Курс валют USD 0 EUR 0

Народное врачевание крымских татар глазами путешественников (вторая половина XIX века)

Комментариев: 0
Просмотров: 133

Лилия ГАБДРАФИКОВА, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан

 

Представления народа о болезнях и здоровье, методы врачевания являются одной из самых устойчивых составляющих его повседневной жизни. Даже в современных условиях глобализации культурологи порой выделяют разное восприятие болезни в зависимости от этнической принадлежности пациента. Например, одно из таких исследований проводилось в Симферополе, в ходе которого измерили психологическое состояние больных хроническим бронхитом. Результаты опроса показали, что для славян был характерен так называемый «уход в болезнь», для них счастье и здоровье были равнозначными понятиями. Крымские татары в этой ситуации вели себя иначе, старались «уйти от болезни», то есть отрицать, исследователи наблюдали некий фатализм, в сложившихся обстоятельствах эти пациенты предпочли развести понятия здоровья и счастья [7, c. 19]. В этом можно увидеть продолжение ментальных установок дореволюционного времени. Например, в начале ХIХ века, по словам немецкого исследователя Корниса, крымские татары считали, что болезни посылает судьба и люди должны терпеливо переносить их в ожидании своего срока, установленного свыше [17, c. 326]. Конечно, такая модель поведения была тесно связана с мусульманским мировоззрением.

Авторы второй половины XIX в. тоже подчеркивали, что «в болезнях татары редко лечатся даже домашними средствами» [11, c. 98]. В XIX веке многие народы ощущали на себе влияние научной медицины, укреплявшей свои позиции на официальном уровне. Однако и народные практики исцеления оставались такими же популярными. Если рассуждать о мусульманах Российской империи, то среди них был высок процент недоверия к врачам-иноверцам, поэтому услуги земских врачей и других медиков воспринимались с некоторым подозрением, обращались к ним только в крайних случаях. Например, в середине XIX века Ф. Домбровский в историко-статистическом очерке о г. Бахчисарае отмечал, что «много детей ежегодно похищает оспа, потому прививанье ее у татар идет весьма слабо» [8, c. 45]. В то же время он же писал, что «при проявлении эпидемической холеры татары не совсем чуждались медицинских пособий, а некоторые даже охотно отправляли больных во временную холерную больницу, видя пользу, приносимую медициной» [8, c. 52].

В данном сообщении мы представляем лишь краткий обзор медицинских практик крымских татар, подмеченных наблюдателями со стороны. Это лишь «внешний» обзор, реконструкция системы врачевания глазами самих народных врачевателей и непосредственных пациентов возможна только с использованием татарских источников.

Итак, что же подмечали многочисленные авторы трудов о Крыме, преимущественно путешественники? Прежде всего, они оценивали внешний вид крымских татар и различные публичные действия. Например, обращали внимание, что как у детей, так и у взрослых часто руки были окрашены хной. Это средство растительного происхождения, которое имеет широкий спектр действия, особенно активно использовалось в народной медицине. «Прогуливаясь между магазинчиками, путник не мог не заметить изобилия темно-желтого порошка под названием кна (Lawsonia alcanna), который продается повсюду; смешивая его, местные жители красят ногти», – отмечал в 1825 г. в книге «Путешествие по России, Крыму, Кавказу и Грузии» шотландский доктор Роберт Лайелл. Очевидно, что врач-путешественник еще не догадывался о лечебных свойствах хны [19, c. 98]. Уже более сведущим был автор конца ХIX века М. А. Бернов. «На дороге сидят татары. Сели в тень телеги и закусывают. У молодого татарчонка ногти намазаны хэнной, красильным растением, которое сушат, трут в порошок, делают из него род припарок и прикладывают их на ногти…», — писал он [2, c. 67].

Наблюдатели видели лишь то, что было на виду. Так, около деревни Сюирень привлекал всех прохожих гигантский дуб с окаменелой корой. По мнению путешественников, мощному дереву было не менее 700 лет. Местные татары обычно скоблили топором кору дуба для «илача», которая считалась лекарством от многих болезней [10, c. 159]. «Илач» — это «лекарство» на крымскотатарском языке [12, c. 46]. Сегодня фитотерапия является надежным помощником официальной медицины, в основе многих современных рецептов многовековой народный опыт.

Конечно же, система народного врачевания крымских татар, помимо хны и коры дуба, включала еще многие другие растения. Например, среди них были еще кошениль, лук, лавр, черный перец, имбирь, мак [17, c. 328]. Но не все из них попали в обзор путешественников XIX века.

Как среди христиан, так и мусульман полуострова, в этот период было распространено паломничество к источникам воды. Эти «святые места» упоминаются практически во всех крымских путеводителях. Вообще, в культуре многих народов мира прослеживается особое отношение к воде. Если говорить о России, то это характерно как для тюрков, так и для финно-угров, славян и других народов. Подземные источники воды (родники) в этой связи наделялись особой целебной силой. Крымские «святые источники» в различных путеводителях и путевых заметках XIX века преподносятся как христианские объекты поклонения, но каждый раз наблюдатели добавляли, что эти источники ценятся и крымскими татарами. Например, один из таких источников находился на территории Косьмо-Дамиановского мужского монастыря (недалеко от современной Алушты). Монастырь был основан только в 1856 году херсонским и таврическим архиепископом Иннокентием. До этого здесь стоял сруб с образом святых братьев Косьмы и Дамиана, поставленный симферопольским купцом. Он исцелился, после того как искупался в этой воде, и решил таким образом отблагодарить целебный источник. С тех пор это стало местом христианского паломничества [3, c. 366]. При этом, уже спустя сорок лет, мужской монастырь превратили в женский, посчитав, что такое переустройство «способствует чистоте и порядку в нем» [10, c. 393]. Родник вытекал у самого монастыря. Татары называли источник «Савлух-Су» (здоровая вода). Очевидно, что целебная вода источника была известна задолго до открытия монастыря, и крымские татары всегда привозили к роднику своих больных [3, c. 364; 16, c. 54].

Аналогичный источник находился в горах, в местечке Качикален, недалеко от Бахчисарая (примерно в 8–9 км от города). Рядом с родником имелся скит святой Анастасии и была возведена церковь, которая относилась к Успенскому мужскому монастырю. Паломники поднимались к целебному источнику по узкой горной тропе. За чудесным исцелением сюда приходили не только христиане, но и крымские татары [3, c. 91–92].

Еще одна популярная местность с целебным источником под названием Безбайлан тоже находилась в горной части Крыма. Больного обычно поили водой, а потом отрывали от его одежды лоскут и вешали на дерево рядом с источником. Поэтому все деревья вдоль речки были увешаны разноцветными лоскутками. Люди верили, что вместе с лоскутками оставляют у источника и свои болезни [5, c. 85].

В крымскотатарской культуре «святые источники», как правило, были связаны с могилами азизов (мусульманских святых) [17, c. 327]. Очень похожая традиция существует и в Татарстане, в с. Билярск (бывший город Волжской Булгарии – Биляр), где в одном месте издревле поклонялись и язычники, и христиане, и мусульмане. «Утром из соседнего села Билярска тянется торжественный крестный ход к часовне, где после молебствия многие сотни людей припадают к освященному источнику; вечером при закате солнца в разных местах площадки расстилают ковры, на которых восседают татары в чалмах и погружаются в благоговейную молитву, опустив голову на сторону», – писал об этой традиции в 1849 г. местный помещик П. В. Анненков [1, c. 18].

Очевидно, что традиции поклонения воде в Крыму были обусловлены как местными верованиями, так и подкреплялись языческими тюркскими представлениями, где каждое природное явление наделялось особой силой. Поэтому в глазах татар дух родника, конкретного места мог сотворить чудеса в самых трудных жизненных ситуациях.

Если целебные свойства воды из подземных источников не всегда поддаются научной «расшифровке», то сегодняшняя наука вполне успешно применяет другие дары земли. В XIX веке врачи обратили внимание на один из популярных способов врачевания крымских татар: они лечили свои недуги с помощью сакской грязи. Например, один из авторов отмечал, что эта традиция осталась со времен Крымского ханства. Причем, по его словам, практиковали лечение целебной сакской грязью ханские муллы [15, c. 31]. Название «Саки» созвучно с крымскотатарским словом «сагълык» (здоровье) и, очевидно, имеет общий с ним корень. Многие медики скептически оценивали пользу такого грязелечения, но военный доктор Матвей Федорович Глаголев (1828–1887), служивший в Сакской военной лечебнице, был убежден в обратном. Он одним из первых, несмотря на всевозможные ярлыки «татарщина» и т. п. предубеждения, успешно начал применять грязелечение для исцеления от ревматизма.

«Этот метод лечения в виде ванн-лепешек, нагреваемых лучами солнца и принимаемых на открытом воздухе, крайне оригинален и нигде, кроме Крыма, не практикуется, хотя на одесских лиманах, по примеру Сак, практикуются и натуральные ванны, для которых грязь нагревается искусственно, – приводил слова врача Глаголева один из авторов путевых заметок. – Правда, этот метод лечения перешел к нам от татар, которые и по сие время, помимо врача, без всяких приспособлений, где-нибудь на озере копают себе грязь, делают натуральные ванны, в которые и закапывают своих больных; но уже в течение многих лет «метод» лечения сакскими минеральными грязями применяется под наблюдением врачей, у которых немало накопилось и накопляется фактов относительно влияния этого метода лечения грязями на болезненные процессы; эмпирические наблюдения на каждом шагу убеждают беспристрастного врача в пользе, которую оказывают «сакские грязи» приезжим больным» [18, c. 47–48].

Сегодня о сакской минеральной грязи известно далеко за пределами Крыма. Но первооткрывателями его целебных свойств упоминают древних греков. Как видно из наблюдений русского автора, сначала сакская грязь ассоциировалась с «татарщиной». К слову, такое же грязелечение именно от ревматизма применялось в татарских деревнях юго-востока Татарстана. Лишь в 1930-е гг. местный врач М. И. Игнатьев обратил на это внимание. В результате, после многочисленных проверок и исследований, накануне Великой Отечественной войны на этом месте открыли санаторий «Бакирово» (Лениногорский район РТ). При этом традиции грязелечения местных татар были известны еще с дореволюционных времен. Но они не расценивались земскими врачами в качестве серьезного дополнения к официальным способам лечения.

 

Журнал «Крымское историческое обозрение». 2019. № 1.

(Продолжение следует.)

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Анненков П. В. Воспоминания и критические очерки. Т. 1. 1849–1868 гг. СПб.: Типография М. Стасюлевича, 1877. 344 c.
  2. Бернов М. А. Из Одессы пешком по Крыму. СПб.: Тип. Глазунова, 1896. 218 с.
  3. Бесчинский А. Я. Путеводитель по Крыму. 4-е изд. Москва: Т-во И. Н. Кушнерев и К0, 1904. 468 c.
  4. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. Т. XV. СПб., 1895. 478 c.
  5. Васюков С. И. Крым и горные татары // В гостях у крымских татар (записки путешественников и этнографов XIX–XX столетий) / сост., вступ. статья Т. Бекирова. Симферополь, 2015. C. 55–113.
  6. Гаспринский И. Письмо Шафике Юсуфбейли // Исмаил Гаспринский. Историко-документальный сборник. Казань: Җыен, 2006. С.124–125.
  7. Гутова Т. Отношение к болезни больных с разной этнической принадлежностью // От истоков к современности. 130 лет организации психологического общества при Московском университете: сборник материалов юбилейной конференции в 5 томах. Отв. ред. Д. Б. Богоявленская. М., 2015. С. 19–21.
  8. Домбровский Ф. Историко-статистический очерк г. Багчесарая // По старым улочкам столицы (Из истории Бахчисарая и крымскотатарской культуры) / сост., вступ. статья Тимура Бекирова. Симферополь, 2013. C. 38–53.
  9. Кондараки В. Х. Универсальное описание Крыма. Ч.12. СПб.: Типография В. Веллинга, 1875. 90 c.
  10. Москвич Г. Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. Изд-е 13-е. Одесса: Тип. Л.Нитче, 1904. 414 c.
  11. Народы России: этнографические очерки. СПб.: Журнал «Природа и люди», 1880. Т. 2. 648 c.
  12. Полный русско-татарский словарь: крымскотатарского наречия / сост. Осман Заатов, преп. Симфероп. рус.-татар. минист. шк. Симферополь, 1906. 120 c.
  13. Путеводитель по Крыму / под редакцией проф. А. И. Маркевича, А. И. Полканова и проф. Н. Л. Эрнста. Изд. 2-е испр. и доп. Симферополь: Крымгосиздат, 1925. 267 c.
  14. Радде Г.И. Крымские татары. СПб.: Тип. Ген.-майор Зыкова, 1879. 52 c.
  15. Раисов Н. Новейший иллюстрированный путеводитель по Крыму и Кавказу на 1897/8 г. Одесса: Р. Рашковская и А. Евгеньев, 1897. 352 c.
  16. Сосногорова М. А. Путеводитель по Крыму для путешественников. 2-е изд. Одесса: Тип. Л. Нитче, 1874. 456 c.
  17. Тюркские народы Крыма. Караимы. Крымские татары. Крымчаки / Отв. ред. С. Я. Козлов, Л. В. Чижова. М.: Наука, 2003. 459 с.
  18. Филиппов С. Н. По Крыму. Отражения. М.: Тип. А. Левенсон и К0, 1889. 469 с.
  19. Лайелл Р. Путешествие по России, Крыму, Кавказу и Грузии // Дермедведь-Эрбаш Е. Крым: по следам забытых путешествий. Заметки по литературно-историческому краеведению. Симферополь: Бизнес-Информ, 2013. С. 98–115.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65