Курс валют USD 0 EUR 0

От «Ильк адым» — к крымскотатарскому Ренессансу

Комментариев: 0
Просмотров: 150

В 2021 году исполнится сто лет со времени образования Крымской Автономной Советской Социалистической Республики – события, оказавшего огромное влияние на последующую историческую судьбу крымских татар. Период существования Крымской АССР (республика была формально упразднена и преобразована в обычную область РСФСР в 1945 году, спустя год после выселения крымских татар с исторической родины) был уникальным временем, когда крымские татары получили возможность участвовать в управлении краем, а крымскотатарский язык приобрел статус государственного и в Конституции Республики стоял первым.

Время существования автономной республики было судьбоносным для всего Крымского полуострова. Достаточно заметить, что нынешнему своему статусу республики Крым во многом обязан решениям, принятым тогда, в начале 1920-х гг. О значении событий 1921 года мы сегодня говорим с известным ученым, профессором КИПУ имени Февзи Якубова Исмаилом Керимовым.

 

— Автономная республика в Крыму была создана осенью 1921 года по решению советского правительства. Спустя много десятилетий, уже во времена перестройки, когда актуализировался вопрос возвращения крымских татар на историческую родину, на страницах печати началась полемика о том, носила ли эта автономия национальный или же территориальный характер. Эти споры ведутся по сей день. Что сегодня можно сказать по этому поводу и какова была позиция крымскотатарских общественных сил в дни, предшествовавшие непосредственному созданию республики?

— В.Ленин (председатель СНК), М.Калинин (председатель ВЦИК) и А.Енукидзе (секретарь ВЦИК) подписали декрет об образовании Крымской АССР 18 октября 1921 года. Но уже в марте-апреле 1921 года крымскотатарские массы готовились к тому, что такой декрет выйдет.

Что касается споров о том, была ли Крымская АССР крымскотатарской республикой или нет. Скажу сразу же, что все автономные и союзные республики, образованные в 1920-е годы при советской власти, были созданы по национально-территориальному принципу. По поводу Крымской  АССР   приведу слова председателя ВЦИК М.Калинина (формального главы советского государства) из брошюры «Евреи в СССР», изданной в 1932 г. в Москве: «…у нас в Крыму только 26% татар. Однако у нас существует Крымская республика, которая является татарской республикой». Если глава ВЦИК говорит о том, что Крымская республика есть татарская республика, то спорить здесь уже не о чем. Калинину ли (председателю ВЦИК) было не знать — татарская это республика или нет?

Советское правительство в то время пыталось показать всему миру, что является передовым государством, и стремилось побудить страны Востока, и не только Востока, к революции. Большевики боялись остаться одни в мире, социалистического лагеря еще не существовало. Была крайняя и чрезвычайная необходимость в международной поддержке.  А Крым считался форпостом продвижения революции и идей марксизма-ленинизма на Восток, об этом писали все советские СМИ того времени.

Еще до того, как Ленин, Калинин и Енукидзе подписали декрет о создании республики, среди крымских татар велась соответствующая пропаганда. Летом 1921 года была созвана «беспартийная татарская конференция», организаторы которой (в их числе были Бекир Чобан-заде, Мамут Недим, Осман Дерен-Айерлы и другие) призывали народ участвовать в будущих выборах в советы, чтобы как можно больше крымские татары были в них представлены. Рассматривались все возможные формы участия во власти будущей республики. Намечались контуры необходимых преобразований в сферах образования, культуры, медицины, сельского хозяйства, промышленности и т.д.

Материалы конференции было решено не только публиковать в газетах, но и издать отдельной брошюрой под названием «Ильк адым» («Первый шаг») и распространять ее среди населения. Много лет назад мне удалось обнаружить «Ильк адым» в Российской государственной библиотеке, а позже и транслитерировать все опубликованные в ней материалы с арабской графики на доступную для современного читателя кириллическую.

— Какие из опубликованных в «Ильк адым» материалов, с вашей точки зрения, вызывают наибольший интерес?

— На меня произвело большое впечатление выступление Бекира Чобан-заде, посвященное тому, что крымские татары должны стать передовой нацией. Он в тот момент был заместителем заведующего Крымским отделением народного просвещения Исмаила Фирдевса. Вот как Чобан-заде описывает положение дел в сфере образования. «Еще недавно все крымскотатарское образование находилось в руках Духовного управления и испытывало недостаток финансирования. Теперь же государство проводит активные преобразования в области просвещения. За короткое время (большевики окончательно утвердились в Крыму в ноябре 1920 г.) с конца 1920 года число крымскотатарских школ увеличилось с 200 до 500. Мы стали открывать первые национальные детские сады. Появляются клубы, театральные школы, в Симферополе мы готовимся открыть татарскую музыкальную школу». То есть основные направления культурного развития общества в то время уже обозначаются. Просвещение и государственные дела отделяются от религиозных.

Следует отметить и статью Мамута Недима, посвященную правам женщин. Автор под псевдонимом Къантимур пишет о борьбе с бандитизмом, предлагая создать на местах среди крымских татар воинские части для борьбы с отрядами «белозеленых» в крымских лесах. Осман Дерен-Айерлы в своем выступлении затрагивает вопрос о том, как должны вести себя крымские татары во время выборов в советы, призывая участвовать и быть лидерами.

— Насколько вопросы, обозначенные тогда на крымскотатарской беспартийной конференции, получили разрешение после образования Крымской АССР?

— Все, о чем говорилось на конференции беспартийных в 1921 году, стало осуществляться на практике. По моему мнению, 1920-е годы (до 1928 года, когда Крым накрыла волна репрессий против Вели Ибраимова и его сторонников) были временем крымскотатарского Ренессанса. Национальная литература, культура, искусство, наука и образование развивались семимильными шагами.

Развернулось издание журналов и газет на крымскотатарском языке. В том числе районных газет, заводских многотиражек, например «Керчь ишчиси» («Керченский рабочий»), «Ленин ёлу» («Ленинский путь», Алушта). В довоенном Крыму издавалось более ста (!!!) газет и журналов на крымскотатарском языке.

В 1923 году открывается Государственный крымскотатарский театр, начинает издаваться газета для молодежи «Яш къувет» («Энергия молодости»), ставшая со временем ежедневной,  республиканская газета «Енъи дюнья» («Новый мир»), также издававшаяся ежедневно. Появляются мощный литературный журнал «Ени Чолпан» («Новая Венера»), журнал «Окъув ишлери» («Проблемы просвещения»), журнал «Илери» («Вперед»). Когда Амди Гирайбай вернулся после учебы из Турции в 1926 году, в его статьях проходит мысль, что журналов такого высокого уровня, как «Илери» и «Окъув ишлери», нет даже в Турции.

Развивается и киноискусство, создаются фильмы на крымскотатарские сюжеты. По публикациям в довоенной печати известно 5-6 таких фильмов — «Алим» (еще в 1914 — 1916 гг. режиссер Вячеслав Висковский снял фильм «Алим — крымский разбойник», в то время к Алиму относились так, этот фильм сохранился в фондах Госфильмофонда России), а уже в 1925 году режиссер Георгий Тасин снял фильм «Алим»). Позже были сняты фильмы «Песня на камне»,  «Айше и Мамут» и другие.

Мощное развитие получает народное просвещение, причем во главе Наркомпроса Крымской АССР всегда стояли крымские татары, начиная с Усеина Балича и Мамута Недима. Активно идет подготовка учителей. В 1923 году открывается Тотайкойский педагогический техникум, директором которого был Амет Озенбашлы. В дальнейшем создается Ялтинский педагогический техникум. В 1925 году при реорганизации Таврического университета образуется крымский Пединститут, в его составе был уже факультет крымскотатарского языка и литературы.

Было открыто много производственных училищ, где молодежь могла получить профессию. Мой отец, например, учился в фабрично-заводском училище в Керчи и получил специальность электрика, потом стал инженером. Таких училищ по Крыму было  много. Были созданы рабфаки — рабоче-крестьянские факультеты, готовившие молодых рабочих к поступлению в вузы. Тысячи крымских татар, окончив рабфаки, поступали в вузы.

В 1931 году в Крыму был открыт медицинский институт. Его ректорами всегда были крымские татары. В первый прием крымские татары составляли не менее половины студентов. Была установка по партийной линии готовить местные кадры.

Таким образом, тысячи молодых людей смогли получить образование. Они стали работать в административных, партийных органах в рамках политики коренизации, которая проводилась не только в Крыму, а по всему Советскому Союзу.

Возьмите Джемиля Сейдамета или Амди Гирайбая. Последнего впоследствии расстреляли, но это были люди, которые в юности не имели куска хлеба. Гирайбай сам пишет в своей автобиографии, что приехал в Симферополь из Карасубазара в 1917 или 1918 году, стал учиться в училище. Ни копейки в кармане, постоянно голодные. А уже при новой власти (конечно, голод 1921 — 1923 годов унес жизни, по официальным данным, более 100000 крымчан, 80000 из которых были крымские татары, что сильно повлияло на демографическую ситуацию в Крыму) они имели возможность учиться, получать стипендии и жить. А иначе без стипендии как бы они учились? Во всяком случае, это был не один или два, а тысячи людей. Многие из них были выходцами из малообеспеченных семей, которые, получив образование, смогли сделать карьеру и стать крупными руководителями.

Мощный слой интеллигенции, образовавшийся за короткое время национальной государственности, получил возможность проявить себя в различных областях знаний. Труды многих известных ученых и деятелей культуры были отражены в многочисленных публикациях, в том числе и в периодической печати. Большое число фундаментальных работ в области истории, филологии и культуры О. Акчокраклы, А.С. Айвазова, Б. Чобан-заде, С. Чапчакчи, А. Озенбашлы,   М.Недима, У. Ипчи, А.Кадризаде, А.Лятифзаде, И. Леманова, Я. Кемала, У. Боданинского, А. Одабаша, У. Балича, У. Аджиасана, Кязима Усеинова и других. Их труды являются золотым фондом крымскотатарской национальной науки, в силу различных обстоятельств опубликованы лишь в журналах и газетах 1920-х годов и не имеются в других источниках.

— Отразились ли происходящие в обществе перемены на ментальности крымских татар?

— Произошло сильное «раскрепощение» и женщин, и мужчин. Приведу один пример. В рассказе Джафера Сейдамета «Ислям-ака», написанном в 1921 году, главный герой летним днем в Ялте прячется в парке за деревьями, чтобы снять шапку и проветрить голову. Потому что по традиции перед другими людьми этого делать было нельзя. Человек мог ходить босиком, но если бы снял шапку или ремень, то подвергся бы всеобщему осуждению. Что касается ремня, то человек мог купить французское пальто и носить его, но если на нем не было «татарского ремня», то его могли назвать «дёнме» («вероотступник»).

Эти изменения хорошо подметил в одном из своих стихотворений Амди Гирайбай. Он замечает, что крымские татары начинают меняться, причем резко:

Шапке кие, огъурсыз, джик айырып, сач тарай,

Акъ якъасын къаттырып, джамилерге терс къарай…

То есть татары уже начинают делать новые прически. Меняется и одежда. Вместо «къалпакъ» начинают носить фуражки.

Происходили внутренние и внешние резкие изменения. Молодые люди стали массово выезжать на учебу в Петроград, Москву. Возвращаться оттуда с дипломами инженеров, врачей. Так, например, супруга Амди Гирайбая Айше-ханум окончила исторический факультет в Ленинграде, она, кстати, была родной сестрой Джафера Сейдамета, из-за нее Гирайбай вернулся из Турции в Крым. А в 1930 году расстрелян в бутырской тюрьме…

Приведу еще такой пример. В 1916 году Усеин Балатуков пишет пьесу «Айше-ханум». В этой пьесе главная героиня (дочь богатого мурзы) не может поехать из Дерекоя в Ялту. Мать и отец ей это категорически запрещают, хотя ее брат там учится. Ей запрещают потому, что вдруг она там выйдет на «улицу». В то время русское слово «улица» имела для крымских татар отрицательное значение. То есть родители не отпускают свою дочь в город учиться.

Повторюсь,  происходившие изменения были большим скачком из деревенского мира. И. Гаспринский в свое время (в 1880-е годы) описывал, как некоторые люди в глухих деревнях, чтобы взять газету «Терджиман», опускали пониже рукав одежды, боясь, что прикоснувшись к газете непосредственно рукой, нарушат абдест.

Почему так получилось? Ведь Крымское ханство было однозначно развитой страной.

Случилось это в связи с тем, что в новое время, когда Крымское ханство уже пало, возможным стало только религиозное просвещение. Прохождение светских наук в крымскотатарских школах было категорически запрещено. Царское правительство опасалось политических тем, не хотело, чтобы люди задавались лишними вопросами.

Татарская деревенская школа была устроена просто. Дети приходили в арендованную учителем комнату. Мальчики учились читать Коран и писать, девочкам писать было необязательно. Эта комната считалась школой. Научился читать Коран, умеешь писать. Никогда не было отдельных классов по возрасту. Когда Гаспринский вернулся из Франции, начал издавать газету и пропагандировать европейское обучение в школах, начались изменения. Если бы не личность Гаспринского, то мы бы как нация, наверное, к 1917 году не смогли иметь такой мощный слой интеллигенции, которая смогла создать национальный парламент и принять национальную Конституцию.

— Как бы то ни было, к 1917 году в крымскотатарском обществе уже была критическая масса людей, стремящихся к переменам?

— Еще в 1914 — 1915 годах тысячи людей (учителей, писателей, священников) участвовали в дискуссии о том, как нужно реформировать «Зынджырлы медресе» в Бахчисарае. Суть реформы должна была заключаться в том, чтобы дать возможность изучать в медресе светские предметы. Все были за реформу. Поэтому Н.Челебиджихан со своими соратниками в 1917 году создал на базе «Зынджырлы медресе»  Институт Менгли-Герая с двумя факультетами: факультет светских наук и теологический факультет.  В 1920 году он был закрыт большевиками, но, во всяком случае, в 1920 году первые выпускники смогли получить дипломы об окончании института. Копии некоторых таких дипломов хранятся сегодня в Республиканской крымскотатарской  библиотеке имени Гаспринского. На факультете светских наук преподавали Осман Акчокраклы, Исмаил Леманов, Якуб Кемаль и другие ученые.

Следует иметь в виду и то, что документы окончивших медресе не годились для поступления в вузы. Чтобы поступать в университет, необходимо было окончить гимназию, где надо было учиться на русском языке. Многим молодым людям из сел, ни слова не знавшим по-русски, нужно было изучать язык с нуля. В результате же преобразований 1920-х годов они получили возможность учиться в крымскотатарской школе, продолжать обучение в крымскотатарском техникуме, институте и развиваться дальше.

Это положительная часть того исторического периода. Преобразование Крыма в республику и административные меры по поддержке развития национальной культуры, литературы, науки привели к тому, что крымскотатарская нация сразу сделала большой, резкий и качественный скачок вперед. Именно скачок, не шаг. Отрицательная сторона стала проявляться в конце 1920-х годов, когда началась политика коллективизации, раскулачивания, ограбления крестьянства и бесконечные репрессии мирного населения, писателей, учителей, ученых, журналистов, артистов…

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65