Курс валют USD 0 EUR 0

Нация на эшафоте

Комментариев: 0
Просмотров: 105

«Честь – это священное сокровище нации, единственное, над которым государь не является властелином…»

Ш. Монтескье

 

Айше СЕИТМУРАТОВА

 

74 года назад, 18 мая 1944 года, на основании Постановления Государственного комитета обороны СССР от 11 мая 1944 года, крымские татары, будь то член правительства Крымской АССР, подпольщик или партизан Крыма, солдат-фронтовик, герой Советского Союза или грудной ребенок – все без исключения были огульно оклеветаны, изгнаны с Родины и обречены на гибель, лишения и унижения.

«Государственный комитет обороны постановляет:

  1. Всех татар выселить с территории Крыма и поселить их на постоянное жительство в качестве спецпоселенцев в районах УзССР. Выселение возложить на НКВД СССР.

Обязать НКВД СССР  (тов. Берия) выселение крымских татар закончить к 1 июня 1944 г. …

Остающиеся на месте имущество, здания, надворные постройки, мебель и приусадебные земли принимаются местными органами власти; весь продуктивный и молочный скот, а также домашняя птица принимаются Наркоммясомолпромом, вся сельхозпродукция – Наркомзагом СССР, племенной скот – Наркомсовхозом СССР».

В одном из пунктов Постановления от 11 мая 1944 г. говорится: «Расчеты за перевозки произвести по тарифу перевозок заключенных».

Под Постановлением подпись: «Председатель  Госкомитета обороны И. Сталин.

Послано т.т. Молотову, Берии, Маленкову, Микояну, Вознесенскому, Андрееву, Косыгину, Гриценко, Юсупову, Абдурахманову, Кобулову (НКВД УзССР), Чадаеву – все: Шаталину, Горкину, Жданову, Смирнову, Субботину, Бенедиктову, Лобанову, Кравцову, Хрулеву, Жукову, Широкову, Лопухову – соответственно».

Как видим, Сталин согласовал с членами правительства и ГКО.

13 апреля 1944 г. наркомы НКВД НКГБ СССР Берия и Меркулов издают совместный приказ «О мероприятиях по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов».

Приказываем: «НКВД Крымской АССР тов. Сергиенко и НКГБ Крымской АССР т. Фокину по мере продвижения частей Красной Армии в Крыму немедленно организовать на освобожденной территории органы НКВД – НКГБ для проведения оперативно-чекистской работы…

Для лучшей организации этой работы создать в Крымской АССР по мере освобождения ее территории от войск противника следующие оперативные секторы:

  1. Старо-Крымский – руков. полковник Бежанов.
  2. Ялтинский – руков. генерал-майор Пияшев.
  3. Севастопольский — руков. комиссар госбезопасности Клепов.
  4. Симферопольский – руков. генерал-лейтенант Шередега.
  5. Керченский – руков. подполковник госбезопасности Шестаков.
  6. Евпаторийский – руков. комиссар госбезопасности Добрынин.
  7. Джанкойский – руков. комиссар госбезопасности Текаев».

Для обеспечения секторов оперативным составом предписывалось командировать в НКВД – НКГБ Крымской АССР 5000 человек. Из них 3000 чел. сотрудников НКВД и 2000 чел. сотрудников НКГБ.

Предписывалось в 10-дневный срок доукомплектовать штаты НКВД – НКГБ Крымской АССР. Численность НКВД Крыма довести до 2000 чел. и численность НКГБ — до 1000 человек. Таким образом, общая численность сотрудников НКВД и НКГБ в Крыму должна была составить 8000 человек.

Кроме этого, в приказе говорится: «Для обеспечения операции войсками выделить 20000 чел. внутренних войск НКВД». С этой целью к уже  находившимся в распоряжении НКВД Крымской АССР 40, 137, 290 и 298 стрелковым полкам 4-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД и 23 и 95 пограничным полкам НКВД общей численностью 7000 человек, дополнительно направлялись следующие воинские части: «25-й стрелковый полк из Кутаиси, 170-й стрелковый полк из Нальчика, 174-й отдельный стрелковый батальон с отдельной снайперской ротой из Еревана, 2 батальона 281-го стрелкового полка из Ростова, 36-й мотострелковый полк с отдельной стрелковой ротой из Баку, 221-й и 224-й отдельные стрелковые батальоны 25-й стрелковой бригады из состава войск Украинского округа, 1-й, 2-й и 10-й мотострелковые полки 1-й мотострелковой дивизии из Москвы».

Выполнение приказа возлагалось на замнаркома государственной безопасности СССР Кабулова, замнаркома внутренних дел СССР Серова, наркома внутренних дел Крымской АССР, Сергиенко и наркома государственной безопасности Крымской АССР Фокина.

18 мая 1944 года Кобулов и Серов шлют телеграмму наркому НКВД СССР Берии Л. П.

«Во исполнение Вашего указания сегодня, 18 мая с.г., с рассветом была начата операция по выселению крымских татар.

По состоянию на 20 часов подвезено к станциям погрузки 20000 человек, из них погружено 17 эшелонов и отправлено в место назначения 48000 человек. Находятся под погрузкой 25 эшелонов. Во время операции никаких эксцессов не имело места. Операция продолжается».

В тот же день Берия сообщает о начале депортации крымских татар Сталину и Молотову.

Все материалы, документы и телеграммы оформлены под грифом «Совершенно секретно».

19 мая 1944 г. Кобулов и Серов шлют вторую телеграмму Берии о продолжении операции по выселению крымских татар: «По состоянию на 18 часов 19-го мая с. г. подвезено спецконтингента к станциям назначения 163515 человек. Отправлены к местам назначения 50 эшелонов численностью 136412 чел. Операция продолжается».

20 мая 1944 г. Кобулов и Серов шлют телеграмму Берии об окончании операции по выселению крымских татар:

«Настоящим докладываем, что начатая в соответствии с Вашими указаниями 18 мая с. г. операция по выселению крымских татар закончена сегодня, 20 мая, в 16 часов. Выслано всего 180014 чел., погружено в 67 эшелонов, из которых 63 эшелона, численностью 173287 человек, отправлены к местам назначения, остальные 4 эшелона будут также отправлены сегодня.

Кроме того, райвоенкоматы Крыма мобилизовали 6 тыс. татар призывного возраста, которые по нарядам Главупраформа  Красной Армии направлены в г. Гурьев, Рыбинск и Куйбышев.

Из числа направляемых по Вашему указанию в распоряжение треста «Московуголь» 8000 чел. спецконтингента 5000 чел. также составляют татары. Таким образом, из Крымской АССР вывезено 191044 лиц татарской национальности…»

Хочу привести выдержку из еще одного Постановления ГКО №5937 (секретно) от 21 мая 1944 г.: «О направлении в целлюлозно-бумажную промышленность и леспромхозы наркомлеса 10000 семей переселяемых крымских татар».

«Разрешить НКВД СССР (т. Берия) направить в целлюлозно-бумажную промышленность и леспромхозы наркомлеса, обеспечивающие целлюлозно-бумажные комбинаты древесиной, в Молотовскую, Горьковскую, Свердловскую области и Марийскую АССР 10000 семей переселяемых крымских татар…

Разрешить НКВД СССР в районах размещения спецпереселенцев-татар на предприятиях наркомлеса и Наркомата целлюлозно-бумажной промышленности создать спецкомендатуры».

Это Постановление ГОКО-5937с было послано Молотову, Берии, Чеботареву, Салтыкову, Чадаеву.

Кощунством было «Представление Наркома НКВД Берии о награждении участников операции по выселению крымских татар и представителей других национальностей с территории Крыма» 5 июля 1944 г. №696/6   Совершенно секретно.

«Государственный  Комитет Обороны, Сталину И. В. НКВД СССР ходатайствует о награждении орденами и медалями работников НКВД-НКГБ, генералов, офицеров и бойцов войск НКВД, особо отличившихся при проведении этой операции, а также группы работников НКПС, обеспечивших перевозки спецконтингента.

Представляя при этом Указ Президента Верховного Совета СССР, прошу Вашего решения».

Этот Указ ВС СССР «О награждении орденами и медалями работников НКВД и НКГБ» был подписан М. Калининым 07.07.1944 г.

Орденом Красного Знамени были награждены 9 человек (Кобулов, Серов и руководители оперативных секторов), Орденом Отечественной войны I степени – 30 чел., Орденом Отечественной войны II степени – 57, Орденом Красной Звезды – 76 чел., медалью «За боевые заслуги» – 106 чел.

Всего были награждены 371 человек.

Депортировав крымских татар, власти Крыма – Крымский Обком ВКП(б) 20 октября 1944 г. приступают к переименованию географических объектов Крыма.

Протокол №60 Заседания Бюро Крымского обкома ВКП(б).

Пункт 15 гласит: «О переименовании населенных пунктов, рек, гор Крыма».

В связи с изменившейся обстановкой в Крыму считать  необходимым переименовать следующие населенные пункты, реки, горы, названия которых связаны с татарским, греческим и немецким происхождением (списки прилагаются).

Просить ЦК ВКП(б) утвердить данное Постановление».

20 октября 1944 г. Крымский Обком ВКП(б) просит Президиум Верховного Совета РСФСР утвердить Постановление «О переименовании населенных пунктов, рек, гор Крыма».

Уже 14 декабря Президиум ВС РСФСР издает Указ (№3168) «О переименовании районов и районных центров Крымской АССР».

В результате, город Карасубазар стал Белогорском, село Биюк-Онлар — Октябрьским, Маяк-Салын — Приморским и т.д. Таким образом, одним махом было стерто все то, что веками было связано с нашим народом.

В то время, когда нас вдали от Родины уничтожали физически, в Крыму топорами уничтожали крымскотатарские кладбища и мечети.

О национальной трагедии моего народа, которая началась в ночь с 17-го на 18 мая 1944-го года, я хочу начать не с личных воспоминаний (мне было 7 лет), а с иных свидетельств.

Вот как описывал выселение народа из Крыма на приеме в ЦК КПСС в 1957 г. крымскотатарский писатель, участник войны Шамиль Алядин: «Позвольте обрисовать подлинную картину выселения татар из Крыма, которая, на наш взгляд, для членов Президиума ЦК КПСС, возможно, еще не совсем ясна.

В ночь с 17-го на 18-е мая 1944 года внезапно ворвались в квартиры татар оперативные работники и вооруженные автоматчики войск НКВД, вытащили спавших женщин, детей, стариков из постелей и, наставляя на их груди автоматы, приказали в течение 10 – 15 минут покинуть квартиры; не дав возможности опомниться, они выгнали жильцов на улицы, грузовые машины вывезли их на железнодорожные станции, погрузили их в вагоны, предназначенные для скота, отправили в отдаленные районы Сибири, Урала, Средней Азии. Людям не дали как следует одеться. Брать с собой одежду, вещи, деньги не разрешали. Автоматчики и оперативные работники шарили по квартирам, забирали у людей деньги, драгоценности и все, что им понравилось, при этом обзывали татар «сволочами», «проклятыми предателями», «свиньями» и так далее. Выехали люди голые и голодные, ехали месяц, в закрытых душных вагонах возникали тифозные болезни, дети, старики стали умирать от голода и болезней. Солдаты войск НКВД хватали мертвецов, выбрасывали их в окна вагона».

Приведу несколько строк из письма другого крымского татарина Мамеди Чобанова на имя Генерального секретаря ООН от сентября 1973 года. «Двадцати дней от роду, в мае 44-го года я был выслан со своей Родины, Крыма, вместе со всем нашим многострадальным народом. Наша семья попала на Северный Урал, где в первую же зиму замерз и умер мой отец, не дожив до 50-ти лет, от холода и голода заболела туберкулезом моя старшая сестра и умерла в возрасте 21 года. И не только они, но и тысячи и тысячи других крымских татар погибли от тифа, голода, морозов, различных болезней. Все мое детство прошло на чужбине, на высылке, под спецкомендантским режимом. Нам не разрешалось удаляться от места проживания даже на несколько километров. Все мое поколение детей-крымских татар тех лет выросло в полутюремных условиях».

Трудно передать все, что творилось на местах спецпоселения. Но самое страшное было все же отсутствие средств к существованию. В подтверждение хочу привести официальный документ. Это докладная записка замначальника отдела спецпереселений НКВД СССР полковника Малькова замнаркому НКВД В. Чернышову от 10 октября 1944 г.: «Согласно Вашего распоряжения мною произведена проверка работы по обслуживанию спецпереселенцев, расселенных в Костромской области. На территории указанной области расселено… крымских татар с семьями 6387 чел… Крайне неудовлетворительные условия содержания спецпереселенцев установлены в леспромхозах Наркомбумпрома – в Кологривском и Мантуровском районах… В Кологривском районе подготовка к зиме бараков идет медленно. Из-за отсутствия стекла оконные раны не ремонтируются. Одеждой и обувью переселенцы не обеспечиваются. Спецпереселенцы работают в лесу босиком».

Далее полковник Мальков в своей докладной записке пишет: «В снабжении переселенцев хлебом имеются перебои по 2 – 3 дня. С 16 по 20 августа совершенно не выдавался хлеб на Фофановском лесоучастке Понтовского леспромхоза. Семьи спецпереселенцев снабжаются питанием нерегулярно, качество пищи неудовлетворительное, хлеб выдается из расчета 150 г на человека. Зарплата не выплачивается с июля с. г. (1944 г.). Медобслуживание неудовлетворительное. Среди спецпереселенцев на Фофанова, Марков луг и Широкие луга распространены заболевания дизентерией, часоткой и экземой. Школьное обеспечение детей спецпереселенцев не обеспечено…

Демобилизованные из армии спецпереселенцы прибыли к месту расселения в летнем армейском, вполне исправном обмундировании. Работая в лесу без спецодежды, свою обувь изорвали».

1944 год был тяжелым годом для всего советского народа, а для высланных, ограбленных народов он стал еще и годом массового вымирания. Согласно тщательно продуманной системе осуществлялось жестокое уничтожение сотни тысяч людей.

Врачу Суламифи Прахое (еврейке) довелось быть очевидицей гибели крымскотатарских детей. Вот что напишет она впоследствии: «В разговоре со старыми друзьями, вспоминая прошлое, я заговорила о своей жизни в Узбекистане, где прожила 11 лет – с 1937-го года по 48-й (не по своему желанию»), о крымских татарах, которых выслали в Среднюю Азию. Мне, молодому врачу, поручили оказать «медицинскую помощь переселенцам», которых разместили прямо под открытым небом на базарной площади. Что я могла сделать с примитивным набором таблеток? Даже поговорить не могла как следует – многие плохо владели русским языком. Мужчин почти не было – старики, женщины, дети. Самое страшное началось после… Около больничных ворот стали появляться истощенные, как говорят, кожа да кости, или наоборот, опухшие от голода дети.  Мы их помещали по двое, по трое на все свободные и не свободные койки.

Если в больнице находились татарские женщины, они брали детей на свои кровати. И если некоторые дети выживали на больничном пайке, я докладывала начальству, что за ними никто не приходит. Тогда их переправляли в детские дома. Диагноз дозволенный был ББО – то есть безбелковый отек. Конечно, все понимали, что это значит. Не помню, когда впервые к больнице стали приходить осиротевшие дети. Примерный возраст детей от 6-ти до 13-ти лет. Работала я с 1942 по 1948 годы в районной больнице поселка Ургут Самаркандской области».

Я привела отрывки из нескольких документов и писем, написанных в разное время разными людьми об одном и том же – о трагедии крымскотатарского народа. В каждом описании тех страшных событий слышатся стон и плач. В каждом письме отражены ужасы выселения, пережитое горе, гибель народа, издевательства спецкомендантов, бесчеловечные условия жизни на местах поселения.

Депортация крымских татар  18 мая 1944 года — это политика народоубийства.  Прошло 74 года, но часть народа все еще не может вернуться на Родину.

«Человечество можно уничтожить, но его нельзя победить» (Э. Хемингуэй)

«Я верю, что человек не только вытерпит все – человек победит!» (У. Фолкнер)

«Человек приговорен быть свободным» (Ж. П. Сартр)

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65