Курс валют USD 0 EUR 0

Партизанскими тропами в поисках правды

Комментариев: 0
Просмотров: 384

 

Недавно в одном из московских издательств увидела свет новая монография доктора исторических наук Владимира Полякова «Партизаннаме. Крымские татары в партизанском движении Крыма (1941 — 1944  гг.)».

О партизанском движении в крымских лесах за 75 лет, минувших со времени окончания Великой Отечественной войны, было написано много различной литературы. Известные события 1944 года наложили свой отпечаток на освещение этого вопроса в послевоенные годы. И потому на протяжении всего этого периода вопрос о роли крымских татар в партизанском движении остается одним из самых дискуссионных и политизированных.

В. Поляков приложил немало усилий для восстановления объективной истории партизанского леса. Интересной стороной его новой работы являются поименные списки крымских татар-участников партизанского движения. В своей новой книге В. Поляков пишет о том, что в результате проведенного им исследования впервые удалось установить точное число партизан крымских татар. Всего, согласно его расчетам, с 1 ноября 1941 года по 20 апреля 1944 года через партизанские отряды прошло 1302 крымских татар.  Помимо имен даются краткие биографические данные партизан — год и место рождения, бойцом какого отряда являлся. Таким образом, многие читатели смогут найти на страницах новой книги сведения о своих предках. Вместе с тем следует отметить, что книга вышла небольшим тиражом — всего в триста экземпляров.

— Владимир Евгеньевич, поздравляем вас с выходом «Партизаннаме». К этому дню вы долго шли. Насколько мы помним, издание этой книги вы планировали еще в прошлом году?

— Да, это долгожданная и выстраданная книга. Отчаявшись издать ее в Крыму, я отправился в Москву, чтобы там решить вопрос. Изначально мы рассчитывали на получение гранта, в рамках которого должны были издаваться эта и другие книги. Но гранта нам не дали, и я не стал ждать милости от природы и издал книгу на собственные средства. Но поддержка самых разных крымскотатарских структур есть, и я им очень благодарен. Один из первых экземпляров книги уже отправился в Читу, к сыну известного ветерана партизанского движения Мемета Молочникова. Вообще книги разлетаются как горячие пирожки. Каждые 20 минут кто-то звонит мне по этому поводу. Хотелось бы, чтобы эта книга попала и в библиотеки. Поэтому сейчас ведутся переговоры с двумя спонсорами. Они, в общем-то, согласны передать по 100 книг в библиотеки Крыма. Имена спонсоров я пока называть не буду, об этом объявим позже на презентации. Но уже высказана идея издать дополнительный тираж книги в тысячу экземпляров с твердым переплетом.

— Расскажите больше о «Партизаннаме». Чем она отличается от ваших предыдущих работ?

— Это рассказ о партизанском движении в Крыму. В нем принимали участие представители разных национальностей — и русские, и крымские татары, и украинцы и представители других народов. Чтобы разобраться в том, что происходило в Крыму в те годы, необходимо все рассмотреть объективно. И раньше, когда я писал о партизанах, меня обвиняли в том, что я очень много внимания уделяю крымским татарам. Один крымский историк даже грязно пошутил, что «в Москве вышла книга Полякова «Страшная правда о Великой Отечественной. Партизаны без грифа «секретно» о трех крымских татарах в 12,5 тысячном партизанском движении Крыма».

Отличие от прежних книг — описание каждого этапа истории партизанского движения оканчивается поименным списком партизан-крымских татар. У меня спрашивают: почему только крымские татары, почему нет, допустим, болгар или греков, Я готов предоставить поименную информацию и о греках и о болгарах, но более актуально сейчас рассказать о крымских татарах, потому что кампания лжи, к сожалению, продолжается.

Причем, как может заметить читатель, в книге напротив каждого имени в списках стоят ссылки на хранящиеся в архивах документы, каждое имя подтверждено документально. В процессе работы я сталкивался с тем, что некоторые люди говорили, что их отец или дед были партизанами. Но если в архиве не было сведений об этом человеке, то я не мог его включить в книгу.

В конце книги я добавил главу о подлинных причинах депортации. Как историк и крымчанин я даю свою версию. Она не оригинальная. Все началось еще перед войной, чуть ли не перед финской. Был взят курс на войну с Турцией. Советское руководство колебалось: с кем начать войну: с Турцией или Финляндией? Начали с финнами. Если бы начали с Турцией, депортация началась бы уже в 1940 году. А потом к этой идее вернулись и стали зачищать будущий театр военных действий — Крым, Кавказ. И в 1945 году должны были начать войну с Турцией, но поднялось мировое сообщество, и Сталин, поняв, что может получиться как в Крымскую войну, отступил. В книге я более аргументированно и подробно об этом пишу.

Возвращаясь к партизанской теме. Трагедия крымских партизан всех национальностей была в том, что их наградили фактически полтора раза. Один раз — в 1942 году, щедро. И там крымские татары представлены достойно. А потом все время откладывали награждения до освобождения Крыма. Когда освобождение состоялось, представление на награды отправили в корзину. Стало понятно — из-за татар. Исключили татар из нового представления. Все равно не дали. Почему? Теперь из-за болгар, греков. Третье представление. Снова в корзину. И тогда Луговой договорился с командующим Черноморским флотом, и он небольшую группу все же наградил. Потом исправили ошибку в 1965 г. — всех русских, украинцев, болгар, греков наградили, но крымских татар опять нет. И я прикладываю в конце книги наградные листы всех крымских татар-партизан, которые были представлены к наградам, но так их и не получили. И ставлю вопрос об исправлении ошибки. Может быть, эти награды вручат их детям и внукам.

— Сколько времени у вас заняла работа над этой книгой?

— Это продолжалось где-то лет десять. И продолжается, самое главное. Но скажу такую неприятную вещь. Раньше я в архиве просил дать такое-то дело и его приносили. Ну, могли поворчать. Сейчас говорят: оно закрыто. Спрашиваешь почему — отвечают, что стало секретным или ветхим. Я говорю, что уже с ним работал. Все равно нет. То есть я успел поработать с этими материалами. Сейчас бы я этой книги уже не написал.

— Что было самым трудным в этой работе?

— Сначала мне было легко — я выписывал все нерусские фамилии (смеется). Потом пришло понимание, что быть нерусским — это не значит быть крымским татарином. И начался отбор. Но мне хватило ума не просто вычеркивать. Если это оказывался казанский татарин, я открывал рубрику «казанские татары» и переносил его туда. Например, Алиев это может быть и чеченец и азербайджанец. Я переношу его в неопознанные, и потом все-таки разбираюсь, что он чеченец. В конечном итоге остались только те, кто однозначно крымские татары.

Были и другие трудности. Один и тот же человек может фигурировать под разными фамилиями из-за искажений и неточностей в документах. Фамилии часто искажали как хотели. Допустим, находишь Ибрагимова и Ибраимова. По ряду совпадений (родились в одном селе, ранены в бою 16 октября в левую руку и другим) я в конечном итоге прихожу к понимаю, что это один и тот же человек. И тогда я оставляю в списке одного.

С другой стороны, нельзя было пойти на поводу у нарратива. Нарратив — это устный рассказ. Люди верят мифам. А все, что связано с крымскими татарами, обросло мифами и татарофобскими и татарофильскими. Иногда люди рассказывают такие легенды, а я-то знаю, что это не так и не подтверждается документами.

Когда пишут писатели, они могут делать все, что хотят. Но я историк, и должен каждое слово обосновывать документами. Могу опираться на воспоминания, если они правильно оформлены. Вот я записываю воспоминания человека, его фамилию, имя, отчество, год рождения. И он рассказывает. Я на него ссылаюсь — это он мне говорил. Но рассказы о том, что кто-то мне говорил, не проходят. Только непосредственных участников событий. А я живу уже так долго, что застал еще настоящих партизан.

— Вы начинали с ними общаться еще в советское время?

— В том-то и дело. Будучи комсоргом автобусного парка, я установил имена погибших работников предприятия. Это было 25-летие победы в 1970 г. Узнал, что директор автобусного парка погиб в партизанах. Нашел с друзьями его могилу. Мы поставили памятник в лесу. Нам сказали, что это братская могила. Мы установили имена людей, останки которых там лежат. И я тогда со всеми живущими в Симферополе и его округе партизанами встречался и записывал их воспоминания. Тогда я услышал столько всего. Не все записывал, что-то осталось в памяти. Тогда я еще не был ученым. Но тем не менее, мне это очень помогло. Уже впоследствии, работая в архиве, я перепроверял эти данные.

Как-то я общался с партизаном Октябрем Козиным, он был директором совхоза, жена его Герой Социалистического Труда. Мы с ним разговариваем, а она что-то жарит нам рядом. Я говорю о том, что рассказывал один партизан. Он говорит: «Не верь этим болтунам». Я, ошарашенный, спрашиваю: почему? «Он пришел в лес поздно, рыльце в пушку. Все, кто приходили поздно, болтают что попало. Верить можно только тем, кто с первого дня». Для меня это было таким уроком. И после этого я стал фильтровать информацию. И потом в архиве нашел подтверждения… К сожалению, был такой термин партизан 43-го года — это те, кто пришел потом.

 

— Как тогда, в 1970-е годы, говорили о крымских татарах бывшие партизаны?

— Честно говоря, в разговорах с простыми партизанами я этой темы вообще не слышал. Был разве что такой страшный момент. Мы в каждый поход на могилу брали с собой партизан. Их было тогда много, они охотно с нами шли. Один-два человека всегда с нами были. И вот сидит у костра партизан 43-го года и рассказывает. Поймали татарчонка, он говорил, что потерял корову, то ли что-то еще. Мы его допрашивали, ничего толком не поняли, привязали к дереву, утром он умер. Мы сидим потрясенные. Это первый рассказ о крымских татарах. Мы ни слова не сказали. А потом я узнал, что этот человек был из тех, у кого рыльце в пушку.

Потом я прямо спросил у Лугового. Он озвучил те же мифы о 20 тысячах.

В то время в Крым еще не вернулся ни один партизан-крымский татарин.

 

— Луговой занимал жесткую позицию по отношению к крымским татарам…

— Да. У него была жесткая позиция по многим вопросам. Неоправданная. У него была жесткая позиция и антисемитская. Какая-то татаро, юдофобия в нем присутствовала. Партизанское сообщество было расколото на разные лагеря — антилуговской и пролуговской. Хотя я ближе был к Луговому, потому что часто бывал у него дома, но сейчас понимаю, что мне ближе были бы те ребята.

Когда же началось возвращение крымских татар, я встречался со многими — где-то с полутора десятком партизана. Но это была уже молодежь. Из серьезных партизан я уже ни с кем не встретился, потому что к этому времени они ушли из жизни. В основном люди, с которыми я общался, были в 1943 году 15-16 летними мальчишками. Какие-то детали они мне рассказывали. Ближе всех я был с Нури Халиловым. Но он тоже пришел в партизаны в 1943-м. Он очень много мне рассказал, он участвовал в похоронах в Васильковской балке. И даже с нами ходил туда. Там вообще была целая история. Я познакомился с ним у вас в редакции «Голоса Крыма» и между делом сказал, что завтра иду в Васильковскую балку. Он вызвался идти с нами. Я счастлив — это же живой партизан. Но я забыл сказать ему, что нам идти пешком шесть километров. А он забыл сказать мне, что ему под 90 лет. Он прошел эти 6 километров, а назад мои мальчишки его несли.

Потом мы встречались с ним в Саках. Он мне оставил свои воспоминания, я их обработал, и они вышли в Москве отдельной книгой — «Долгая дорога домой». Еще я несколько раз был у Сафие Коссе и записывал ее уникальные воспоминания.

— Какие ваши дальнейшие планы?

— Планов громадье. Сейчас меня радует, что я не один, у меня есть помощники-студенты. Мы собираем мартиролог всех крымских татар, участвовавших в ВОВ. При этом мы учитываем и тех, кто воевал один день, и тех, кто выжил, и тех, кто погиб. Это будет список от А до Я. Сейчас никто в точности не знает сколько крымских татар участвовало в войне. Называются разные цифры от 20 до 60 тысяч. Если меня спросить, то я честно скажу, что не знаю. Сейчас мы дошли до буквы С, когда дойдем до буквы Я, то сможем назвать цифру.

 

comments powered by HyperComments

Последние новости рубрики

Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65