Курс валют USD 0 EUR 0

О чем рассказывают письма ханов

Комментариев: 0
Просмотров: 1 078

Р. Абдужемилев на презентации своей книги

 

Презентация новых научных работ, изданных Крымским научным центром Института истории им.Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан в 2017 году, состоялась 22 февраля в стенах Крымского инженерно-педагогического университета (КИПУ).

С приветственными речами в адрес авторов книг выступили ректор КИПУ Чингиз Якубов, президент вуза Февзи Якубов, заместитель министра культуры Республики Крым Исмет Заатов, заместитель муфтия мусульман Крыма Айдер Исмаилов.

Руководитель Крымского научного центра Эльдар Сейдаметов в своем выступлении отметил, что за четыре года работы научного учреждения, благодаря работе сплоченной команды специалистов и постоянной поддержке со стороны руководства Республики Татарстан, стало возможным появление на свет 15 книг и 9 номеров научного журнала «Крымское историческое обозрение». Он отметил, что последние издания были выставлены в открытом доступе на сайте Института истории им.Ш.Марджани — татаровед.рф, и те, у кого нет этих книг, могут использовать их электронный вариант. По словам Э.Сейдаметова, в этом году планируется издать собрание сочинений известного крымскотатарского историка, этнографа и художника Усеина Боданинского в двух томах.

В ходе презентации вниманию научной общественности Крыма были представлены такие новые издания, как «Крымскотатарские арабографические грамматики конца XIX — начала XX вв.», второй том полного собрания сочинений Исмаила Гаспринского (в который вошли  ранние публицистические произведения, опубликованные И. Гаспринским в 1879–1886 гг. на страницах сборников и периодических изданий «Тонгуч», «Шафак», «Зийа-и Кавказие», «Таврида», «Переводчик-Терджиман», а также труды, изданные отдельными брошюрами в Симферополе и Стамбуле), книга «Документы Крымского ханства из собрания Хусейна Фейзханова».

Составитель последней — сотрудник Крымского научного центра, кандидат филологических наук Рефат Абдужемилев проделал большую работу по транслитерации с арабского шрифта на латинский 378 документов эпохи Крымского ханства, собранных и переписанных в середине 1858 года татарским ученым Х.Фейзхановым. Интересно, что практически одновременно с крымским изданием в Турции также увидело свет транслитерированое издание коллекции документов Фейзханова. Так совпало, что крымские и турецкие исследователи совершенно независимо друг от друга проделали эту кропотливую работу.

Поскольку сегодня большинство крымских татар не владеют арабицей, эта работа несомненно делает доступным  для тех, кто интересуется историей средневекового Крыма, большой массив документов, проливающих свет на внешнюю политику крымских ханов.

Об особенностях этой научной работы мы сегодня говорим с Рефатом Абдужемилевым и художником Исметом Шейх-заде, выступившим в роли художественного редактора книги.

 

Коллекция Фейзханова

— Рефат-бей, как возникла идея создания этой книги?

— Идея этой книги возникла, можно сказать, еще в студенческие годы. Этой тематикой мне посоветовал заняться наш преподаватель Нариман-оджа Абдульваапов. Он говорил о том, что эти документы очень богаты в плане крымскотатарского языка, что стоит их изучить детально. У нас еще есть кадиаскерские книги, недавно вышла посвященная им книга Олега Рустемова, но там язык больше османский, такой, скажем, более элитарный. А эти документы отражают язык старотатарский как продолжение языка Улуса Джучи (Золотой Орды), вобравший в себя со временем и какие-то элементы османского. Это богатейший материал в плане историческом, филологическом, художественном, чего стоят те же тугры и печати.

 

— В чем особенность этого издания?

— Хотел бы отметить, что в названии книги мы специально указали, что это документы из собрания Хусаина Фейзханова (1823-1866), потому что долгое время многие исследователи забывали о том, что именно он собрал этот корпус документов.

Х.Фейзханов — известный деятель, считающийся в Татарстане знаковой фигурой. Он родился в деревне Сафаджай Симбирской губернии (ныне село Красная Горка Нижегородской области). Был учеником выдающегося татарского просветителя Ш.Марджани. Преподавал татарский язык на факультете восточных языков в Санкт-Петербургском университете.

По распоряжению Императорской Академии наук он в 1858 году работал в Московском главном архиве Министерства иностранных дел, где обнаружил, собирал и переписал документы по истории отношений Крыма с Россией и Польшей. В 1864 году востоковед В.Вельяминов-Зернов издал эти документы в том виде, в котором их переписал Фейзханов. Планировалась организация перевода этих документов на русский язык. Но это был бы очень масштабный труд, и в то время не нашлось специалистов, которые могли бы качественно выполнить эту работу. Сам Вельяминов-Зернов говорил, что если не будет перевода, то планирует осуществить издание кратких характеристик этих документов на русском языке, подкрепленные введением историко-филологического характера. Потому что эти документы нужно было охарактеризовать как в плане историческом, так и филологическом.

Среди ученых, отмечавших важность этих документов, можно упомянуть Федора Лашкова, Василия Смирнова, Бекира Чобан-заде. Последний в одной из своих статей писал, что эти документы наглядно иллюстрируют борьбу двух наречий в крымскотатарском языке — ногайского и османско-турецкого, то есть кипчакского и огузского. В 2002 году публикуются такие работы Сагита Фаизова, как «Тугра и Вселенная» и письма Ислам-Гирея III и Мухаммеда IV. Затем, в 2009 году, в Турции издается факсимиле работы Фейзханова. Также на арабице. Это осуществили исследователи Мелек Озьетгин и Ильяс Камалов, они также кратко характеризуют названия этих документов — от кого кому, в каком году и кем написаны. В 2011 году выходит работа польского ученого Дариуша Колодзейчика «Крымское ханство и Польша-Литва», часть этих документов вошла в его книгу. И в 2017 году выходит наша книга. Все это произошло к 160-летию со времени работы Фейзханова.

 

— В чем особенность вашей книги по сравнению с другими изданиями?

— Прежде всего я попытался систематизировать документы. Это документы ханов, калги-султанов, нуреддинов, беев, везирей, капу агалар, агалар. Встречаются там и дефтеры — реестры подарков, получаемых в Крыму из Москвы. К документам в книге мы прилагаем краткие аннотации на русском языке, характеризующие их содержание. В планах перевод этой книги на русский язык. Его планирует осуществить первый заместитель председателя Духовного управления мусульман России Дамир Мухетдинов. Он, кстати, написал предисловие к книге.

 

Бесценное сокровище

Исмет Шейх-заде:

— Ко мне Рефат обратился с просьбой предоставить фотографии документов, с которыми имел дело Фейзханов, которые я в свое время отснял вместе с фотографом Константином Сафроновым в Российском государственном архиве древних актов, где они, собственно, и хранятся. Я, конечно же, согласился предоставить свои материалы, которые использовал еще с ученым Сагитом Фаизовым при подготовке альбома «Тугра и Вселенная».

Эти документы — бесценные сокровища, единственное, что сохранилось у нас из парадно-канцелярской традиции. Мы еще не знаем полного корпуса документации, сохранившейся в европейских архивах. Это большой объем работы, который предстоит нашим ученым. Многое еще не исследовано. И когда знакомишься с этими документами, нельзя сказать, что это переписка. Это односторонняя корреспонденция — это только лишь письма ханов, которые сохранились в архивах за пределами Крыма. И тут возникает серьезный вакуум — это уничтоженные документы крымского архива. Целью похода Миниха в 1736 году было уничтожение архива, где находились письма московских царей на татарском языке в ордынской протокольной традиции. Миних, как истинный тевтон, уничтожал важный фактор русской цивилизации!

Мы, к сожалению, сейчас не владеем арабицей, поэтому этот труд бесценен, поскольку мы теперь легко можем напрямую знакомиться с содержанием этих документов.

Когда читаешь эти документы, ощущаешь живое дыхание той эпохи. Мне посчастливилось держать в руках те документы, транслитерацию которых провел Рефат, фотографировать их вместе со штатным фотографом архива.

Как художник могу сказать, что восхищаешься, когда видишь оригинал, как он сделан, с какой любовью, трепетом, какой уровень графического мастерства, какое отношение к бумаге. Наши документы по уровню художественной культуры, каллиграфии, изобразительного языка отличаются от европейских, там совсем другая традиция – основа «пергамент» — выделанная кожа, но, к сожалению, не долговечная. Наши документы их в чем-то превосходят.

В Крыму, как и во всем Джучиевом улусе, делопроизводство было поставлено на хорошей бухарской, персидской и позже османской бумаге. А бумага, как выяснилось, при хорошем хранении — вечный материал. На ней идеально сохраняются чернила, блеск, цветные орнаментальные композиции, оттиски, печати.

Мы подобрали известные опубликованные европейские гравюры, где показаны изображения ханов при жизни. В конце мы представили уникальный предмет – парадный колчан, шитый золотом и подаренный Ханом Джанибек Гиреем Царю Михаилу Фёдоровичу, также наиболее важные документы — изображения их оригиналов и их печатные версии из издания Вельяминова-Зернова.

 

Подарки, дань и особенности вассальных отношений

— Чем интересны эти документы? Какой временной период они охватывают?

Рефат Абдужемилев:

— XVI-XVII века. Документы отличает богатый язык. Он полон различных эпитетов, образных выражений. Любого хана и калгу наделяли всякими эпитетами. Например, солнцеликий — къуршид талят, азаматлы, рефатлы — высочайший, щедрый, великодушный хан. Много интересных выражений, например, «эльчисиз бахшиш югенсиз ат кибидир» — «подарок без посла — как лошадь без уздечки». В русском языке есть выражение: дареному коню в зубы не смотрят. В документе встречается подобное: «бахшышнынъ юзюне бакъылмаз», то есть подарку не смотрят в лицо.

В историческом отношении документы рассказывают о взаимоотношениях Крымского ханства как суверенной державы с соседними государствами — Москвой, Речью Посполитой. Содержится очень много фактов о том, какой вред владениям ханства наносили нападения казаков, часто бывших причиной ссор между Крымом и Москвой. Речь Посполитая и Москва часто не контролировали их действия, а казаки совершали бесчинства, угоняли с территории ханства скот, табуны лошадей.

Примечателен сам тон дипломатических документов, как крымские правители, калги, мурзы и даже обычные чиновники могли тонко выражать свои мысли в общении с правителями других стран в таких проблемных вопросах как, например, выкуп военнопленных.

Колчан. Подарен Ханом Джанибек Гиреем царю Михаилу Фёдоровичу 10 июня 1616 года.

Сафьян, бархат, медь, золотое шитьё, золочение, музеи московского кремля, инв. № ОР-4479/1-2

 

В рамках выплаты дани (эта практика существовала со времен Золотой орды) в Крым из Москвы направлялись и ценные меха, например редкой «къара тильки» — чернобурой лисы, жемчуга, моржовые клыки. Интересно, что среди подарков, присылавшихся в Крым, были и соколы. Ханы любили охоту, традиции соколиной охоты существовали еще с золотоордынской эпохи. В ханском дворце в Бахчисарае известна Соколиная башня. Даже османские султаны восхищались пересылавшимися в Крым соколами.

 

 — Все это отправлялось в качестве дани?

Исмет Шейх-заде:

— По росписи они отправлялись ханам, всем женам, чиновникам и даже слугам ханов. Это дань — назовем все своими именами. В росписи она всякий раз корректировалась, но примерно эквивалентом ее стоимости был табун в тысячу лошадей. Этому номиналу соответствовало количество шуб, драгоценностей, пересылавшихся в Крым. Первым, кто завещал платить выход в Крым, был митрополит Алексий в XIV веке. Основную же ордынскую дань стал получать Менгли-Гирай, когда титул великого хана Великой Орды перешел к Гираям в результате победы над Ахматовичами в династическом споре.

 

— А что говорят эти документы о вассальной зависимости Крымского ханства от османов?

Рефат Абдужемилев:

— Корректнее было бы называть эти отношения покровительством. Вассальные отношения предполагают полную зависимость. Крымские ханы должны были подчиняться султану как халифу, но довольно часто вели себя независимо по отношению к Порте. Это проявлялось в нежелании ханов отправлять войска в походы в угоду султану, в ущерб своим интересам. Ханы заключали договоры с другими государствами и не желали, чтобы султаны вмешивались в эту политику. Все-таки крымские ханы были Чингизидами, и это имело вес.

 

Изменения языка

— Крымскотарский язык того времени сильно отличался от современного?

Рефат Абдужемилев:

— В более ранних документах преобладает кипчакская, джагатайская основа — это наследие Улуса Джучи (Золотой Орды). Позднее начинают добавляться османские элементы — много арабизмов, слов персидского происхождения, богословские термины. То есть, с течением времени язык менялся, трансформировался. Но стоит отметить, что он вобрал в себя элементы древнетюркского языка. Встречаются, к примеру, такие слова, как Танры. Но они приобрели уже исламскую форму. Например, документ начинается со слов «Танры тебарик ве тааляны рахмет», т.е. милостью Аллаха и т. д.

Думаю, многие утраченные слова в крымскотатарском языке можно восстановить. Документы сохранили эти языковые формы. Не только крымские татары, но и другие тюркские народы, такие как казанские татары или башкиры, могут в них найти многое для себя. Это общее наследие Золотой Орды.

 

— То есть язык ханских документов постепенно трансформировался в османскую сторону?

Рефат Абдужемилев:

— Да, но в то же время такой исследователь, как Дариуш Колодзейчик, занимавшийся языком ханской канцелярии, отмечает, что османскому языку не удалось заглушить традицию Джучиева улуса.

Интересно, что та переписка, которая шла с Москвой, носила более кипчакский характер (толмачи-татары в Москве понимали именно ордынский язык), а письма того же времени, писавшиеся в Варшаву, были более османизированы. Польша имела прямые контакты с османами. В то же время процедура отправления послов из Москвы в Османскую империю предусматривала, что послы прежде всего должны были посетить Бахчисарай, а потом отправляться в Стамбул.

 

 — Что вас больше всего поразило при работе с документами, что произвело наиболее значительное впечатление?

Рефат Абдужемилев:

— Пожалуй то, что и жены и сестры ханов участвовали в дипломатической переписке, которую вел крымский двор. В книге представлено послание Девлетли-ханым — сестры хана Инает-Герая польскому королю.

 

—  Менялась ли ханская титулатура со временем?

Рефат Абдужемилев:

— Ханы были правопреемниками Золотой Орды. Поэтому их титул звучал как Улугъ орда ве Улугъ Юртнынъ ве Дешт-и Къыпчакънынъ ве Тахт-и Къырымнынъ ве сансыз коб Татарнынъ ве сагъышсыз Ногъай ве Тагъ ара Черкеснинъ ве Тат биле Тавгачнинъ улугъ падишахи. (Uluğ Orda ve Uluğ Yurtnıñ ve Deşt-i Qıpçaqnıñ ve Taht-ı Qırımnıñ ve sansız kob Tatarnıñ ve sağışsız Noğay ve Tağ ara Çerkesniñ ve Tat bile Tavgaçniñ uluğ padişahı). То есть они позиционировались прежде всего как ханы Великой Орды. В начале XVI века в титуле Мехмед-Гирая наряду с татарами и ногаями упоминаются и монголы.

Впоследствии, к XVIII веку, Великая Орда и Великий Юрт в титулатуре начали отходить на задний план. Там уже был хан Кубани, черкесов и т.д. Османы называли крымских ханов татарскими ханами.

Сегодня предпринимаются попытки внедрить в массовое сознание народа название кырымлы. Но эти документы подтверждают, что как такового народа кырымлы тогда не существовало.

 

Неизвестный ярлык

Исмет Шейх-заде:

— Незадолго до выхода книги Рефата, занимаясь в нашем крымском архиве документами мурз Карашайских, я нашел ранее неизвестный ханский ярлык. Документ в идеальном состоянии, как будто только вчера с него сошли чернила. По внешней стилистике понял, что это примерно конец XVI века. Чтобы понять смысл документа, обратился к Рефату. Он его полностью прочитал, атрибутировал, датировал. Это документ 1576 года, ярлык Девлет-Гирая некому Керимшаху. Очевидно, Керимшах является родоначальником рода Карашайских.

Ярлык Девлет Гирея Керимшаху. 1576 г., Aлма сарай

 

У многих наших соотечественников есть интересные исторические корни. Мы многого не  знаем о себе, многое уничтожено, но многое нами и не распознано. Хочу привести в пример, когда документы известных крымскотатарских мурзацких фамилий, таких как Булгаковы, Ширинские, Кипчакские и других, лежат в крымском госархиве в фонде №49 — это российское дворянское собрание. И моя настоятельная рекомендация тем, кто помнит, что имеет отношение к этим фамилиям, заняться исследованием своей родословной. И это будет большой вклад в общую копилку истории нашего народа. Нам всем нужно знать свои корни.

Ярлык-мухаббетнаме калги Кырыма Гирей-султана царю Алексею Михайловичу, Акмесджид

Ярлык-мухаббетнаме нуреддина Девлета Гирей-султана Алексею Михайловичу (№ 215 из издания В. Вельяминова-Зернова)

 

Соприкасаясь с документами по истории рода Карашайских, ярко, выпукло, рельефно выступили личности XIX, XVIII, а в случае с Керимшахом — XVI веков.

Рефат Абдужемилев:

— Поддерживаю призыв Исмета. Необходимо, чтобы крымскотатарская молодежь была заинтересована в этих исследованиях, иначе  эти документы так и останутся пылиться на полках архивов. А интересных материалов много. Тот же ярлык, о котором сейчас говорил Исмет-бей, он 1576 года (984 года по хиджре), он адресован Керимшаху, который выходит в отставку. Видимо, он служил хану, и по уходу в отставку ему назначается жалованье  в тысячу акче. В то время каждому значительному чиновнику, уходящему на покой, давали такой ярлык, гласящий, что этот человек заслужил такую-то сумму жалованья за то, что верно служил хану.

 

— Какие темы вы хотели бы исследовать в дальнейшем?

— Хотелось бы поработать с документами Крымского ханства, хранящимися в архиве Польши и Швеции. Планирую изучить тарханные грамоты, находящиеся в Крымском государственном архиве.

 

 

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments

Последние новости рубрики

Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65