Ханства республику генуэзцев.

Крымские татары на заре нового строительства своей жизни устами своих делегатов 1-го и 2-го октября заговорили о курултае не как «взбунтовавшиеся рабы», а как верные традициям истории не только монголо-татар, но и своего крымского Улуса.

Мы верим, что этот курултай определит наше культурно-национальное и политическое бытие.

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65