Курс валют USD 0 EUR 0

Печальный юбилей

Комментариев: 0
Просмотров: 162

 

(Окончание. Начало в №36)

В течение 1920—1921 годов Крым неумолимо скатывался к продовольственной катастрофе. Как отмечают А.Г. и В.Г.Зарубины, уже лето 1920 года выдалось исключительно жарким. Но в то время запасы урожая 1919 года еще спасали положение. Однако уже с августа 1920 года крымское население кое-где начинает сталкиваться с недостатком продовольствия. Когда осенью белые войска были окончательно выбиты с полуострова, новая большевистская власть призывала местное население сохранять спокойствие, уверяя, что худшее уже позади и что вскоре наступит улучшение положения.

В преддверии бедствия

Весьма обстоятельное описание положения дел в Крыму в тот период оставил член коллегии Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР Мирсаид Султан-Галиев, который находился на полуострове в командировке в феврале-марте 1921 года. В своем докладе народному комиссару по делам национальностей И.Сталину он описывает целый ряд явлений, дестабилизирующих обстановку в Крыму, среди которых называет и экономическое обескровливание края.

«После завоевания Крыма, на этой маленькой территории перебывало целых 6 армий: Первая и Вторая конные армии Буденного, армия Махно, Шестая и Четвертая и еще какие-то из армий. Все они питались за счет Крыма, и каждая из них, покидая Крым, увозила с собой очень большое количество «трофейных продуктов», а также лошадей и т.д. Отдельные красноармейские отряды занимались грабежами, и никто их не мог остановить. (Это подтвердил мне и Лиде). Характерно, что в Симферополе, где в мирное время проживало не более 80000 населения, в настоящее время, в связи с пребыванием там 4-й армии, число живущих в городе достигает 200000 человек. Ясно, что все это вместе взятое создает ужасный экономический кризис во всем Крыму. Продовольственное положение ухудшается изо дня в день. Весь Южный район (потребляющий), населенный преимущественно татарским населением, в настоящее время буквально голодает. Хлеб дают лишь советским служащим, а остальное население, как в городах, так и в деревнях, абсолютно ничего не получает. В татарских деревнях наблюдаются уже случаи голодной смерти. Особенно усиливается детская смертность. На областной конференции женщин Востока делегатки-татарки указывали, что татарские дети «мрут как мухи», — сообщал Султан-Галиев.

В марте 1921 года Х съезд РКП (б) провозгласил переход от политики военного коммунизма к новой экономической политике (НЭП). Для крестьян продразверстка заменяется более низким продовольственным налогом. Но крымские власти медлили с переходом от продразверстки на продналог до 1 июня 1921 года, стараясь изъять у крымских селян как можно больше хлеба.

Историк Ибраим Абдуллаев в своем обширном исследовании «Крымский голодомор» (опубликовано в «ГК» в марте-апреле 2011 г.) отмечал, что хотя принято считать, что голод в Крыму начался в ноябре 1921 года, но в архивных документах есть упоминания о голодных смертях, случившихся еще в первом месяце лета.

Страшная засуха лета 1921 года привела к неурожаю и дефициту продовольствия в Крыму и других регионах Советской России. Тем не менее из Крыма в центр шли завышенные статистические показатели. Сообщалось о 9 миллионах пудов хлеба на полуострове, в то время как в действительности было всего 2. В сентябре крымские власти еще пытались оказывать помощь Поволжью, где голод уже свирепствовал во всю силу.

Таким образом, неверная оценка ситуации привела к тому, что было упущено драгоценное время, когда еще можно было сделать хоть что-то для того, чтобы предупредить или смягчить последствия надвигающегося бедствия. С голодом стали бороться, лишь когда угроза встала во весь рост.

Голод и борьба с ним

В октябре 1921 года наконец решается вопрос политического статуса Крыма. Декретом советской власти на полуострове провозглашается автономная республика в составе РСФСР. В ноябре состоялся учредительный съезд Советов республики, утвердивший ее конституцию. Но вопросы государственного строительства вскоре отошли на второй план на фоне поразившего Крым голода.

В декабре создается Центральная республиканская комиссия помощи голодающим при ЦИК республики. Начинается сбор средств и драгоценностей в фонд помощи голодающим. Пример подают руководители республики — председатель КрымЦИК Гавен жертвует золотые часы, заведующий отделом народного образования Усеин Балич — серебряный портсигар. Всего с декабря 1921 по апрель 1922 года для голодающих Крыма удастся собрать, как на самом полуострове, так и за его пределами, пожертвований на общую сумму 3,4 миллиарда рублей.

Происходящее не может пройти мимо творческой интеллигенции. Так, в декабре 1921 года поэт Амди Гирайбай пишет стихотворение «Ачлыкъ» («Голод»), в котором обращается к соотечественникам с призывом оказывать помощь голодающим. Особое возмущение поэта вызывают те, кто в это тяжелое время оказался глух к страданиям других людей:

«Ачнынъ алын токъ бильмез» — къартлар сёзю,

Мына шимди о сёзнинъ тамам озю,

Ачнынъ алын анъламай, къарны токъ бай,

Шериаткъа инсанлар хор бола шай.

 

Миллионларман, бинълермен ач къоранта,

Тек ач тугъул, сувукъта, къар боранда,

Джан чекише гъариплер, пек хорлана,

Корьсенъ джана джурегинъ, козь торлана.

 

Ташлап къача бабайлар эвин, элин,

Ачлыкъ тазе Къырымнынъ букти белин,

Эй, джигитлер, бу джурт шай сёнеджекми?

Мазлум татар бунъа да конеджекми?

 

Дамарында мерхамет къаны болгъан

Ачлыгъындан бурлукъып бенъзи солгъан,

Факъырларны тюшюнип бир къарасын,

Ич аджымаз эмгегин, беш парасын.

 

Сеслеринден джюрюльмей джол боюнда,

Сес де биткен тек джан бар бир союнда,

Ольгени де аз тугъул арасында,

Токъ тюшюнсин, боларгъа къарасын да.

 

Ачлыгъындан делирген бабайлар бар

Озь баласын ашагъан анайлар бар,

Къардаш инсан баласы союлырмы?

Шайтып бизнинъ неслимиз джоюлырмы?

 

Шай биткенде бир якъта джарлы-джансыз

Бу бир якъта къарны токъ беш он къансыз,

Ашай, иче, чалдыра, тойда джайнай,

Буны корип дамарда къанынъ къайнай.

 

Къайда я о? «Видждан» деп бакъыргъанлар

Къардашлыкъкъа бизлерни чакъыргъанлар

Ёкъса онлар шимдилик джырламаймы?

Гонъюллерни яланман сырламаймы?

 

Эгер видждан эсери болса бизде,

Къарны токълар шаатсыз богъа сизде,

Борджымызны биз бугунь бильмелимиз.

Ач етимлер козьяшын сильмелимиз.

 

Сонъу олюм болса да алайымыз

Биткенден сонъ къавузлы малайымыз,

Шай барабар багъыршып ольмелимиз

Ач етимлер козьяшын сильмелимиз.

 

Ким де буны борджумыз деп бильмесе,

Отьмегинден ачларгъа пай тильмесе,

Къысметине шайтанлар зехер къатсын,

Джерге батсын о инсан, джерге батсын.

Однако одних пожертвований и поступлений от налога в пользу голодающих было недостаточно. Руководство республики добивается от Москвы признания Крыма голодающим регионом. Но это происходит лишь 16 февраля 1922 года. Тем временем в Крыму уже умерли десятки тысяч человек. Обезумевшие от голода люди нередко теряли рассудок…

В сборнике отчетов и статей «Итоги борьбы с голодом», изданном ЦК Помгола (Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК РСФСР) в Москве в 1922 году, приводятся следующие статистические сведения, касающиеся Крымской АССР. Из общего количества населения Крыма, насчитывавшего 707428 человек, голодало 52,1%, или 368369 человек. Почти половину голодающих составляли дети. В отчете при этом указывалось, что в число голодающих не была включена «та часть населения, которая умудрялась все же поддерживать свое существование путем продажи имущества и домашнего скарба». Численность этой категории крымского населения оценивалась в 75 тысяч человек.

Смертность населения была громадной. По официальным данным, к июню 1922 года число умерших от голода достигло 100 тысяч человек. «В самых скверных условиях оказался южный берег Крыма с преимущественно татарским населением, существующим исключительно от виноградного и табачного производства. Оба эти хозяйства были подорваны империалистической и, особенно, гражданской войной, и поэтому в момент неурожая татарское население очутилось в необыкновенно тяжелом положении. Голод здесь дал себя чувствовать в ноябре 1921 года», — сообщается в отчете.

В феврале 1922 года голодом была охвачена уже вся территория Крымской АССР. В самом тяжелом положении оказались неимущие слои населения. Описывая положение, в котором оказались крымские татары, авторы отчета приводят следующее наблюдение: «В то время как в борьбе за жизнь эти слои населения доходили до грабежей, бандитизма, трупоедства и людоедства (встречались случаи поедания родителями своих детей), татарское население реагировало на голод иначе. Крымский татарин не бежал из своего насиженного гнезда до тех пор, пока было хоть что-нибудь есть, а потом спокойно умирал».

Сохранившиеся в архивных документах и воспоминаниях современников описания тех событий полны жутких подробностей, от которых стынет кровь в жилах. И.Абдуллаев в своей работе дает подробное описание того, что пришлось пережить в то время селам предгорных и южнобережных районов полуострова. Например: «23 марта с.г. в дер. Большом Таракташе тремя женщинами были зарезаны два мальчика 7-ми и 9-ти лет и съедены. Пойманные на месте преступления женщины толпой были в деревне убиты». Всего в деревне Большой Таракташ с ноября 1921-го по апрель 1922 года из 2000 тысяч населения от голода умерло 800 человек. В Малом Таракташе погибло 715 человек (из них 299 —  дети), в Токлуке — 256 человек, Капсихоре — 260 и т.д.

Самым тяжелым месяцем стал март 1922 года. Затем меры, предпринимаемые властями, стали давать свой эффект. Помгол организовывал работы по восстановлению сельского хозяйства, проходила эвакуация скопившихся в Крыму за годы Гражданской войны беженцев. Развертывалась сеть столовых, детских приютов. В июле 1922 года Помгол кормил уже около 200 тысяч голодающих. Была организована поставка в Крым продовольствия из более благополучных регионов страны — Грузии, Азербайджана, Москвы. Определенную лепту в преодоление голода внесла помощь иностранных благотворительных организаций — Американской администрации помощи, миссии Фритьофа Нансена и др.

В 1922 году в столицу новой Турции — Анкару крымским комитетом Помгола были официально командированы крымскотатарские общественно-политические деятели Асан Сабри Айвазов и Мамут Недим. После их встречи с Мустафой Кемалем (Ататюрком), в Турции был создан комитет по оказанию помощи Крыму, который приступил к сбору пожертвований. Согласно советским данным, по линии Турецкого красного полумесяца в Крым поступил 3871 пуд продовольствия.

Окончательно голод в Крыму был преодолен лишь к лету 1923 года. Число жертв бедствия оценивается в 100 тысяч человек. Впоследствии председатель КрымЦИКа Вели Ибраимов в 1927 году отмечал, «что по данным статуправления в 21 году во время голода погибло около 76000 татарского населения».

Таким образом, голод 1921—1922 годов стал одной из самых страшных трагедий в истории Крыма в ХХ веке. Сегодня обстоятельства этого печального события, со времени которого прошло уже почти ровно сто лет, во многом забыты. Вместе с тем эта история заставляет задуматься о том, как сильно человек, несмотря на научно-технический прогресс, зависит от природы и как природные катаклизмы, вкупе с социально-экономическими проблемами, неправильной оценкой надвигающихся угроз и безответственными действиями со стороны власть имущих, могут обречь на гибель огромное число людей.

 

comments powered by HyperComments
Loading the player ...

Анонс номера

Последний блог


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/users/a/awebo/domains/goloskrimanew.ru/wp-content/themes/gk/sidebar-single_npaper.php on line 65